Две даты в нашей истории: размышления о выступлении школьника

Две даты в нашей истории: размышления о выступлении школьника
Мнение

28 ноября, 15:22
Алексей Халин
Доктор исторических наук, профессор НИУ - филиала РАНХиГС
19 ноября 1942 года – ровно 75 лет назад – началось наступление советских войск под Сталинградом. Было положено начало коренному перелому в ходе войны.

19 ноября 2017 года – в День национального траура в Германии – российский школьник Николай Десятниченко, выступая в Бундестаге, назвал немецких солдат «невинными жертвами» той войны.

Выступление школьника из Нового Уренгоя вызвало шквал комментариев, значительная часть которых резко отрицательно оценивала выступление юноши, вплоть до обвинений в предательстве и угроз расправы.

Так что же произошло в Берлине и как нам, российским гражданам к этому относиться?

Прежде всего, я хочу встать на защиту паренька. И не потому, что разделяю его слова (именно слова, а не взгляды). Судя по комментариям, наши школьники в Германии были поставлены в сложные условия: им внезапно предложили перекроить свой текст, уложиться в минимальное количество времени, а потом еще и выложили неполную запись их выступления. Кроме того, прошу учесть, что Николай выступал не где-нибудь, а в Бундестаге. Многие ли взрослые адекватно выступят перед такой аудиторией да еще за рубежом. Ну, кто там из критиков школьника готов публично выступить во враждебной стране и не допустить промаха? Что, мало желающих из ура-патриотов. Так что – да, подросток допустил ошибку, но «казнить» его нет никаких оснований.

Теперь о реакции на событие официальных властей. Больше всего меня поразило, что «засветились» (судя по комментариям в Интернете) представители практически всех уровней. Судите сами: мэр Нового Уренгоя поручил провести проверку после поездки школьников в Германию; власти ЯНАО выясняют в каком контексте гимназист в Бундестаге заявил о «невинно погибших немецких солдатах»; Минобразования начало проверку в Новом Уренгое из-за речи гимназиста; депутаты разных уровней разослали «запросы» вплоть до Генпрокуратуры. Вот это интерес к исторической науке! За мои 40 лет работы в качестве преподавателя я такого, пожалуй, и не припомню, особенно в последние годы. Одно радует: уполномоченный по правам ребенка в РФ Анна Кузнецова и официальные представители Президента встали на защиту школьника, призывая прекратить гонения на него и не наказывать за допущенную ошибку.

Особо меня позабавили предложения (хотя их и немного) по улучшению исторического образования. Вне конкуренции здесь, конечно, депутат Госдумы, зампредседателя думского комитета по образованию и науке Борис Чернышов. В своем запросе в Генпрокуратуру он просит разобраться, кто, как и чему у нас учит. Печально, что находясь на такой должности, господин депутат не знает, как и чему учат молодежь в нашей стране и просит Генпрокуратуру помочь разобраться. Не надо загружать занятых людей (им одной коррупции за глаза), ответы на эти вопросы общеизвестны. Прежде всего – в стране уже не первый год идет фактическая ликвидация гуманитарного образования на всех уровнях обучения. Программы сокращены до минимума. Когда преподаватель должен рассказать ученику о Евпатии Коловрате, Пересвете, Суворове, Кутузове, Брусилове, Нестерове, Козьмодемьянских, Матросове. Я уж не говорю о Попове, Зворыкине, деятелях культуры. Так стоит ли удивляться, что наши ребята при написании исторических работ допускают ляпы типа: «Сталин был генеральным прокурором» или «два последних года Ленин управлял страной лежа». Смешно? Да не очень…

Смешно другое. В этой ситуации многие решили непосредственно «улучшить» историческое образование в стране. Так, сенаторы собираются пригласить гимназистов из Нового Уренгоя в московский музей Великой Отечественной войны; депутаты регионального парламента ЯНАО проведут урок истории в уренгойской гимназии. А известный тележурналист Владимир Соловьев предлагает свозить Николая Десятниченко в Волгоград и Санкт-Петербург, на Пискаревское кладбище. Правда, господин журналист не указал строчку в бюджете на такую форму исторического образования, да и всех остальных школьников как-то проигнорировал. Или знания нужны только Николаю?

Их бы (чиновников и доброжелателей) усилия да в мирное русло. И депутаты, и чиновники, и журналисты могут и должны внести в дело формирования исторического сознания свою лепту. Именно свою, именно внести, а не рассуждать по принципу «взгляд и нечто». А педагоги свое дело сделают, не надо им только мешать, дайте им возможность сеять «разумное, доброе, вечное» и мы получим настоящего гражданина своего Отечества.

И наконец, следует сказать о причинах низкой исторической подготовки у нынешних школьников. Причин здесь несколько. Во-первых, последние лет тридцать были посвящены пересмотру отечественной истории и, как следствие, утрате позитивного знания, размыванию исторического самосознания и патриотических ценностей. Руку к этому приложили не только политики, но и люди искусства, снимая лживые фильмы и насаждая «общечеловеческие» ценности. Стоит ли после этого удивляться, что о Власове (генерале-предателе) знают почти 80%, а о Карбышеве (генерале-герое) - только 11 % школьников.

К 100-летию русской революции мы ждали художественных шедевров. «Демон революции» при отличной игре актеров (особенно Миронова) вообще непонятно о чем: революции в фильме нет вообще, а кто же демон остается только догадываться. «Троцкий» — и обсуждать-то нечего.

Причина вторая – новая историческая реальность, в которой почти уже не осталось живых носителей исторической памяти. Я уже писал об этом и еще раз повторю: патриотическое (читай — историческое) воспитание – это не акция, а постоянная, кропотливая, ежедневная работа. После случая с Десятниченко, боюсь, снова надолго «пропадет» интерес к нашей истории. Или только провокационные события способствуют оживлению этого интереса?

Причина третья – новое информационное пространство. Наряду с печатной продукцией мы сегодня используем все возможности информационных технологий, как для поиска материалов, так и для общения и обсуждения их с другими. Учитель сегодня далеко не единственный источник исторических знаний.

И четвертое – в силу этого учитель поставлен в тяжелейшие условия отвечать на все познавательные, идеологические, информационные угрозы современного мира. Воспитать гражданина – это непросто, тем более в условиях ежедневных «ток-шоу» с сомнительными участниками и еще более сомнительными выводами.

А наш-то вывод в чем? Только совместная работа органов власти, деятелей искусства, представителей СМИ и педагогического сообщества сделает эффективным воспитание российского гражданина, поможет избежать случаев, подобных происшедшему в Бундестаге в середине ноября.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter