В Нижегородской области ищут 33 пропавших детей
12 ноября , 11:16
Пропажа ребенка — это беда, от которой сложно остаться в стороне. В Нижегородской области за последние несколько лет было немало резонансных поисков детей: одни закончились счастливым спасением, в других так и не поставлена точка.

NewsNN попытался разобраться, почему пропадают дети, и чем поиск ребенка отличается от поиска взрослого человека.

Статистика

По данным 8 отдела Управления уголовного розыска ГУ МВД России по Нижегородской области, в 2020 году велись поиски 134 несовершеннолетних. Найдены живыми — 101, не найдены — 33 (из них 18 — малолетние, то есть этим детям менее 14 лет). В 2019 году было 197 поисков несовершеннолетних, в 2018 году — 177.

Неудивительно, что с такими показателями Нижегородская область вошла в число регионов, где чаще всего пропадают дети (соответствующая информация опубликована на сайте Следственного комитета РФ в 2019 году). Все случаи можно разделить на две неравные категории: одни дети пропадают случайно, другие целенаправленно убегают из дома. Последних — большинство.

Откуда берутся «бегунки»

«В основном дети убегают в возрасте от 12 до 17 лет, причины разные — непонимание, побои, игнорирование их нужд, нехватка внимания, поддержки, понимания от родителей. Иногда это связано с жестоким обращением родителей по отношению к детям, — считает нижегородский семейный психолог Олег Зайцев. — Дети из обиды и злости уходят из дома, для того, чтобы родители их искали. Такая детская черта: вот они меня там сейчас ругают, а если я пропаду, тогда они поплачут. Это своего рода месть родителям за то, что они их не слышат, не понимают.

Иногда это манипуляция: вы мне это не купили, забрали телефон, не разрешаете заходить в соцсети, тогда я уйду из дома, например, к другу. Такой крик души. «Увидьте же меня, заметьте меня, я есть!»

Часто уходят из дома девочки, которые находят себе мальчика и получают в его лице поддержку, которую не получают в семье. Часто убегают дети, если в семье родители налагают много запретов. С одной стороны, они говорят: «Ты уже взрослый, делай всё сам», а с другой — у ребенка нет права даже на то, чтобы закрыть дверь в свою комнату. И это вызывает у подростка всплеск протеста. А если выражать злость дома запрещено, то дети выражают ее с помощью других форм, например, побега».

Руководитель поисково-спасательного центра «Рысь» Андрей Ермолаев уверен, что нужно искать любого пропавшего ребенка, вне зависимости от причин, по которым он ушел из дома:

«Во всех регионах примерно одинаковая история: есть постоянные бегунки, которых мы хорошо знаем. И радуемся вместе с полицией, когда им 18 лет исполняется. Да, приходится и таких искать. Но я всегда говорю: вот он десять раз бегает, ничего с ним не случается, но нет гарантии, что когда он одиннадцатый раз побежит, с ним не случится беда (преступники поймали, на стройку забежал, оступился и провалился…). Поэтому приходятся искать. В первую очередь он всё равно ребенок, как ни крути», — объясняет поисковик.

Добровольцы помогат всем
Photo:ДПСЦ "Рысь"

«Если ваш ребёнок уже уходил из дома, то нужно обязательно с ним поговорить, почему это произошло, что послужило причиной. Извиниться, если он винит в этом вас, — считает психолог Олег Зайцев. — Нужно как можно больше его напитывать своей любовью, поддержкой, вниманием, заботой — это как раз то, что ребёнку в данный период нужно. Ни в коем случае не ругать его, не стыдить, это вызовет еще больший протест и ребёнок ещё больше замкнется в себе. Обратиться к психологу за помощью, но не тащить и не делать его виноватым, а объяснить: «Нам всем сейчас нужна помощь».

Психолог рекомендует детям не замыкаться в себе и говорить о том, что с ними происходит. Если нет доверительных отношений с родителями, можно беседовать с другими взрослыми, которыми они доверяют (это могут быть учителя, психологи в школе, телефоны доверия, полиция, служба спасения).

Родителям нужно больше принимать участие в жизни детей, смотреть, с кем они дружат, интересоваться, чем живёт ребёнок.

«Конечно, сложно хвалить ребенка и поддерживать его, когда у него двойки. Хочется наставить его на путь истинный, рассказать, как пригодиться ему образование, но важно помнить, что учеба — это не вся жизнь. И если ребёнок плохо учится — это сигнал родителям», — говорит психолог.

Как искать ребенка в городе

В городе найти пропавшего ребенка помогает ориентировка. Прохожие, заметив похожего подростка, передают данные на горячие линии добровольцам или в полицию. Дальше — дело техники. Часто «бегунков» находят в торговых центрах, на квартирах друзей. Бывает, что даже в других городах. Но на размещение данных о несовершеннолетнем необходимо согласие родителей, а его не всегда удается получить оперативно:

«Не каждый родитель хочет, чтобы его ребенок был на ориентировке. Он хочет найти ребенка, но боится какого-то стыда. Так что не всегда родные соглашаются на размещение. Бывает, сутки просят подождать. Но потом все равно соглашаются», — рассказывает Ермолаев.

Опасности могут поджидать пропавшего ребенка не только в лесу
Photo:ДПСЦ "Рысь"

Случаются и совсем быстрые поиски:

«В торговом центре малыш отвлекся на игрушку, потерял маму из виду и они начинают бегать друг за другом. Как правило, они даже никуда не выходят с территории ТЦ», — говорит поисковик.

Как искать ребенка в лесу

«Бывают случаи лесных поисков, когда дети теряются по стечению обстоятельств. Такое, к сожалению, бывает, но нечасто, — рассказывает Андрей Ермолаев. — Например, как Никита этим летом. Он был с дедушкой на рыбалке, дедушка высадил его в 30 метрах от машины — мальчик хотел грибочки пособирать. И заблудился. Приехало очень много людей, добровольцев. Его быстро нашли».

Детей в лесу ищут "сплошным прочесом"
Photo:Светлана Шуга

Продержаться в диком лесу несколько дней может не каждый взрослый, что уж говорить о ребенке. Однако в Нижегородской области есть яркий пример — 5-летняя Зарина, которая была найдена живой после трех суток.

«Если теряется взрослый человек, мы работаем, условно, двойками по несколько суток на отклик. Но когда ребенок до 10 лет пропадает, неизвестно, откликнется он или нет. Взрослый понимает, что за ним пришла помощь, а ребенок может испугаться, — объясняет поисковик. — Мы не знаем точно, но в случае с Зариной у меня ощущение, что она уходила от поисковых групп. Квадрат, в котором ее нашли, осматривали раньше другие группы. Там в принципе не было такого места, где не прошла поисковая группа. Тут либо стечение обстоятельств, что ребенок потом пришел в «зачищенный квадрат, либо она целенаправленно обходила людей стороной. Ночью очень легко это сделать. Чуть в сторону свернул — и все, группа прошла мимо.

Девочка в итоге отозвалась на голоса людей
Photo: nnovgorod.sledcom.ru

Поиск ребенка в лесу — это сложный процесс. Чуть не с первого дня мы начинаем цепями закрывать квадраты. Естественно, работают и «двойки», и на отклик, и следопыты смотрят — ведь по следам тоже можно обнаружить. Например, почва влажная, на ней будет хорошо виден след ребенка. От взрослого его быстро отличишь.

В первую очередь, когда ребенок пропадает, неплохо было бы запускать обученных собак (не следовых, а которые на обыск местности работают). Если группы сначала пройдут — собаки могут переключаться на их запах и им будет сложнее».

Поисковым собакам лучше не мешать работать
Photo:ДПСЦ "Рысь"

Криминальные случаи

Есть в истории нижегородского поискового движения и черные страницы. Маша Лoжкaревa, Маша Люлина — эти девочки пропали в августе 2018 и до сих пор не найдены, несмотря на колоссальные усилия и со стороны правоохранительных органов, и со стороны простых людей, которые прошли не один километр в поисках пропавших.