Человек матрицы

Человек матрицы

31 марта , 17:22ОбществоPhoto: pixabay.com
Адвокат Вячеслав Плахотнюк: В разных декорациях и под разными афишами разыгрывается один и тот же спектакль: сильный, властный отбирает у слабого, зависимого, источники пропитания и наслаждается этой возможностью.

Обилие пищи при отсутствии внешней угрозы ослабляет потребность во власти. Это развращает как властвующего, так и подвластного: их связь слабеет и оба вырождаются. В конце прошлого века в Западной Европе вывелся новый человек — «человек расслабленный» или homo remissum. Спокойный, уверенный в себе гражданин земли победившего либерализма. Приятно было посмотреть на улыбающиеся рядами искусственных зубов седые головы в очереди у турникетов Колизея и касс музеев московского Кремля. Переселиться в эту сказочную землю престарелых путешественников хотел каждый житель остального мира: — Вот бы мне и моим детям до ста лет колесить по свету в красивом автобусе с туалетом и кондиционером.

Первые признаки изменения внешних условий появились в начале XXI века. Вслед за разделом Югославии последовала война на Балканах. Нomo remissum не справился с ситуацией: на европейские города стали падать бомбы. По телевизору это смотрелось эффектно и абсолютно безопасно. Это было начало. Затем, в Западную Европу хлынул поток переселенцев из Европы восточной, стойких и решительных в своём желании отодвинуть homo remissum от его собственной кормушки общественного благосостояния. В это же время началось разрушение государственности в странах передней Азии и северной Африки. Нomo remissum не перекрыл границы и голодные, мало приспособленные для ассимиляции люди, побежали на север — в страны изобилия и комфорта. Они тоже потребовали свою долю готовы за неё сражаться.

В Западную Европу вернулась конкуренция за ресурсы и агрессивные методы ведения борьбы. Подлила масла в огонь и новейшая пандемия коронавируса. Значительно постаревший homo remissum заболел и окончательно сдал — он просит не свободы, а защиты; не демократии, а дисциплины. С дефицитом туалетной бумаги вернулись страх и неуверенность в завтрашнем дне. Стало очевидным, что homo remissum никаких действий перед лицом опасности произвести не может. Он напуган, лишён средств к существованию, и потому обречён на вымирание, как не прошедший естественный социальный отбор слабый тип человека. Наиболее конкурентоспособными в таких условиях оказались режимы с гибкими процедурами принятия решений, где не требуется долгих парламентских дебатов и изнурительных объяснений с общественностью. Под руководством людей решительных и беспринципных — автократов. Только такая власть может принимать решения и навести порядок в изменившихся условиях.

Мы видим, как европейская цивилизация делает следующий шаг в своём развитии. Можно сказать, что эволюционно человек конца XX века — homo remissum уже обречён, он не нужен природе и у него нет будущего. С ним уходят лекции в университетских аудиториях, ежедневный путь в метро на работу, рукопожатия и поцелуи при встрече, весёлые дружеские посиделки. Не будет шумных свадеб и многолюдных похорон. Всего, что можно было назвать общностью и общественной жизнью. Материальная реальность заменяется её виртуальным представлением. И этого, похоже, достаточно.

Выжил и взрослеет человек XXI века: «человек матрицы» — homomatrix. Всё что от него потребуется — это находиться в предоставленной ему ячейке и выполнять назначенную трудовую функцию, не совершая лишних физических перемещений. Реальные контакты между людьми будут сведены к минимуму. Необходимые для жизнедеятельности предметы доставят непосредственно к месту потребления: эти технологии уже есть, и они совершенствуются. Количество занятых производительным трудом будет сокращаться — количество социальных иждивенцев расти. Новому человеку нужна новая власть. Формой правления в таким образом организованном обществе может быть только автократия — власть технологической элиты. Они будут создавать компьютерные программы, нажимать на кнопки и отражать внешние угрозы. Безопасность, пища и полная ответственность государства в обмен на лояльность и непрерывный контроль. Просто и удобно. Без стресса и политических потрясений: спокойная, сытая жизнь не требует демократического декора: зачем выборы, если всё хорошо?

После коронавирусной войны будет, конечно, некоторый возврат к романтике так называемой «обычной жизни», но тенденция уже ясна, и она необратима. Homomatrix родился, черта пересечена. Наиважнейшим вопросом, в связи с этим, становится формирование правящей элиты нового XXI века. Желающие принять участие в отборе должны поторопиться.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter