Posted 4 апреля 2023,, 09:26

Published 4 апреля 2023,, 09:26

Modified 4 апреля 2023,, 09:29

Updated 4 апреля 2023,, 09:29

Нижегородская журналистка попыталась устроиться в вебкам-студию

Не показывай пусси! Все о жизни нижегородских вебкамщиц

4 апреля 2023, 09:26
Фото: NewsNN / newsnn.ru

Нижегородская журналистка попыталась устроиться в вебкам-студию

Вебкам — способ заработка для морально свободных людей, добровольное рабство или интернет-проституция? Корреспондент NewsNN Алёна Дорофеева узнала, как работает нижегородский рынок вебкам-моделей и попыталась сама устроиться в такую студию. Публикуем ее рассказ.

Редакция NewsNN не пропагандирует работу в вебкам-студиях. Данная статья создана не с целью оскорбить кого-то или вовлечь в незаконную деятельность.

Вторая «я»

Перед тем, как записаться на «собеседование» в вебкам студию, я решила создать себе образ, отличный от моего. Для этого пришлось посмотреть около десятка видео-блогов моделей в интернете. В основном девушки, занимающиеся вебкамом, не особо распространяются о роде своей деятельности. Но некоторые из них все же активно ведут соцсети.

Вебкамщицы, на которых я смотрела, не одевались откровенно. Поэтому я решила, что пойду в студию в обычных брюках и футболке. Дальше я приступила к созданию «второй личности». Первостепенно решила сделать новый аккаунт в Telegram, так как подумала, что его будут «пробивать». Поставила на аватарку фотографию девушки с котом в руках — такую, чтобы плохо было различимо лицо. Потом придумала себе новое имя — Катя Гриневич.

Далее получила редакционное задание — спасительную бумагу, которая в случае необходимости объяснит полиции или сотрудникам студии, если те не захотят меня отпускать, что я — журналист.

Поиск студии, или «Давай, старушка!»

Я начала искать нижегородские организации, занимающиеся наймом «моделей». Вебкам-студий в Нижнем Новгороде нашлось шесть штук. Из них выбрала ту, что показалась мне наиболее интересной. Если верить описанию, на работу туда принимают даже пенсионерок.

Номер вебкам-студии был в открытом доступе. Я собралась с силами и позвонила. Спустя пару гудков мне ответила девушка. У нас состоялся короткий диалог:

— Здравствуйте. Это студия «*****»?

— Да. Все верно.

— Я хотела бы попробовать работать в студии.

— Вы не писали еще на сайт?

— Я вам отправила заявку через интернет.

— Хорошо. Мы вам наверное в Telegram писали. Не видели?

— Нет. Мне ничего не приходило.

— Тогда можем договориться о собеседовании. Можем встретиться.

— Когда?

— Можно завтра, если вам удобно.

— Давайте. Во сколько и куда мне подойти?

— Приходите в час дня. Мы находимся на улице ****.

— Мне нужно с собой что-то принести? Камеру, оборудование?

— Нет. Только паспорт.

Тут мне действительно стало страшно. Во-первых: в вебкам-студию оказалось проще записаться на собеседование, чем на любую другую работу. Во-вторых: зачем им мой паспорт?

Вечер, ночь и утро я провела в тревожном состоянии. Постоянно думала о том, что я буду говорить и не вляпаюсь ли в неприятную ситуацию.

Спасение утопающих — дело рук лучшей подруги

После звонка я вспомнила, что объединяет почти все ролики в блогах «моделей». Каждая из них говорила, что при первом посещении вебкам-студии, нужно обязательно предупредить того, кому доверяешь, о том, куда ты идешь и стараться поддерживать связь с этим человеком.

Поэтому я набрала лучшей подруге. Мы решили, что она поедет со мной и будет сторожить меня недалеко от условленной точки. Я сказала, что задержусь в студии максимум на 40 минут, осмотрю помещение, задам вопросы и вернусь. Если в условленное время я не выйду, то она должна будет позвонить сначала мне. Если не отвечу — главному редактору и в полицию.

В назначенное время мы подъехали к точке, где я должна была встретиться с администратором. Я отдала подруге свои вещи и подошла к указанному дому. Меня удивило, что такое место находится в обычном спальном квартале — вокруг серые пятиэтажки, под окнами детские площадки.

На встречу ко мне вышла Лера (имя изменено) — девушка лет 20-ти. Мы поздоровались и, разговаривая, несколько раз обошли один из домов. Первым делом Лера спросила меня, почему я хочу пойти на работу в вебкам-студию. Дальше мы перешли к обсуждению главного вопроса — денег.

Сколько зарабатывают вебкамщицы

Лера спросила меня про ожидаемый уровень дохода. Я сказала наобум, что хочу зарабатывать не меньше тысячи евро в месяц. Оказалось, что эта сумма — нижний порог для заработка вебкамщицы в Москве. У нее же в студии нужно работать пять дней в неделю по восемь часов минимум и не факт, что приблизишься к заветной вышеуказанной цифре.

«Модели» этой студии, со слов Леры, ведут трансляции на нескольких зарубежных площадках. Донаты собираются в криптовалюте. Платят сотрудницам либо на карту в конце месяца, либо наличкой, чтобы было меньше проблем с законом. В месяц можно просить выплатить несколько авансов. При этом студия забирает себе 50% дохода «моделей».

После прогулки Лера предложила мне зайти в студию и посмотреть, как все устроено изнутри. Я напряглась, но согласилась.

Как выглядит вебкам-студия

Мы зашли в подъезд старого кирпичного дома. Нас встретили серая лестничная площадка и скрипучий лифт, на котором мы поднялись на один из верхних этажей. Студия расположена в съемной квартире. На входе Лера сразу предложила мне бамбуковые тапочки-шлепанцы, которые оказались мне малы. Предвиденье гламурного, околокриминального мира вебкамщиц, которое сформировалось у мена после просмотра их блогов, моментально умерло на пороге этой однушки.

В квартире с видом на частные деревянные дома был аккуратный ремонт — все простое. С фурнитурой из недалеких нулевых и белыми стенами. На одной из них висела фотография голой девушки. В комнате, отделенной от кухни полустеной, стоял диван. Лера сказала, что работать, если устроюсь, буду на нем.

Где-то за стенкой очень громко играла песня Дэвида Боуи. Моя собеседница объяснила, что в соседнем помещении работает модель. Мы сели за обеденный стол и продолжили обсуждение.

Дальше началась «заманушная» часть. Буквально 10-15 минут назад я убедилась, что доход вебкамщицы не из столицы очень скромный. И тут Лера рассказывает мне про свою любимую модель, которая работает в Москве. Все как в истории про Золушку: девушка приехала покорять столицу из «Ухрюпинска», пошла работать в вебкам-студию и вдруг заработала миллион за месяц, накупила себе сумок, брендовых вещей и прочего добра — и обалдела от счастья.

На этом этапе разговора мне с трудом удавалось сохранить мину доверчивой провинциалки. Нижний Новгород — город, который может дать хороший карьерный старт молодым специалистам. Среди моих знакомых-сверстников есть те, кто открыл свои кафе и магазины, те, кто спокойно зарабатывает больше 80 тысяч рублей в месяц.

Не показывай «пусси»

Я сказала Лере, что работать от восьми часов на подобного рода работе каждый день очень тяжело. Она попыталась убедить меня, что во время трансляции можно делать что угодно: «Ты можешь вязать, рисовать, раскрашивать тело красками».

Разговор по поводу уровня обнажения Лера завела сама: «Мы не показываем пусси». По ее словам, во время трансляции раздеваться целиком не нужно, так как это незаконно. Можно обнажать грудь или пройтись голой мимо камеры, а все интимные просьбы «клиентов» имитировать.

Постепенно мы перешли к обсуждению законности такой работы и Лера рассказала мне, как вебкамщиц «пасут» силовики. Оказалось, что сотрудники ведомств занимаются подозрительными студиями примерно год. Со слов Леры, они сами под видом зрителей подключаются к трансляциям.

Пока идет «отработка» студии, за моделями якобы ведется слежка. Далее девушек вызывают на допросы. Предположительно, все заканчивается тем, что «модели» «сливают» вебкам-студию, и ее закрывают.

Затем я спросила Леру о том, насколько часто студия «сливает» модель, если та пытается уйти, и надеялась получить успокаивающий ответ. Однако она сказала мне: «Все зависит от того, как ты уходишь».

Иными словами, если перед уходом поругаешься или сделаешь что-то не так, могут начаться угрозы. Они могут закончиться тем, что личные данные и интимные фото и видео сольют в Сеть. При этом Лера заверила меня, что в их студии такое не практикуется. Но вот сказать, несут ли они ответственность за «сливы» «моделей» со стороны зрителей, она не смогла.

Побег и выводы

Обсудив с Лерой все, что меня интересовало, я решила ретироваться. Объяснила, что хочу обойти все студии, попрощалась и вышла из квартиры.

О работе вебкамщиц я поняла следующее: легкие деньги в этой профессии ничуть не легкие. Если удастся выбраться без «сливов», то придется всю жизнь думать и трястись — а не узнает ли об этом мой новый работодатель, партнер и так далее…

Эта профессия, что бы там ни говорили, формирует у человека эмоциональные проблемы. Репутационные и правовые риски у «моделей» огромные — и их не окупят никакие деньги. А главное — в вебкаме не будет ни ДМС, ни больничного, ни пенсии.

"