Posted 12 октября 2022,, 13:52

Published 12 октября 2022,, 13:52

Modified 3 ноября 2022,, 19:47

Updated 3 ноября 2022,, 19:47

Сергей Прокофьев: классик, создавший музыку будущего

Сергей Прокофьев: классик, создавший музыку будущего

12 октября 2022, 13:52
Солнечный гений, новатор, который передал в музыке весь противоречивый и сложный характер XX века, – Сергей Прокофьев остается одним из самых исполняемых композиторов в мире.

Смелые, энергичные произведения Прокофьева не всегда тепло принимались публикой. Это была стихия новой жизни, где романтика могла соседствовать с насмешкой, а классика – с авангардом. В конечном итоге музыка Прокофьева завоевала сердца как советских слушателей, так и зарубежных, и принесла композитору прижизненную славу.

На сегодняшний день музеи Прокофьева находятся и в Москве, где он жил и работал, и в родном для композитора селе Сонцовка в Донбассе. В Донецке именем Сергея Прокофьева названы концертный зал и симфонический оркестр филармонии, музыкальная академия и когда-то назывался международный аэропорт, разрушенный в ходе боевых действий 2014–2015 годов. В мировой культуре Годом Прокофьева был объявлен 1991 год – в честь 100-летия композитора, в России и в Донбассе – 2016 год, по случаю 125-летия композитора.

«Барельеф в честь Сергея Прокофьева на фасаде Донецкой филармонии» с подписью: «В 1981 году концертному залу Донецкой филармонии было присвоено имя выдающегося композитора Сергея Прокофьева. Барельеф в честь этого события расположен у главного входа в филармонию».

Детство в деревне и первые музыкальные опыты

Родился Сергей Прокофьев в небольшом селе Сонцовка Екатеринославской губернии (ныне – западная часть Донецкого края). В каких-то 60–70 километрах отсюда находилась Юзовка – стремительно развивающийся промышленный центр Российской империи. Но семейство Прокофьевых не интересовали ни добыча угля, ни выплавка металла, ни строительство прибыльных предприятий, потому в самой столице Донбасса они так и не побывали. Зато отец будущего композитора, Сергей Алексеевич Прокофьев, стал управляющим имением.

Тогда Сонцовка принадлежала Дмитрию Сонцову, однокурснику Прокофьева. Хозяйство в имении было запущено, но благодаря новому управляющему быстро расцвело: поля снова заколосились урожаем, увеличились стада крупного рогатого скота и овец, а доходы имения выросли до 100 тысяч рублей в год. Здесь в 1891 году у четы Прокофьевых родился сын Сережа. К тому времени Сергей Алексеевич и его супруга Мария Григорьевна уже потеряли двух дочерей, умерших во младенчестве. Потому не скупились на развитие любых проявлений талантов сына. Отец обучал Сережу математике и шахматам, приглашенные учителя – французскому и немецкому языкам.

Мать же, души не чаявшая в музыке, еще во время беременности играла на фортепиано по шесть часов в день, стирая подушечки пальцев. Мария Гавриловна надеялась развить у ребенка хороший музыкальный вкус. И у нее это получилось: писать буквы и создавать музыку маленький Сережа научился одновременно. Это были вальсы, короткие пьесы для фортепиано (одна из них называлась «Индийский галоп»). Первые произведения рождались у него от импровизаций за клавиатурой, после слушания Бетховена, Шопена, Чайковского. Уже в этих «песенках» раскрывалась озорная и смелая интонация, присущая и зрелому творчеству Прокофьева.

Зимой 1900 года Сергей Прокофьев побывал в Москве. Там он впервые услышал профессиональное музыкальное исполнение, да еще и на разных инструментах – духовых, ударных, клавишных – и в сопровождении вокала. Это были оперы «Фауст» Гуно и «Князь Игорь» Бородина, а также балет «Спящая красавица» Чайковского. В тот год Сергей Прокофьев понял, какую музыку он хочет создавать – сложную, величественную, со множеством оттенков, которую бы исполняли на большой сцене и которой внимали бы тысячи слушателей. В то же лето он написал оперу «Великан», а в следующем году – вторую оперу – «На пустынных островах». На этом Мария Григорьевна поняла, что ее скромных возможностей для воспитания сына-музыканта не хватит.

Самый юный студент консерватории

В 1901 году Сережа Прокофьев с матерью едет в Москву на встречу с композитором, профессором Московской консерватории Сергеем Танеевым. Мальчик сыграл перед профессором отрывки из собственных сочинений. Танеев юный талант оценил и рекомендовал нанять для него педагога из консерватории. Конечно, Прокофьевы не колебались – и вскоре в Сонцовку приехал выпускник консерватории Рейнгольд Глиэр. Позже Сергей Прокофьев признавался, что занятия с Глиэром помогли ему выделить музыку как самое значительное увлечение в своей жизни. И настроили на работу с формой, гармонией, нотными записями.

Играл свою роль в обучении и новый инструмент. Успехи сына в музыкальном искусстве сподвигли Прокофьевых приобрести для него рояль петербургской фабрики «Шредер» за 700 рублей. Этот инструмент звучал так же чисто и громко, как и концертный. От железнодорожной станции до Сонцовки его везли крайне осторожно, шагом все 25 километров.

«Сергей Прокофьев – студент Петербургской консерватории» с подписью: «Благодаря в том числе усилиям родителей Сергей Прокофьев быстро развивает свой талант. Из мальчика, который играл на дорогом рояле в сельской местности, он становится студентом консерватории в Санкт-Петербурге».

Спустя два лета интенсивной работы с педагогом 13-летний Прокофьев отправился в Санкт-Петербург – поступать в местную консерваторию. Экзаменационной комиссии мальчик показал две увесистые папки своих сочинений: четыре оперы, симфонию, две сонаты и ряд пьес для фортепиано. Председатель комиссии, композитор Николай Римский-Корсаков, пролистав папки, выразился коротко и ясно: «Это мне нравится».

Так Сергей Прокофьев стал студентом консерватории, приезжая в родные края только на летние каникулы. А после смерти отца в 1910 году композитор больше не посещал Сонцовку. Хотя всегда вспоминал о малой родине с теплотой, достаточно подробно описав свое детство в автобиографии и дневниковых записях. Но ощущения простора, чистого воздуха, особых запахов и звуков природы осталось с композитором навсегда. Не зря он предпочитал при любой возможности уезжать из города на дачу. Только на природе Прокофьеву работалось легко.

«Прокофьев в любимом плетеном кресле на даче в Николиной Горе» с подписью: «Композитор черпал вдохновение на природе, создавая свои шедевры на даче в Николиной Горе. Плетеное кресло, в котором он сидел вечерами на террасе, сейчас находится в краеведческом музее Донецка».

Уже будучи известным композитором, Сергей Прокофьев любил проводить время на своей даче в поселке Николина Гора в Подмосковье. Здесь он создал балет «Сказ о каменном цветке», Седьмую симфонию и другие свои произведения. Жители поселка наблюдали, как летними вечерами Прокофьев играл на пианино и делал новые записи, сидя на террасе. Работал он всегда в костюме и галстуке.

Композитор, пианист, изобретатель

Сергей Прокофьев не остановился на одном направлении учебы: сначала он получает профессию композитора, а затем – пианиста. На выпускном экзамене молодой талант исполнил Первый фортепианный концерт собственного сочинения. Блестящее исполнительское мастерство позволило ему обойти всех лучших учеников консерватории, получив и золотую медаль, и премию имени Антона Рубинштейна – опять-таки рояль фабрики «Шредер». Однако на лаврах Прокофьев никогда не почивал: кажется, после каждого успеха он трудится еще усерднее, принимает новые творческие вызовы.

Хоть музыка и была у Прокофьева всегда на первом месте, он не забывал и о других увлечениях. Например, композитор оттачивал свое мастерство в шахматах, играя партии с чемпионами мира Эммануилом Ласкером, Хосе Раулем Капабланкой и Александром Алехиным. Прокофьев считал шахматы «музыкой мысли» и «миром борьбы планов и страстей». Задумывался композитор и о написании балета по мотивам шахмат, однако этот сюжет у него так и не сложился.

«Сергей Прокофьев за шахматной доской» с подписью: «Игра в шахматы оставалась главным хобби Прокофьева и в юные, и в зрелые годы. Играл он очень хорошо – на уровне первого разряда, который предшествует званию кандидата в мастера спорта».

Вплоть до революционного 1917 года Сергей Прокофьев продолжает учебу в консерватории, на этот раз в качестве органиста. Параллельно он много выступает с концертами: в Петербурге, в Москве, в концертном зале Павловского вокзала под Санкт-Петербургом. В этот ранний период творчества Прокофьева называли крайним модернистом, даже кубистом в музыке. С другой стороны, его хвалили как раз за неуемную фантазию и страсть к изобретательству. Жизнеутверждающая музыка Прокофьева как раз подошла к эпохе первой половины XX столетия – времени революционных преобразований, борьбы и труда.

Судьба сводила его с такими же новаторами. Так, в 1914 году композитор побывал в Лондоне, где познакомился со знаменитым организатором выступлений русских артистов в Париже Сергеем Дягилевым. Они сотрудничали много лет, Прокофьев создал для антрепризы Дягилева «Русские балеты» четыре одноактных произведения: «Ала и Лоллий» (также известно под названием «Скифская сюита»), «Шут», «Стальной скок» и «Блудный сын». В этих балетах отражались и мотивы русских сказок, и религиозные сюжеты, и рассказ о новом советском образе жизни.

Работая для Дягилева, Прокофьев открывает в себе близость к русской народной мелодике, музыкальному фольклору. Конечно, Прокофьев обретет популярность как в Европе (хотя и меньшую, чем его соотечественник Игорь Стравинский), так и в Америке (там существовало «Прокофьевское общество», организовавшее для композитора гастроли в 1938 году). Но при этом заметит, что ощущает себя больше русским творцом, а не интернациональным.

Уезжал, чтобы вернуться

В 1918 году Сергей Прокофьев покидает Россию и направляется в США. Причиной стала не сама смена государственного строя на родине, а то, что последовало за революцией – разруха, Гражданская война, когда в стране было не до высокого искусства. И композитор решил жить там, где может творить. Он гастролирует по Америке и Европе в качестве пианиста, исполняя в основном собственные сочинения. Также пишет оперы, симфонии, концерты для фортепиано.

В США Прокофьев встречает Вальтера Дамроша. Этот дирижер Нью-Йоркской филармонии когда-то пригласил Петра Чайковского открыть своим выступлением Карнеги-холл. Но мэтр музыки Прокофьева не оценил – и потому включил в репертуар филармонии только самую благозвучную, на свой взгляд, Классическую симфонию композитора. Притом сравнил произведение с музыкой композитора-традиционалиста Василия Калинникова, что прозвучало для Прокофьева обидно – он не считал себя ни подражателем, ни последователем кого бы то ни было.

Целиком и полностью эмигрантом Прокофьев не становится. Он продолжает интересоваться событиями в советской России, выступает с концертами в чикагском отделении общества «Друзья России». Также композитор ведет переписку с друзьями и коллегами, встречается с посещавшими Европу поэтами Владимиром Маяковским, Константином Бальмонтом, режиссером Всеволодом Мейерхольдом и многими другими. В 1927 году Прокофьев приезжает с концертами в Ленинград, Киев, Одессу и другие города СССР. Горячий прием публики убедил композитора в возможности вновь жить на Родине, где его ждут и где ему самому интереснее. Девять лет спустя он навсегда возвращается в Москву.

Прокофьев считал, что человек искусства должен служить народу, давать ему образ светлого будущего. И он чувствовал себя более нужным в России, чем за рубежом. Здесь композитор не ошибся: в СССР его ожидал триумф. Музыка Прокофьева стала новой классикой, ведь гармония и красота в ней оставались, но звучали по-новому.

Позже одним из лучших интерпретаторов произведений Прокофьева станет легендарный пианист Святослав Рихтер. Он первым исполнит Седьмую и Девятую сонаты, сонату для виолончели и фортепиано великого композитора, восхищаясь монументальностью и глубокой философией его музыки. А сам Сергей Сергеевич заметит, что в исполнении Рихтера словно узнает свои произведения с новой стороны и поражен тем, как глубоко пианист понимает его музыку.

«Святослав Рихтер в Донецкой филармонии» с подписью: «Святослав Рихтер выступал и на сцене Донецкой государственной филармонии – два его концерта состоялись в 1962 году при полном аншлаге».

Сила музыки и сила духа

Сергей Прокофьев также увлекся идеей продвижения искусства в массы. По заказу руководителя Детского музыкального театра Наталии Сац он пишет симфоническую сказку «Петя и волк». Пока юные зрители наблюдали за приключениями пионера Пети, их знакомили со звучанием разных музыкальных инструментов оркестра. Сказка стала настоящим явлением в мировом музыкальном мире. Ее исполняли повсюду – от Москвы до Нью-Йорка и Вены, по ней создавали анимационные фильмы, делали записи в классической, джазовой и рок-обработке, где в роли чтецов выступали многие знаменитости мира театра и кино и даже политики.

В 1930–1940-е годы Прокофьев создает, помимо «Пети и волка», другие шедевры: балеты «Ромео и Джульетта» и «Золушка», комическую оперу «Обручение в монастыре», оперу-эпопею «Война и мир» по одноименному роману Льва Толстого, Седьмую сонату для фортепиано. Притом балет «Ромео и Джульетта» сначала был отвергнут Большим театром, ведь ни хореографы, ни артисты не понимали, как танцевать под сложные композиции Прокофьева. Только в 1940 году балетмейстер Леонид Лавровский поставил этот спектакль, но изменил порядок звучания музыкальных частей. Самой известной частью балета стал танец на балу у Капулетти – Лавровский использовал для его создания элементы английского танца XVI века, «Танца с подушечкой». Эта постановка с легендарной Галиной Улановой в роли Джульетты стала образцовой, после по ней сделали и кинопостановку.

Также Прокофьев написал музыку к легендарным фильмам «Александр Невский» (1938 год) и «Иван Грозный» (фильм в двух частях, 19441945 годов). Режиссером обеих картин является Сергей Эйзенштейн. Сотрудничество двух гениев прошло без конфликтов. Прокофьев был давним поклонником творчества Эйзенштейна, оба творца хотели подчинить изображение и музыку одному ритму. На фильм о великом полководце в Советском Союзе ходили целыми трудовыми коллективами. Потом его на время запретили к прокату, так как отношения СССР и Германии еще были дружескими. Звездный час фильма наступил в 1941 году, на волне патриотизма. Позже композитор объединил все музыкальные фрагменты из фильма в кантату «Александр Невский».

Важнейшим произведением этого периода является Пятая симфония Прокофьева – она наиболее полно отражает трагедию Великой Отечественной войны, дух патриотизма и борьбы. «Я задумал ее как симфонию величия человеческого духа», – писал сам автор. 13 января 1945 года композитор лично дирижировал оркестром Московской консерватории, впервые исполнявшим симфонию. В тот же день началась наступательная Восточно-Прусская операция, которая открывала союзным войскам путь на Берлин. В момент, когда Прокофьев встал за дирижерский пульт, послышались артиллерийские залпы. Так в Москве отмечалась очередная победа над врагом. А по окончании салюта в зале прозвучала величественная музыка.

Премьера Пятой симфонии была триумфальной – но для Прокофьева это стало последним выступлением на публике. Последующие годы композитор проведет в борьбе с тяжелой болезнью. Также он столкнется с яростной критикой своего «скромного подарка матери-Родине», оперы «Повесть о настоящем человеке». Прокофьева даже вносят в список запрещенных к исполнению композиторов, откуда его имя вычеркнет лично Сталин. Последние годы жизни Прокофьев проводит на любимой даче в поселке Николина Гора. Он не прерывает работы над новой музыкой, несмотря на все запреты врачей. В день своей смерти он вносит последние правки в партитуру балета «Каменный цветок».

Умер Прокофьев 5 марта 1953 года, в один день со Сталиным. Смерть советского вождя затмила для соотечественников уход великого композитора. Тем временем в Париже вышел некролог музыкального критика Леонида Сабанеева, где утверждалось: «Прокофьев ворвался в русскую музыку и принес с собой молодой задор, смелость, свежесть вдохновения, неистощимую фантазию и жизнерадостность, бодрость ритма. <…> Не только Россия его потеряла, но и весь музыкальный мир».

За свою жизнь Сергей Прокофьев стал лауреатом шести Сталинских премий, в том числе за Пятую симфонию, музыку к первой серии фильма «Иван Грозный» и к балету «Золушка», вокально-симфоническую сюиту «Зимний костер» и ораторию «На страже мира», написанные на стихи Самуила Маршака. Также он был почетным профессором Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского и членом Шведской королевской музыкальной академии. Творческое наследие Прокофьева насчитывает более 130 музыкальных произведений разных жанров. Он считается одним из величайших композиторов в русской истории, наряду с Петром Чайковским, Сергеем Рахманиновым и своим наставником Николаем Римским-Корсаковым.

Память о Прокофьеве на малой родине и в Донецке

Усадьба семьи Прокофьевых, увы, не сохранилась. Она была разграблена и сожжена отрядами атамана Махно во время Гражданской войны. Однако могилы сестер и бабушки композитора, которые находились рядом со Свято-Петропавловской церковью, сохранились. Они были восстановлены в 1991 году, как и сама церковь, в честь столетия Прокофьева. В то же время в Сонцовке открылся музей композитора, ставший филиалом краеведческого музея Донецка.

Музей Прокофьева находится в здании бывшей сельской школы, здесь же преподавала музыку мать композитора. В трех комнатах музея собраны личные вещи композитора и музыкальные сочинения, воссоздан фрагмент интерьера усадьбы в Сонцовке, где прошло его детство. Мемориальный комплекс в Сонцовке также включает концертный зал на 120 мест, памятный знак на месте сгоревшей усадьбы и памятник Сергею Прокофьеву.

В Донецке на базе государственной филармонии с 1981 года проводится ежегодный Международный фестиваль музыкального искусства «Прокофьевская весна». В разные годы в его рамках выступали оркестр «Виртуозы Москвы» под руководством Владимира Спивакова, оркестр московской филармонии «Московия», хор имени Григория Веревки, ансамбль песни и пляски Павла Вирского, пианисты-виртуозы Валентина Лисица, Ринат Шакиров, Михаил Рудь, звезды оперы и эстрады Борис Штоколов, Елена Образцова, Дмитрий Хворостовский, Иосиф Кобзон. И многие другие именитые творческие коллективы и музыканты из России и зарубежья.

«Пианистка Валентина Лисица и дирижер Донецкой филармонии Владимир Заводиленко» с подписью: «Всемирно известная пианистка Валентина Лисица не раз выступала в Донецке как с сольными концертами, так и совместно с оркестром Донецкой филармонии. В том числе – исполняя музыку Сергея Прокофьева».

Проходит фестиваль «Прокофьевская весна» и сейчас. Как правило, он открывается знаменитым «Танцем рыцарей» из балета «Ромео и Джульетта» − той мелодией, которую зрители узнают чуть ли не с первых нот. В прошлом году в честь 130-летия композитора в рамках фестиваля состоялось около 20 концертов. В том числе уникальная программа «Дети играют Прокофьева», в которой приняли участие юные музыканты из школ искусств и музыкальных школ всей Донецкой Народной Республики. В гости к донецким поклонникам классики приехали и музыканты из Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи, Ханты-Мансийского автономного округа. Вообще же в стенах Донецкой филармонии бессмертные произведения Прокофьева звучат очень часто: это увертюры, симфонии, фортепианные концерты, фрагменты из больших произведений (балетов, опер). Для дончан он – свой, а значит, самый любимый композитор.

«Участники программы «Дети играют Прокофьева» с подписью: «На сцене Донецкой филармонии сложные композиции Сергея Прокофьева исполняли не только взрослые, но и очень юные музыканты».

В 2021 году в Донецкой филармонии открылась выставка в честь 130-летия Прокофьева. Здесь можно было увидеть личные вещи великого уроженца Донбасса: шарф в клетку и красный галстук, очки, посуду и даже садовое кресло. Все это в свое время находилось на даче композитора и было передано в Донецк сыном Сергея Прокофьева. Сейчас эти экспонаты хранятся в краеведческом музее Донецка. Тогда как архивные фотографии великого композитора и постановок его произведений, юбилейные монеты, марки, печатные издания, посвященные Прокофьеву, можно увидеть в музее Донецкой филармонии.

Также в Донецке с 1990 по 2012 год вручалась премия имени С. С. Прокофьева, учрежденная Донецким областным фондом культуры. Премия присуждалась музыкантам, творческим коллективам, композиторам, музыковедам, общественным деятелям за исполнительское мастерство и пропаганду творчества Прокофьева.

«Новый терминал донецкого аэропорта» с подписью: «Новый терминал Международного аэропорта Донецка имени Сергея Прокофьева просуществовал всего два года – с мая 2012-го по май 2014-го».

В 2012 году международному аэропорту Донецка присвоили имя Сергея Прокофьева. В том же году к чемпионату Европы по футболу здесь построили новый терминал в семь этажей. В год он должен был обслуживать до пяти миллионов пассажиров. В центральном холле гостей встречал один из самых известных портретов композитора. А новая взлетная полоса позволяла принимать современные самолеты любых типов. Планировалось также выстроить рядом с терминалом большой выставочный центр и целый комплекс бизнес-центров. Но аэропорт был полностью разрушен в ходе боев донецких ополченцев с украинскими военными в 20142015 годах. И старые, и новые постройки превратились в обгоревшие руины.

«Портрет С. Прокофьева в холле донецкого аэропорта» с подписью: «Узнаваемый образ Прокофьева в холле донецкого аэропорта с подписью «Сергей Прокофьев – величайший и самый исполняемый композитор XX века»

Чего не хватает Донецку, так это памятника Сергею Прокофьеву. Разговоры о его необходимости ведутся давно, даже создавались проекты бронзовой скульптуры. Но все замыслы пока остались на бумаге. Пока есть только памятный барельеф с изображением Прокофьева на фасаде филармонии. Дончане же считают, что памятника великому композитору нужно как минимум два. Один из них украсит центр города, а второй – здание аэропорта, который обязательно восстановят и снова присвоят ему имя Сергея Прокофьева.