Posted 18 февраля 2017, 06:50

Published 18 февраля 2017, 06:50

Modified 12 ноября 2022, 13:57

Updated 12 ноября 2022, 13:57

В Нижнем Новгороде химики рассказали о новой разработке для медицины

18 февраля 2017, 06:50
В Нижнем Новгороде химики рассказали о новой разработке для медицины

В Нижнем Новгороде разработали новые кровоостанавливающие и ранозаживляющие композиции. При наложении повязки с таким средством кровь сворачивается за полминуты. Подробнее о создании разработки, а также о других значимых открытиях и будущих проектах в области химии, миллионных грантах и перспективах химических исследований в интервью NewsNN рассказал декан химического факультета Александр Князев.

- Александр Владимирович, расскажите о научных разработках на нижегородском химическом факультете за последние 2 года. В каких отраслях могут быть использованы эти достижения?

- Основные разработки на химическом факультете связаны с медицинскими приложениями. Это проекты, которые были представлены как важнейшие результаты в Нижегородском университете. Они были отправлены в Академию наук и Министерство образования. За последние 2 года таких проектов было 6. Например, у нас было разработано высокоэффективное кровоостанавливающее и ранозаживляющее средство из природного материала. При наложении повязки с таким средством кровь сворачивается за 25-40 секунд. Были успешно завершены доклинические испытания. Результаты были защищены патентом, также в 2016 году был получен Евразийский патент на данные препараты. Евразийский патент – это уровень, который намного выше российского, это говорит о многом. Преимуществами этой разработки являются: биосовместимость, биоразлагаемость, ранозаживляющий эффект, отсутствие токсичности, дренирующий эффект, однократное наложение, не требующее перевязок, а также обезболивающий эффект. Кровоостанавливающее средство представляет собой пленку, гель или губку. Работа выполнена в сотрудничестве с ФГБУ «Приволжским федеральным медицинским исследовательским центром» Минздрава России. Сначала будет выпущена первая опытная партия. В дальнейшем при наличии финансирования будут проведены клинические испытания. Кроме того, есть еще неорганические материалы на кафедре неорганической химии. Здесь разрабатываются материалы для волоконных световодов. И эти световоды, произведенные в Нижнем Новгороде, продаются за рубежом. Нижегородская область – один из самых насыщенных регионов России в области химии. У нас есть даже целые города-спутники. Например, Дзержинск, который называют «Город химиков».

- Какие разработки, на Ваш взгляд, можно считать особо ценными для науки?

- Я думаю, особо ценными как раз являются те разработки, которые связаны с медициной. Некоторые из них уже нашли свое применение. Также считаю важной работу с матрицей для радиоактивных отходов. Здесь сотрудничество идет с Росатомом, результаты практически сразу используются предприятиями. В этой области есть самые значительные достижения.

- Какие из этих проектов удалось внедрить в жизнь, либо они будут внедрены в ближайшей перспективе?

- Все проекты, которые были нами разработаны за последние 2 года, все внедрены в жизнь. В перспективе, я думаю, самые большие достижения будут в области материаловедения на химическом факультете. Сейчас многие проекты, которые мы пишем, все-таки материаловедческие. Грантовые системы направлены на прикладные исследования, то есть, нашей стране нужны новые материалы. Конкуренты на Западе не спят, и отставать от них не стоит. Поэтому в первую очередь финансируются проекты по конкретным материалам. Материаловедческая тема, на мой взгляд, будет доминировать в ближайшие годы у нас на химфаке.

- Удалось ли получить за 2 года какие-либо гранты студентам, аспирантам и преподавателям химического факультета?

- Да, конечно. Основные гранты, которые мы получали, - это государственные задания Министерства образования и гранты РФФИ (Российского фонда фундаментальных исследований). Количество их очень большое: за 2015 год – 17 грантов, за 2016 – 15 грантов и еще более крупный один грант Российского научного фонда. Большинство грантов получают сотрудники, у которых есть научные группы. Но исполнителями этих грантов зачастую являются студенты и аспиранты. Среди химиков все работы экспериментальные, один человек физически не сможет сделать все сам, поэтому несколько человек работают над одной и той же темой. Если говорить честно, то аспиранты – это двигатели науки, потому что они заинтересованы в своей работе, так как это будет их диссертация в будущем. За 2016 год научные исследования были профинансированы на 28 млн рублей.

- Над чем работаете сейчас? Есть ли в перспективе какие-то разработки, которые «перевернут» отечественную химию?

- Перевернуть отечественную химию – это сложно. Некоторые исследования бывают заказными, то есть в них заинтересованы какие-либо крупные компании. Я не знаю, насколько они «перевернут» в буквальном смысле, но какую-нибудь разработку компания может внедрить в промышленность, и проект может принести прибыль в несколько миллионов рублей. Например, наш химический факультет подписал сейчас соглашение с компанией «Лукойл» - это крупная нефтехимическая корпорация, которая заинтересована с нами работать в области нефтехимии. Все думают, что бензин легко получается из нефти, а на самом деле существует много различных сложностей, потому что сырье бывает разное. Приходится постоянно совершенствовать технологию очистки нефти от компонентов, которые не должны попасть в бензин, иначе они испортят двигатель и экологию.

Юлия Исаева