Анна Лазарева и Лидия Кравченко: Наука не должна ассоциироваться со словом «скука»

Анна Лазарева и Лидия Кравченко: Наука не должна ассоциироваться со словом «скука»

Анна Лазарева и Лидия Кравченко: Наука не должна ассоциироваться со словом «скука»
Интервью

21 января 2015, 17:29
Анна Лазарева и Лидия Кравченко — две молодые сотрудницы Научно-исследовательского физико-технического института ННГУ, вставшие на путь популяризации науки. Анна и Лидия уже организовали в Нижнем Новгороде ряд мероприятий: «Научный слэм», «Научный кинолекторий», детская научная площадка на празднике улицы Рождественской. Эта работа была проведена в рамках проекта «Парк науки ННГУ «Лобачевский Lab», направленного на привлечение школьников и студентов к науке и исследованиям. Корреспондент News NN поговорила с девушками о том, почему слово «наука» у подавляющего большинства ассоциируется со словом «скука», как этого избежать и что ожидает любознательных нижегородцев в этом году.

— Расскажите немного о себе. Кто такие Анна Лазарева и Лидия Кравченко и как они связаны с фундаментальной наукой и ее популяризацией?

Анна: — Мы работаем в НИФТИ (Научно-исследовательском физико-техническом институте ННГУ. — Прим. ред.) под руководством Владимира Николаевича Чувильдеева. Какое-то время назад Владимир Николаевич предложил идею создания Парка науки ННГУ «Лобачевский Lab» — интерактивной научной площадки, призванной привлечь внимание детей и школьников к фундаментальным наукам. Пока идея остается идеей — официального статуса музей не получил, ни по одной официальной бумаге нас не существует, однако уже подобрано помещение…

Лидия: …которое тоже пока еще официально не сдано. Однако его обещают сдать в марте и сразу же отдать нам. В этих бюрократических нюансах мы пока не уверены, однако абсолютно уверены в другом — в концепции Парка науки.

— То есть уже есть совершенно конкретные идеи для насыщения площадки?

Анна: — Да, есть концепция. На первом этаже будет вестибюль, насыщенный разными«безумными» экспонатами: вода, текущая вверх, гардероб в виде комнаты Эймса, на втором этаже будет конференц-зал, а выше — еще два этажа экспозиций. Первые две постоянные экспозиции будут посвящены физике — волне и частице.

Лидия: При этом экскурсии планируется делать узконаправленными: одна экскурсия — одна тема. Экскурсия — амплитуда, экскурсия — преломление света, экскурсия — распространение света. Экскурсовод будет работать так, чтобы какие-то экспонаты задействовать, а мимо каких-то пройти — в зависимости от темы экскурсии. В конце концов экскурсия должна привести ребят в самый центр экспозиции, где им расскажут о том, что частица — это волна, а волна — это частица.

— Чем же «Лобачевский Lab» будет принципиально отличаться от других научных музеев?

Анна: — Я была в таких музеях в Москве, Петербурге, Хельсинки, там основная суть в том, что детей запускают внутрь и они там носятся как угорелые и не читают таблички или программки, это для них просто очередная детская площадка. Мы надеемся сделать посещение музея более упорядоченным. Как только что говорила Лида, у нас будут узконаправленные тематические экскурсии, где ребята действительно смогут почерпнуть знания — пусть по совсем малой теме, однако же осознанные.

— Парк науки — это все-таки вопрос будущего, а мне известно, что вы уже реализовали несколько научно-популяризаторских проектов.

Лидия: Да, пока у нас нет своего помещения, мы проводим мероприятия на дружественных площадках, чтобы понять, есть ли в Нижнем Новгороде люди, которые интересуются популяризацией науки. В мае 2014 года мы провели первый «Научный слэм», летом состоялось пять встреч «Научного кинолектория» под открытым небом, в ноябре прошел второй «Научный слэм».

— Что такое «Научный слэм»?

Анна: «Научный слэм» — это соревнование ученых, где каждому из них дается 10 минут на рассказ о той или иной научной проблеме. Основные требования к слэмерам: выступление не дольше 10 минут, собственное исследование, понятный и доступный язык, возраст до 35 лет — важно, чтобы это был молодой ученый. Вообще этот формат придумали не мы — впервые научный слэм провели в Германии.

Майский слэм мы проводили на пробу, просто звонили знакомым и спрашивали: «Эй, привет, у тебя есть научное исследование, не хочешь ли ты выступить?» Ко второму подошли уже более толково — устроили кастинг, у нас были заявки даже из Тольятти. В результате мы отобрали пять участников. Второй слэм прошел в арт-кафе «Б/У», тогда собралось около 120 человек — помещение было забито почти полностью.



Научный слэм.

— Как определяется победитель в таком соревновании?

— Вообще принято зрительское голосование. В Москве на подобных мероприятиях, например, используют шумомер — прибор, который позволяет определить, кому из конкурсантов больше всего хлопают.

— У вас есть такой?

Нет, мы решили его не использовать, он не всегда выдает верный результат. Мы взяли колбочки, написали на них имена конкурсантов и обошли всех зрителей — каждый кидал в колбочки винтики. Так определился победитель.

— С какими научными проблемами выступали слэмеры?

— У нас был приглашенный ученый — Иван Оладышкин, победитель майского научного слэма. Он выступал вне конкурса, в качестве приглашенного лектора и прочел примерно тот же доклад, что и в мае. Там была очень интересная тема — «Металл как море электронов: подводные обитатели против терроризма». Рассказывал об использовании рентгена в аэропортах — это излучение довольно вредно, поэтому они в РАН разрабатывают какие-то другие лучи, которые безопасны.

Первым из конкурсантов выступал Руслан Халитов, аспирант кафедры акустики радиофизического факультета. Он рассказывал про ультразвуковую эластографию, о том, как при помощи этой технологии обнаружить рак на ранней стадии.

Вторым был Евгений Масланов, кандидат философских наук. Он рассказывал о философской проблеме артефактов и объяснял ее на примере компьютерных игр. После подобных сравнений у него появилось даже несколько ярых фанатов.

Потом у нас были японист Юрий Панченко, который очень увлеченно рассказывал про токийские диалекты, и сотрудник Института прикладной физики РАН Артем Коржиманов, занимающийся проблемой лазеров.

И, наконец, была единственная девушка — биолог Маргарита Коротаева. Она рассказывала про эйхорнию отличную — водный гиацинт, растение, которое может очищать водоемы. Именно она, кстати, и победила.


Научный слэм.

— Слэмеры выступали с докладами из совершенно разных сфер науки. Как же можно оценить, какой доклад лучше? Не было обид среди конкурсантов?

— Нет, конечно! Вообще наша первоочередная задача — заинтересовать зал, а не просто дать ученым представить свои исследования. Пусть даже слушатель ничего не понял из докладов, но, однако же, он вернулся домой и подумал: «Хм, а что там была за эластография? Погуглю-ка я».

— Какова основная аудитория ваших научных слэмов?

— Там были все возможные возрастные категории: школьники, студенты, выпускники,люди более старшего возраста.


Научный кинолекторий.

— Вы говорили про летний научный кинолекторий. Расскажите о нем.

— Летом рядом с филфаком (здание филологического факультета ННГУ на Большой Покровской. —Прим. ред.) каждый четверг мы проводили научный кинолекторий под открытым небом. Всего состоялось пять встреч — вот такой июль с пятью четвергами получился. Мы позвали людей, поставили экран и проектор прямо на улице — на том месте, где была раньше любимая студентами летняя кафешка «Бухара», и пригласили лектора-ученого, который перед фильмом рассказал о теме, а после фильма ответил на возникшие вопросы.

— Сколько людей собиралось на показы?

— Довольно много — человек сто собиралось точно. Причем людей было много, даже когда из-за дождя нам пришлось перемещаться в актовый зал филфака, выгнав оттуда хор. Вообще очень отрадно, что даже если люди не высиживали полностью всю ленту, то все равно тихонько подходили к профессору, дергали его за рукавчик: «О, а вы настоящий живой профессор? Можно я у вас что-нибудь спрошу?» Это было круто.

— Итак, «Научный слэм», «Научный кинолекторий»…

— И еще мы делали детскую научную площадку на Рождественской в день рождения улицы. Там была микроскопическая лаборатория, шар тесла, ферромагнитная жидкость и гвоздь программы — бассейн с неньютоновой жидкостью. Детей было миллион, все были в восторге.


Детская научная площадка. 


Детская научная площадка. 

— Что планируется в сфере популяризации науки в 2015 году?

— Ближайший проект состоится 7 февраля, рабочее название — «Наука insitu». Это уникальный формат, его нигде больше нет, нечто среднее между «лингвистической солянкой» и «живой библиотекой». В «Б/У», где пройдет мероприятие, будут находиться ученые: физик, историк науки, философ, лингвист — пока не решили с полным набором. И к ним можно будет подойти и задать любой вопрос, не стесняясь. Почему небо ночью темное, почему слово пишется именно так, а не иначе. На слэме и кинолектории всегда было дикое количество вопросов, так и появилась идея.

— А что с уже устоявшимися форматами слэма и кинолектория — будет для них время в 2015 году?

— Конечно! «Научный слэм» стартует весной, а кинопоказы начнутся в кафе «Селедка и кофе» в феврале. Это будет такая «лайт-версия» кинолектория, приглашать для комментариев будем, скорее всего, молодых ученых — аспирантов, например. А летом обязательно будет «хард версия» кинолектория — с «тяжелой артиллерией» в виде именитых профессоров… Вот такие планы.

— Спасибо большое за интервью, желаю удачи во всех ваших начинаниях!

Галина Курочкина

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter