Художник Наталия Панкова: «Не всё, что нарисовано на стене, заборе, урне — стрит-арт»
Интервью

Художник Наталия Панкова: «Не всё, что нарисовано на стене, заборе, урне — стрит-арт»

15 октября , 21:07Photo: NewsNN
Пандемия диктует свои правила. Жизнь в городе практически замерла. То же самое можно вполне сказать и о жизни культурной. В дни, когда многим из нас совсем не до искусства, мы всё же решили поговорить с членом Союза художников России, председателем правления Нижегородского фонда «Русское искусство» Наталией Панковой.

На днях губернатор объявил о том, что вынужден ужесточить ограничительные меры, связанные с пандемией. Скажите, пожалуйста, а как COVID-19 повлиял на культуру и искусство в Нижнем Новгороде?

Я — художник, а для нас изоляция — важное условие для творческой работы. И, как всегда бывает в жизни, от коронавируса для творчества была и польза, как ни странно, и, конечно, вред. В эти месяцы ничто не отвлекало от творчества, я писала столько, что просто отваливалась рука. Но эти работы пока видели только близкие люди. Мне повезло, последняя моя выставка состоялась зимой этого года, непосредственно перед введением ограничительных мер. Когда будет следующая, непонятно. А ведь важнее выставки для художника ничего нет. Это не просто общение со зрителем, обратная связь. Это — необходимая эмоциональная подпитка.

Да, конечно, художник использует в своём творчестве не только эти эмоции, поездки, встречи — это то постоянно новое, что формирует творческую повестку. Поэтому для меня короткий период изоляции стал возможностью реализовать аккумулированное. А длинный — разрыв связи с реальностью. И я, конечно, хочу, чтобы все выздоровели, никто не умирал, и мы вернулись к привычной жизни.

Photo:NewsNN

Простите, я знаю, что вы несколько лет назад перенесли тяжелое заболевание. Возможно, ваш рассказ об этом поможет тем, кто сегодня находится в зоне риска.

Вы знаете, что-то публично говорить тем, кто уже заболел я не считаю возможным. Выздоровление — процесс в котором нужны усилия и больного, и врача. И каждое исцеление сугубо индивидуально. А вот для тех, кто находится рядом с заболевшим, для родных и близких считаю важным сказать несколько слов.

Есть две крайности в отношениях близких и заболевшего. Закрыться, считать, что ничего не происходит или наоборот, окружить больного гиперопекой. И то, и другое — плохо. Если человек заболел, это не значит, что он заболел на всю голову. Он тот же, что и раньше. Да, ему тяжело. Но он не превратился автоматически в инвалида. Помощь необходима, но в меру. Приоритет — принцип разумной достаточности. Воля к жизни — продолжение уверенности в себе. И в первую очередь близкие и родные не должны этой уверенности мешать. Выздороветь — это вернуться к себе прежнему, а значит, чем короче дорога к норме, тем быстрее она будет пройдена.

В мастерской Наталии Панковой.
Photo:NewsNN

Спасибо за ваши слова. И в связи с услышанным хочу спросить вот о чём. Не раз слышал от своих знакомых, что наш город болен. Вот не отдельные люди, а город как общественное пространство. Мы не раз писали о проблемах объектов культурного наследия, а как вы относитесь к ситуации, сложившейся в области сохранения исторических памятников?

Конечно, я, как художник, хочу, чтобы город сохранял свой облик. И старые дома — неотъемлемая его часть. Но, как женщина, я прекрасно понимаю, что красота требует жертв. В нашем случае жертва это деньги. И их в городе сегодня катастрофически не хватает. Но всё равно я верю, что разумный компромисс между бережным сохранением прошлого и уверенным строительством будущего будет найден.

Должна к этому добавить, что, на мой взгляд, происходящее с «шахматным домом» разумным компромиссом не является. Да, наверное, все старые дома не сохранить. Но то, что решили восстановить, восстанавливать надо не просто хорошо, а очень хорошо.

Photo:NewsNN

Кстати, а вы ведь единственный классический художник, работы которой есть на стенах нижегородских домов (ЖК «Клубный дом на Нижегородской»). И это очень красиво. Тем не менее, не могу не спросить о вашем отношении к нашей столичности. В том смысле, что мы, по авторитетному мнению, российская столица стрит-арта.

Давайте сразу договоримся, не всё, что написано и нарисовано на стене, заборе, мусорной урне является искусством. Так получилось, что у нас в Нижнем стрит-артом называют всё: и тэги, и трафареты, и граффити, и ворд-арт, и, собственно, стрит-арт. На мой взгляд, такое неразличение сильно мешает нашим претензиям на столичный статус. Получается, что порой здесь больше искусственного, чем искусства. И это я не о тех, кто пишет и рисует, а о тех, кто паразитирует на уличном искусстве.

Кстати, хочу вас поправить. Ведь всё новое это хорошо забытое старое. В нашем городе существовала мощная школа монументалистов. В нашем случае речь идёт о мозаике. Самый известный арт-объект — мозаичное панно на Московском железнодорожном вокзале. Многие дома в городе Горьком были украшены благодаря труду мастеров этой школы. Поэтому можно сказать, что если у нас есть достойные уличные художники, то это исключительно потому, что они стоят на плечах гигантов. Гигантов-монументалистов.

Что же касается вопроса о художественной столице России, то я здесь скорее пессимист, чем оптимист. Для того, чтобы соответствовать этому статусу, нам необходимо больше артистов, в международном значении этого слова. Тех, кого мы, несколько косноязычно называем людьми творческих профессий. Для меня нет вопроса подобного вопросу о приоритете курицы либо яйца в части творчества. Пусть множество горожан решат творить, и только потом город станет комфортнее и, что немаловажно, богаче.

А что для вас городская комфортная среда?

Во-первых, бережное и уважительное сохранение исторического наследия, как я уже говорила. Конечно, далеко не у всех городов есть такая богатая история. Поэтому, до «во-первых» идёт база, фундамент — люди и их отношения. Нижегородцы — люди добрые, внимательные, общительные. Поэтому с фундаментом комфортной среды у нас всё хорошо. Но, не могу не напомнить многим набившую оскомину фразу о том, что быстро — это медленно, но не останавливаясь. Нравится она или нет, но это правда. И для того, чтобы фундамент прирастал стенами надо стараться каждый день.

Комфортная городская среда — результат долгого и, во многом, тяжелого труда, а не чудо, которое случится внезапно и однажды. Я уверена, что мы, нижегородцы, справимся. А в завершении нашего разговора просто процитирую любимого поэта «Я знаю город будет, я знаю саду цвесть!»

А я в завершение задам один короткий вопрос. Кого, но только одного человека, можно назвать нижегородцем, который сделал для городской (во всех смыслах) культуры больше всего в двадцатом году?

Несколько жёсткая постановка вопроса, конечно. Достойных людей много. Но если говорить только о двадцатом, и только о главных трендах. То, видимо, это Олег Шакирский с его проектом «Дворовники». Уникальное явление не просто для нашего города, а для всей страны. Он собрал на одной площадке и музыкантов, и поэтов, и писателей, и артистов, и художников. Именно за такими мультипроектами, на мой взгляд, будущее.

Спасибо за разговор!

И вам спасибо. Приходите в гости ещё.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter