Главный онколог Нижнего: самый лучший способ лечения – ранняя диагностика
Интервью

Главный онколог Нижнего: самый лучший способ лечения – ранняя диагностика

15 мая 2019, 13:27Photo: nmicr.ru
Главный врач ГБУЗ «Нижегородский областной клинический онкологический диспансер» Олег Железин в интервью NewsNN рассказал о том, почему необходимо проходить диспансеризацию, как снизить риски заболевания раком и какими должны быть медицинские специалисты.

О диагностике

Очень важно привлечь внимание к онкологии других врачей, в том числе участковых и узкого профиля. Потому что большинство хронических заболеваний в последующем могут вытекать в онкологические. Хотелось бы достучаться до голов и сердец всех российских докторов. Потому что сейчас существует мнение, что онкология – это дело онкологов. Доктора еще не восприняли онкологию как проблему, которую надо решать совместными усилиями.

В онкологии существует три этапа работы с пациентом. Первый – диагностика. Когда человек приходит на прием в поликлинику с теми или иными жалобами, врач должен удостовериться, нет ли у него онкологии. Если есть подозрения, доктор должен направить пациента в соседний кабинет, где сидит онколог. Тот проводит диагностику, и, если заболевание подтверждается, человек направляется на лечение. После лечения он снова должен прийти в поликлинику по месту жительства, чтобы встать на учет у врачей общей практики.

В борьбе с сердечно-сосудистыми заболеваниями есть хорошая технология. Если пациент пришел к участковому врачу с жалобами на боли в сердце или голове, необходимо проверить его на наличие пяти симптомов. Если хотя бы три есть, то доктор не должен размышлять и обследовать человека, а срочно вызвать скорую помощь. Она обязана приехать на вызов в кратчайшие сроки. Прибывший врач должен ввести необходимый для удаления тромба препарат и отвезти пациента в ближайшую больницу. В приемном отделении больной должен пройти четыре обследования, а затем его должны положить в реанимацию.

И вот потом врач может сидеть и думать, что случилось с человеком, самое главное – он спас ему жизнь. А у нас, как правило, наоборот... Теряется время.

Благодаря вышеназванной технологии за 5 лет смертность от сердечно-сосудистых заболеваний снизилась. Но в онкологии такой техники нет. Там другие принципы.

Одним из самых действенных методов является ранняя диагностика. Надо, чтобы человек пришел к врачу тогда, когда у него еще ничего не болит. Ведь, когда что-то заболело – это определенная стадия заболевания. А возможности медицины очень ограничены. Если поймать болячку на 1 и 2 стадии, то излечимость гарантирована почти в 100% случаев.

К этому и привязано такое понятие, как диспансеризация. В нее заложены три классических скрининговых программы – мамограмма, цитология и анализ кала. Чтобы снизить риски, нужно раз в два года проходить такие обследования.

Photo:ifregion.ru

Об онкологии

Онкология оценивается по нескольким показателям. Первый – выявляемость. Она должна быть высокой. Поскольку продолжительность жизни растет, эта болезнь чаще будет появляться. Но ее не надо бояться, она очень управляема на ранних стадиях.

Следующий показатель – выявляемость на 1 и 2 стадии. Здесь, как раз, должна сработать технология диспансеризации.

Еще один показатель – активная выявляемость, которая также сводится к диспансеризации. Медицинские учреждения должны активно вызывать и принимать здоровых людей.

Следующий – 5-летняя выживаемость. Мы должны смотреть, сколько пациент после радикального лечения выживает. Но нужно понимать, что выздоровления от онкологических заболеваний практически не бывает, так как произошла поломка генов. Есть длительная ремиссия. Она может быть на всю жизнь.

Еще один показатель – одногодичная летальность. Он показывает, насколько мы активно справляемся с болезнью, чтобы человек не погиб в течение года. Но мы, к сожалению, преимущественно диагностируем 3 и 4 стадии рака. Нет сегодня такого метода, который всем бы помогал. Под каждого пациента выбирается определенное лечение. Это не просто.

Последний показатель – смертность. К ее снижению может привести выявление рака на 1 и 2 стадии. Всего-то нужно запустить механизм ранней диагностики, и смертность уменьшится.

С учетом того, что в последние годы нам добавляют средств на лекарственное обеспечение и модернизацию оборудования, все достаточно оптимистично. Мы сравниваем себя с ближайшими регионами и видим успехи. Смертность в настоящее время в Нижегородской области стабилизировалась. Этому способствовала масштабная модернизация, которая прошла 5 лет назад.

Олег Железин (в центре) с экс-губернатором Нижегородской области Валерием Шанцевым
Photo:nnood.ru

О факторах, влияющих на развитие онкологии

Здоровье человека на 85% зависит от факторов внешнего мира и всего на 15% от генома «экосистемы» самого человека.

К факторам внешнего мира относятся: 15%-20% - микро- и макроэкология: природа, климат, микронутриенты в почве и воздухе, эпидемиологическое благополучие, производственные вредные факторы. Около 60% - это условия и образ жизни: еда, режим питания, физическая активность, уровень стресса, вредные привычки и деструктивное поведение.

Сейчас говорят, что здоровое питание – это дорого. Но я так не считаю. Нужно быть ближе к натуральному питанию. Употребление копченных колбас, майонеза и прочей вредной для организма продукции должно быть в меру.

Олег Железин (крайний справа)
Photo:минздрав Нижегородской области

О лечении онкологии в Нижегородской области

В Нижегородской области создана система помощи – онкокластер. Он состоит из первичных и смотровых кабинетов в поликлиниках, межрайонных отделений в Павлове и Арзамасе, онкодиспансера в Нижнем Новгороде, отделений реабилитации и паллиативной помощи в ЦРБ.

В поликлиниках проводится диагностика: маммография, КТ, МРТ, анализы, УЗИ – брюшной полости и молочной железы, фиброгастроскопия и колоноскопия. При подозрении пациент направляется в онкодиспансер, где выполняется уточняющая диагностика.

При подтверждении диагноза – лечение в онкодиспансере или, если простые схемы лечения, в отделении химиотерапии по месту жительства, с последующим контролем в диспансере. После онкодиспансера пациент отправляется под наблюдение врача поликлиники.

Последние 1,5 года мы под руководством вице-губернатора Нижегородской области ведем работу по созданию модели онкологического кластера. Это понятие объединяет в себе и строительство нового онкологического диспансера. Сегодня мы не имеем единого здания, а объединяем четыре самостоятельных, что создает трудности и пациентам, и сотрудникам. Кроме того, есть планы по строительству центра позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ-центр), созданию экспериментальной лаборатории по апробации новых лекарственных средств и методов.

Олег Железин и глава Нижегородской области Глеб Никитин
Photo:zdrav-nnov.ru

О врачах

Иногда говорят, что врачи не работают. Но они ж не с луны приехали. Они такие же, как и остальные, - дети нашей системы. Мы все с особенностями той реальности, в которой живем. Проблемы есть. Но посылы к улучшению тоже имеются.

Я считаю, что медицина держится на трех китах – врач должен быть профессионалом, он должен нести ответственность за пациента и принятые решения и обязательно должен быть милосердным. Необходимо включить эти три механизма, и тогда система будет работать идеально.

Может ли человек столкнуться с непрофессионализмом? Может. Система безопасности качества несовершенна. Но мы стремимся ее улучшить.

В онкологическом диспансере в Нижнем Новгороде медицинский персонал профессионально подготовленный. Исторически учреждение наполнялось квалифицированными кадрами. Изобилия специалистов нет, однако ежегодно прибывает пополнение. Трудности могут возникать в период отпусков или массовых сезонных заболеваний, но мы стараемся сделать так, чтобы пациенты этого не почувствовали.

А вот первичном звене – в районных поликлиниках – онкологов не хватает, так как работа там менее популярная, а специалисты не имеют перспектив профессионального роста.

Как мы решаем эти задачи? В каждой районной поликлинике, если нет онколога, то есть врачи, прошедшие профессиональную переподготовку по онкологии. Т.е., есть специалисты, разбирающие в онкологии – это раз. В каждой поликлинике определен ответственный специалист, как правило руководитель, по работе с онкологическими пациентами – это два. Ежегодно в медицинском университете проходят переподготовку по онкологии врачи – хирурги, терапевты и гинекологи – это три. За каждой районной поликлиникой закреплен врач-куратор онкологического диспансера, который регулярно выезжает в поликлинику и осуществляет прием пациентов – это четыре.

И еще – второй год подряд мы применяем телемедицинские консультации, когда любой врач поликлиники может направить нам документы пациента и мы проведем заочную консультацию пациента.

Photo:nnood.ru

Об оборудовании

Я с полной уверенностью скажу, что оборудования достаточно, и оно высокого качества. Это же касается и финансирования лекарственного обеспечения.

Остаются трудности в районных поликлиниках с диагностическим оборудование, однако шаги в этом направлении предпринимаются. Следует отметить, что даже при отсутствии того или иного оборудования в поликлинике, приказами минздрава Нижегородской области определена четкая маршрутизация пациентов между учреждениями, позволяющая провести исследования в срок.

Photo:vremyan.ru

О паллиативной помощи

Паллиативная помощь активно развивается последние три года. Существуют ли трудности и проблемы? Безусловно.

Я бы разделил паллиативную помощь на две основные составляющие: первая – это адекватное обезболивание. Лекарственных препаратов на это выделяется достаточно, обучение специалистов проводим регулярно. Кроме того, обезболивание находится под контролем многих надзорный органов. Периодически всплывают вопросы о неадекватном обезболивании, но мы оперативно вмешиваемся и принимаем соответствующие меры.

Вторая составляющая паллиативного лечения – это сохранение милосердного отношения, оказания помощи в обслуживании физиологических потребностей, создании человеческих условий жизни, когда пациенту не помогает специальное противоопухолевое лечение.

В учреждениях здравоохранения региона создана сеть паллиативных отделений, коек, в поликлиниках – кабинетов, которые позволяют пациенту получить лечение и консультации по уходу, питанию и обезболиванию.

Photo:pro-palliativ.ru

О лечении за границей

В нижегородском онкодиспансере помощь получают около 30 тысяч пациентов в год, но есть единичные случаи, когда больные раком едут лечиться за границу.

Каковы, на мой взгляд, причины? Я бы обозначил две: первая – это недоверие отечественным специалистам. Как правило, это результат низкой или искаженной информированности о состоянии дел в отрасли. Последние годы нас чаще ругают, иногда заслуженно, и мало говорят об успехах и достижениях.

Вторая причина находится в психологической реакции пациента на диагноз – онкологическое заболевание – страх смерти, желание быстро и радикально излечиться. Это естественная реакция, но и в этом мы могли бы помочь нашим пациентам. Нужно активнее использовать службу психологической помощь пациентам. Кроме того, нужна помощь СМИ в частом и детальном освещении проблем и их решении.

С учетом моих знаний об онкологической службе я не вижу причин в поездке для лечения онкологии за границу.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter