Валентина Сажина: Ну, здравствуй, папа!

Валентина Сажина: Ну, здравствуй, папа!

Валентина Сажина: Ну, здравствуй, папа!
Интервью

4 мая 2017, 11:47
Дарья Вознесенская
«Ну, здравствуй, папа! Вот и кончилась война. До нашей встречи остались считанные дни. Наконец-то, я увижу тебя. Долгожданная встреча…

Когда ты ушел на фронт, мне было 2 месяца. Я совсем тебя не помню. Я даже не знаю, как ты выглядишь. Но я тебя очень жду, чтобы обнять тебя впервые.

Как хорошо, что закончилась война. Так много хочется тебе рассказать о нашей жизни в эти годы…

Когда мы ложились спать, мама давала нам кусочек хлеба. Боялась, что мы не уснем из-за чувства голода. Она всегда говорила: «Если голодные ляжете спать – цыгане приснятся». Я всегда этот кусочек не ела, клала его в укромное место и говорила: «Вот папа придет ночью и съест его». Утром первым делом я бежала туда, где оставляла кусочек хлеба. Как же я радовалась, когда видела, что куска хлеба не было там. Я спешила поделиться радостью со всеми, что папа приходил! Однако на днях сестра призналась мне, что она ждала, когда я засну, чтобы съесть этот кусочек хлеба.

Еще помню, летом подошла я к маме и говорю: «Мам, у папы бобо», при этом указала на правое плечо. А она в ответ и говорит: «Да, доченька, ранили папу в правое плечо. Сегодня телеграмма пришла. В госпитале лежит». Знаю, что за годы войны тебя ранили три раза. Все эти три раза я это чувствовала. Как будто ранили не тебя, а меня…

Прошлой зимой мама сказала, что ей очень хочется мяса. Когда мама ушла на работу, мы с сестрой решили порадовать ее. Сестра и говорит: «Давай зарежем тигра и накормим маму мясом», я согласилась. Мы взяли этого большого красивого ватного тигра, разрезали его, растопили печь, положили вату из тигра в детские кастрюльки и поставили варить. Когда мама вернулась, мы радостно спросили ее: «Мам, мяса хочешь?». На что она сказала: «Конечно, хочу!». «Садись, мы тебя сейчас им накормим», – ответили мы и подали ей наше блюдо. «Ах, черти бы вас разорвали. Вата-то какая хорошая была», – отругала нас мама.

Однажды решили мы с сестрой снова порадовать маму и испечь пироги с картошкой. Нашли у мамы муку, а ее мало. Мы достали из цветка землю, перемешали ее с мукой. Но не успели довести дело до конца… Зашла мама. Увидев происходящее, она достала ремень и выпорола нас.

Как-то летом пошли мы отдыхать на пруд. Я, сестра и ее ухажер. Они сидели, обнимались, клялись в вечной любви. И тут сестра говорит ему: «Давай возьмемся за руки и пойдем по дну пруда, а на другом берегу выйдем». Он согласился. Они пошли. Я кричу им вслед: «Куда же вы, куда?». А они уже и не обращают на меня внимания. Вступили туда, а там был обрыв. Ухажер сестры успел выпрыгнуть, а она начала тонуть. Я так кричала, аж голос сорвала. Один мужчина услышал крики. Он прибежал и спас сестру. Мы начали ее откачивать. Ох, сколько же воды из нее вытекло. После этого случая мы побоялись идти домой. Пошли к друзьям в гости. Сестру спрятали. А соседи маме сказали, что она утонула. Мама кинулась бежать домой, ищет нас везде, а мы ведь спрятались. Когда мама все-таки нас нашла – разрыдалась.

Этой зимой брат с другом поехал на лыжах кататься. На лыжне они нашли целую кучу хлебных карточек. Принесли их домой. Родители долго думали, что же с ними делать. И решили, что будут по очереди ездить в город и отоваривать их. А потом выяснилось, что у продавца хлеба были лишние карточки, была ревизия. Он решил выкинуть их. Ох, как мы хорошо наелись хлеба.

Папа вернулся с фронта 22 мая. О своих заслугах в Великой Отечественной войне он скромно умалчивал. Однако я знаю, что мой папа – Сидоров Михаил Петрович – был награжден 3 медалями «За отвагу» и медалью «За победу над Германией».

Валентина Сажина

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter