«Ничего не изменилось»: Что дзержинцы думают о взрыве на заводе Свердлова в 2018 году

Аналитика
«Ничего не изменилось»: Что дзержинцы думают о взрыве на заводе Свердлова в 2018 году
«Ничего не изменилось»: Что дзержинцы думают о взрыве на заводе Свердлова в 2018 году
31 августа, 11:11Фото: yandex.ru/MapS
Ровно три года назад на дзержинском заводе имени Свердлова прогремели страшные взрывы. Шесть человек погибли, столько же — пострадали. И начались бесконечные разбирательства, которые тянутся до сих пор. При этом на предприятии не обходится без новых ЧП.

NewsNN вспомнил последние происшествия и узнал о работников, что изменилось на предприятии после трагедии в 2018 году.

День Х

Завод имени Свердлова был основан в 1916 году. Предприятие относится к боеприпасной отрасли и выпускает промышленные взрывчатые вещества, детонаторы, перфорационные заряды и другие изделия для сейсмических и геофизических работ. Многие производственные технологии являются уникальными и единственными в России.

Утром 31 августа 2018 года в цехе № 19 на заводе имени Свердлова находились 43 рабочих. Они перекладывали противопехотные мины из старых ящиков в новые (всего было 27 тысяч боеприпасов). Их собирались отправить на полигон для утилизации. Ничто не предвещало беды. Но около 10 часов одна мина взорвалась. А затем еще две. Начался пожар на площади 80 кв. м.

Фото:МЧС по Нижегородской области

Огонь долгое время не могли потушить, из-за чего сохранялась угроза новых взрывов. При этом жителей Дзержинска по громкоговорителям призывали не паниковать. Обстановка накалялась тем, что к месту взрыва съезжалось огромное количество машин МЧС и скорой помощи. Только к 12:16 пожар смогли локализовать. На месте работали 193 спасателя и 26 единиц техники.

Тогда же озвучили предварительную причину взрыва — нарушение правил безопасности. Имущественный ущерб завода оценили в 48 млн рублей. По факту ЧП возбудили уголовное дело. И тут началось…

Кто виноват?

Изначально обвиняемыми по делу проходили начальник участка цеха № 19 Людмила Кобзева и главный технолог Вера Еремина. Но последняя не смогла этого выдержать. В декабре 2018 года Еремина покончила с собой, ее тело нашли за школой № 33. Со слов знакомых женщины, руководство завода пыталось свалить на нее взрыв и тем самым довело ее до самоубийства.

Еремина оставила предсмертную записку, в которой написала о давлении со стороны следствия. Якобы накануне к ней приходили правоохранители, они вели себя по-хамски и угрожали, что посадят ее в тюрьму. Следователи хотели, чтобы технолог признала свою вину, но та сопротивлялась. Тогда-то женщина и решила уйти из жизни.

Вера Еремина
Фото:vk.com/52totalnews

В результате отвечать за взрыв пришлось только Кобзевой. По версии следствия, она допустила к работе неопытных сотрудников и не проинструктировала их должным образом. Однако с тем, что перед судом предстала только Кобзева, многие не согласны. Например, Государственная комиссия под руководством Ростехнадзора РФ, которая также занималась расследованием этого дела, усмотрела вину не только начальницы участка цеха, но и других руководящих лиц завода. Так что не все так однозначно.

Несмотря на это, прокуратура выдвинула обвинение только против Кобзевой. Уголовное дело направили в суд в конце апреля 2020 года. Но инстанция вернула его следствию. Такое решение обосновали тем, что расследование велось с нарушениями. Однако на стадии кассации прокуратура добилась того, чтобы дело вернули в суд в первоначальном виде.

Целый год материалы рассматривались сторонами, и 10 июля текущего года планировалось оглашение приговора. Вместо этого судья второй раз отправил дело следствию. Он обратил внимание, что обвинение не конкретизировано, а потому ущемляет право Кобзевой на осуществление защиты.

По последним данным, уголовное дело до сих пор находится у следствия. И как долго оно там пробудет — непонятно. В любом случае, это не процесс одного дня или месяца. В прошлый раз прокуратура держала дело у себя почти два года.

Причем пострадавшие согласны, что за взрыв не должна отвечать одна Людмила Кобзева. Например, так считает Василий Сафронов, его единственный сын Захар погиб от взрыва. Парню было всего 23 года, он работал транспортировщиком. Молодой человек вел активный образ жизни и незадолго до трагедии был волонтером на чемпионате мира по футболу.

Фото:NewsNN

По словам Сафронова, отрицать вину Кобзевой нельзя, но вершить правосудие над ней одной — несправедливо. «Технология перекладывания мин была нарушена. Людмила Петровна могла погибнуть вместе с остальными. Она чудом осталась жива. Вышестоящее руководство должно тоже понести наказание. Что-то не досмотрел начальник цеха, что-то — инженеры», — рассказал он.

А воз и ныне там

Казалось бы, такое крупное происшествие не могло пройти бесследно. Наверняка на заводе имени Свердлова должны были усилить систему безопасности. Но это не смогло предотвратить новую трагедию на предприятии.

16 июля 2021 года там снова прогремел взрыв. На этот раз в одном из цехов разгерметизировалась емкость с ацетоном. Были эвакуированы семь человек, двое мужчин и женщина — пострадали. Их госпитализировали в больницу с термическими ожогами на площади 6-15% поверхности тела, закрытыми черепно-мозговыми травмами и ушибами. Но главное, все остались живы.

Для расследования несчастного случая была создана специальная комиссия во главе с Волжско-Окским управлением Ростехнадзора. Также в нее вошла Государственная инспекция труда по Нижегородской области. Однако ни к каким результатам специалисты до сих пор не пришли.

Как пояснили NewsNN в управлении Ростехнадзора, сроки расследования продлены для проведения экспертизы. Она должна завершиться не позднее 4 октября 2021 года. «На сегодняшний день результатов нет», — рассказали в ведомстве.

При этом техника безопасности на заводе имени Свердлова по-прежнему хромает, убежден работник предприятия Антон Козлов (имя и фамилия изменены по просьбе героя. — Прим. ред.).

Фото:vk.com/52totalnews

«Вообще ничего не изменилось или стало даже хуже. Полная безнаказанность людей очень расслабляет! Трагедии уже три года, и кто-нибудь ответил за нее? Нет. На протяжении всех этих лет происходят еще несчастные случаи, которые скрывают», — отметил собеседник NewsNN.

По словам Козлова, правила безопасности в цехе № 19 совсем не соблюдаются. «У начальника цеха в голове одни пьянки, гулянки и корпоративы. Вышестоящее руководство абсолютно никак на это не реагирует. А специалист по охране труда — это бывший секретарь. Что она может и вообще знает?» — подчеркнул Антон.

Однако еще одна сотрудница завода Ольга Фирсова (имя и фамилия изменены по просьбе героя. — Прим. ред.). считает иначе.

«Уверена, что выводы сделаны и проработаны. На предприятии всегда соблюдаются инструкции. Но сейчас зачастую работники приходят как на фабрику конфет. Приходится учить их ответственности. Прорабатываем все моменты учениями и устными ежесменными десятиминутками. С экзаменами у нас всегда строго», — констатировала женщина.

К слову, на самом предприятии NewsNN не смогли предоставить оперативный комментарий.

Завод имени Свердлова — производственная площадка, на которой выполняются сложные и очень опасные операции. Поэтому там должны безукоризненно соблюдать технику безопасности. Сделаны ли выводы после двух трагедий? Вопрос открытый. И не менее важно, чтобы расследование довели до конца и настоящие виновные понесли наказание. Может, в таком случае на предприятии станет безопаснее.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter