В Нижегородской области за этот год от онкологии умерли уже более 5,3 тыс. человек
Аналитика

В Нижегородской области за этот год от онкологии умерли уже более 5,3 тыс. человек

29 ноября 2019, 10:06Photo: 1miприемный покой
Каждый 32-й житель Нижегородской области болен раком. Больницам не хватает специалистов и качественного оборудования. На борьбу с онкологией в 2019 году направили 725,3 млн — около 7,2 тысяч рублей на человека в год. Это меньше, чем в 2016-м, когда ситуация была еще хуже.
Асхат Каюмов
Photo:facebook.com/people/%D0%90%D1%81%D1%85%D0%B0%D1%82-%D0%9A%D0%B0%D1%8E%D0%BC%D0%BE%D0%B2/100003914869152

В регионе на учете в онкологических учреждениях состоит 100 730 человек. По данным на 2019 год, в области проживало чуть более 3,2 млн человек, а значит каждый 32-й житель области болен раком. Эколог и руководитель центра «Дронт» Асхат Каюмов связывает это с загрязненной окружающей средой.

Он рассказал NewsNN, что большая часть воды в Нижегородской области не соответствует санитарным нормам, и нет ни одного места, где она бы имела категорию «чистая». Воду для Нижнего Новгорода берут из Волги и Оки, очищая на специальных станциях. Но, попадая в водопровод, она снова загрязняется — 70% его нужно заменять.

Каюмов заявил, что в последние годы в крупных городах области растут выбросы от стационарных источников — промышленных предприятий — и передвижных — транспорта. Периодически фиксируется превышение норм концентрации формальдегида, диоксида азота, фенола и аммиака в воздухе.

«Весь спектр, куда мы не посмотрим, всюду натыкаемся на необходимость решения экологических проблем. Мы тупо дохнем, и это реальная ситуация. Нижегородская область — вымирающий регион. По итогам прошлого года нас стало меньше, по-моему, на 18 тысяч человек. Это за 2-3 года вымирает практически район», — сказал эксперт.

Photo:1mi

С 2004 года в регионе реализуется целевая программа «Совершенствование онкологической помощи в Нижегородской области». Согласно открытым данным, в период с 2011 по 2016 годы на ее реализацию выделили чуть больше 4 млрд рублей. В 2016 году — 822,6 млн. Для сравнения, тогда же Татарстан выделил 3,8 млрд на совершенствование оказания помощи онкобольным.

Об эффективности исполнения говорят данные за тот же год. Заболеваемость составила 480,3 случая на 100 тысяч населения, смертность — 186 случаев. За помощью обратились более 18,7 тысяч человек, пролечили чуть больше 18,5 тысяч пациентов. От рака скончалось свыше 38% заболевших. В медучреждениях работали всего 122 взрослых и девять детских онкологов.

В области функционирует ГБУЗ НО «Нижегородский областной клинический онкологический диспансер», имеющий четыре отделения в Нижнем Новгороде и одно в Дзержинске. Детей лечат в областной клинической больнице. Решение о капремонте онкоотделения, которого не было с 1988 года, приняли только в 2017 году — после визита губернатора.

В 2019 году российские регионы начали реализацию нацпроектов, рассчитанных до 2024 года, в том числе касающихся онкологии. На эти цели Нижегородская область получила из федерального бюджета около трех млрд рублей, направила из собственного 124 млн рублей. В 2019 году на борьбу с онкологией потратят 725,3 млн — меньше, чем в 2016-м.

По данным онкодиспансера, за шесть месяцев этого года смертность от рака снизилась на 3%. С января по октябрь зарегистрировано более 11,2 тысяч человек, у которых впервые обнаружили онкозаболевание — на 1,3% больше, чем за тот же период 2018-го. В то же время от рака умерло более 5,3 тысячи человек — на 11,8% больше, чем за 10 месяцев 2018-го.

Нацпроекты предусматривают снижение показателя смертности от онкологии до 173,9 случаев на 100 тысяч населения до 2024 года. Впрочем, в ответ на запрос NewsNN в региональном минздраве признали, что доля выявленных больных, в том числе тех, у кого рак обнаружен на ранней стадии, остается достаточно низкой.

Министерство, которое с октября возглавляет экс-главврач Борской центральной районной больницы (ЦРБ) Александр Смирнов, видит причины в низкой активности первичного звена здравоохранения, недоработке схемы направления пациентов к специалистам и недостаточном использовании эффективных методов диагностики и лечения.

Олег Железин
Photo:nmicr.ru

Помимо заявления о том, что люди несвоевременно обращаются к специалистам, в минздраве заявили, что этих специалистов не хватает, при этом оборудование изношено. Олег Железин, занимавший пост главврача онкодиспансера до 25 ноября 2019 года, рассказал NewsNN, что последняя модернизация в учреждении проходила в 2011–2012 годах.

С тех пор оборудование «морально и физически устарело». За четыре года регион планирует заменить его на технологичное и современное. В этом году диспансер получил 60 позиций оборудования, в следующем рассчитывает получить еще 80. В то время как область только начинает оснащать одно крупное учреждение, планируется открыть еще 12 мелких.

Речь идет о сети центров амбулаторной онкологической помощи (ЦАОП), которые хотят создать на базе крупных медучреждений. Эти небольшие онкодиспансеры должны ускорить постановку диагноза. Первый из них намерены открыть в этом году в Павловской ЦРБ.

Photo:1mi

Аналогичную проблему в Татарстане решили привлечением к диагностике сотрудников первичного звена. Они прошли обучение, чтобы иметь возможность заметить проявления онкологических заболеваний у пациентов на ранних стадиях и направить их к специалистам. Железин заявил NewsNN, что области также необходимо вовлекать в борьбу с раком не онкологов. По его словам, есть ряд заболеваний предракового характера, которые должен контролировать профильный врач.

«Наши доктора отстраняются от этого, настороженность и внимание с их стороны слабая. Сейчас идут программы обучения врачей неонкологического профиля, они сдают тесты. Мы учим всех фельдшеров Нижегородской области, периодически к нам приезжают хирурги, гинекологи, дерматологи, урологи», — сказал он.

По словам Железина, это направление работы — «самое сложное и медленное». «Самое легкое — это купить оборудование и покрасить стены, но очень трудно изменить мышление и отношение людей к тому, чем они занимаются», — заявил он. Стоит учитывать, что на это нужны деньги, которых на борьбу с онкологией, учитывая нацпроекты, существенно больше не стало.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter