Нижегородские ювелиры отмечают существенное падение своих продаж

Нижегородские ювелиры отмечают существенное падение своих продаж
Аналитика

28 июня, 16:11
Photo: La440.ru
Нижегородские ювелиры отмечают существенное падение своих продаж с 2013 года. Основными покупателями становятся молодожены, заказывающие кольца, порой даже в кредит. Причиной этого участники рынка называют падение доходов населения.

В России производство ювелирных изделий за время кризиса упало на 52%. Об этом сообщил генеральный директор Гильдии ювелиров России Эдуард Уткин. При этом производство ювелирных изделий из серебра упало только на 9%.

«У потребителей стало меньше денег, - поясняет он. - Соответственно потребитель стал формировать несколько иной спрос». По словам Уткина, сегодня на прилавках преобладают более дешевые серебряные, а не золотые изделия, а природные камни ювелиры массово заменяют на синтетические аналоги, которые выглядят как природные.

О снижении своих доходов говорят и нижегородские ювелиры.

Директор нижегородского ювелирного дома LUI (объединяет производство и магазин ювелирных изделий) Александра Канатьева отмечает падение продаж «ювелирки» и среднего чека в своем магазине с 2013 года.

«Падение продаж отмечается, но не резкое, - говорит она. - Я думаю, это связано с уровнем заработной платы – у людей меньше стало денег, и они меньше стали их тратить».

Так, за январь-май 2017 года, по данным Нижегородстата, доходы населения Нижегородской области снизились на 6%.

Владелец нижегородской ювелирной студии Александр Моляков говорит, что выручка его бутика упала в несколько сразу после нового 2014 года. «Если сравнивать, сколько я зарабатывал до 2014 года и сколько сейчас – это в 3-4 раза меньше, - говорит он. – Раньше средний чек был в районе 50 – 60 тысяч рублей, сейчас и 20 тысяч они не тянут».

По словам Канатьевой, прежними остались лишь продажи обручальных колец и цепочек.

«Это такие необходимые вещи: их как заказывали, так и заказывают, - поясняет Канатьева. - Но на предметы роскоши, конечно, спрос стал меньше: это колье, серьги».

Моляков соглашается, что молодожены остались единственными, кто покупают ювелирные украшения, тогда как до кризиса у него заказывали и серьги и колье. «При этом обручальные кольца вообще перестали заказывать с драгоценными камнями, - говорит он. – Сейчас берут на кольца кредиты, а раньше обходились без них».

Наличие у ювелирного дома LUI собственного многолетнего производства сохраняет постоянных клиентов. «Мы на рынке уже 20 лет, у нас есть свои постоянные клиенты, которые не уходят в большие крупные компании, потому что там и проба не всегда соответствует, и качество не такое – не ручная работа, а конвейер», - считает Канатьева.

В целом нижегородский рынок ювелирных изделий она считает конкурентноспособным.

«Например, в Москве я бы не стала открывать что-то новое, а у нас можно, не так уж и много у нас ювелиров. Острой конкуренции у нас нет», - говорит она.

Моляков добавляет, что у ювелиров в других регионах ситуация также сложная. «Я общаюсь со всеми регионами России и у всех всегда спрашиваю «как дела?». И у всех все плохо, даже в Москве. Хотя Москва, можно сказать, - это другая планета», - отмечает он.

Еще одним доказательством ухода с рынка ювелиров он называет отсутствие очередей в государственных инспекциях пробирного надзора. «До 2014 года там были очереди, то есть долго приходилось стоять на опробирование изделий, сейчас не то, что очередей нет, приходят 2 человека в неделю опробировать изделие! Это очень мало, потому что после 2014 года произошло всецелое обнищание народа», - резюмирует он.

Однако сокращение доходов населения – не единственная проблема ювелиров. С 2003 года при покупке украшений на сумму более 40 тысяч рублей наличными или 100 тысяч по карте покупатель обязан предъявить удостоверение личности, а продавец – передать эти данные в Росфинмониторинг. Многие клиенты сообщать о себе не хотят из-за элементарного опасения утечки данных к преступникам. По оценкам ювелиров, эти нормативы уводят в тень 15-20% рынка, а их эффективность в борьбе с коррупцией не очевидна.

Художник-ювелир, владелец торговой марки Ilgiz F Ильгиз Фазулзянов говорит, что ювелирная промышленность – одна из тех, которая государством практически не поддерживается. «Как только ты говоришь, что ты занимаешься ювелирным бизнесом, все - вопрос закрывается, никакой поддержки уже нет», - сетует он.

Президент ТПП Сергей Катырин добавляет, что многие потенциальные экспортеры отказываются от этой идеи, когда знакомятся с перечнем документов, который они должны сделать, чтобы экспортировать данную продукцию.

«Надо не мешать отрасли, нужно лишь убрать те препоны, которые сегодня сложились, - уверяет Катырин. - И отрасль прекрасно будет развиваться без государственной финансовой поддержки или подпитки».

Экспорт ювелирных изделий за границу, по сравнению с «золотым» 2013 годом, сократился в 6 раз: до 117 млн долларов против 780 млн долларов. В мировой торговле ювелирными изделиями Россия занимает всего 0,2%. Маржинальность на внутреннем рынке участники сегодня оценивают примерно в 10%. Для сокращения издержек некоторые предприятия начали переводить производство за границу.

Уткин из Гильдии ювелиров говорит, что производства переносятся в Тайланд и в Китай, также сейчас многие думаю о переносе производства в Казахстан и Киргизию.

«Дело в том, что в этих странах созданы более благоприятные условия для производства ювелирных изделий, как в части налогообложения, так и в части регулирования деятельности, - объясняет он. – Например, уровень налогов в Киргизии в 2 раза меньше, чем у нас. А с учетом того, что у нас теперь общий рынок, выгоднее производить изделия в Киргизии или в Казахстане и продавать их на территории России».

Между тем, ювелирная отрасль начинает выходить из кризиса. По данным пробирной палаты, в I квартале 2017 года в России было произведено почти 8 миллионов золотых украшений. Это на 20% больше, чем за такой же период прошлого года.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter