Россияне не спешат строить жилье из дерева

Россияне не спешат строить жилье из дерева
Аналитика

10 октября 2017, 18:20
Photo: http://mayasute.ru/
В прошлом году в России построили почти 80 млн кв. м жилья, в основном, из кирпича и бетона. На деревянные дома пришлось менее 10% новых квадратов. В Нижегородской области деревянное домостроение популярностью не пользуется. Основная причина: опасения насчет пожаров.

Из дерева – второе жилье

По данным Ассоциации деревянного домостроения России, доля дерева в жилищном строительстве составляет всего 10%. В США этот показатель равен 67%, в Канаде – 50%, в Японии – 45%.

По оценке этой ассоциации, в отрасли деревянного домостроения работает более 400 компаний, по данным минпромторга РФ – лишь 165. По словам президента ТПП РФ Сергея Катырина, этот рынок в последнее время развивается не так активно, как раньше.

«То, что рынок есть - это правда. Но в последнее время он не очень сильно развивается у нас в России. С 2000 по 2007 годы средний рост был где-то 12%, а с 2007 по 2015 рост составил уже 4,5%», - говорит он.

Как сообщает «Бизнес-вектор», основной заказчик деревянных домов в России - обычные граждане, строящие или покупающие дом, чтобы в нем жить. Это около 60% рынка.

В Нижегородской области около половины вводимого жилья строится населением. По данным Нижегородстата, за январь-август 2017 года в регионе построили 3102 таких дома общей площадью 388,8 тысяч кв. м. Доля такого жилья в общем объеме введенного с начала года по области составила 53,3%.

Директор по продажам агентства недвижимости «Адрес», вице-президент нижегородской гильдии риэлторов Елена Соловьева говорит, что доля деревянного домостроения в общем объеме строящегося населением жилья невелика, причем как в Нижегородской области, так и в европейской части России.

По ее словам, чаще всего люди предпочитают строить деревянные дома как дачу («второе жилье»), а когда речь идет о единственном жилье (коттедж), люди предпочитают кирпич, бетон, блоки.

«У многих еще остался традиционный стереотип, что квартира должна быть в камне, а загородный дом – из дерева, - соглашается заместитель гендиректора «Волго-Окского деревообрабатывающего комбината» Владимир Леньшин. - В нем совсем по-другому ощущается воздух».

Соловьева говорит, что пока народ предпочитает более надежное в их понимании жилье, тогда как деревянные дома, по мнению большинства, пожароопасны.

Но Леньшин отмечает, что технологии уже изменились: огнестойкость клееного бруса выше, чем у металла в 4 раза.

Меньше строят из-за падения доходов

Сейчас инвесторы строят организованные поселки в едином архитектурном направлении, говорит Соловьева, и чаще всего это не дерево. По ее мнению, если бы какой-либо инвестор задался целью построить деревянный коттеджный поселок и провел грамотную рекламную кампанию, спрос на такое жилье был бы.

Себестоимость самостоятельно построенного дома, по словам Соловьевой, зависит от близости стройматериалов: если рядом находится лесопилка, дешевле построить деревянный дом, а если поблизости силикатный завод – выгоднее строить дом из кирпича.

По данным компаний «Гуд вуд», «Геодом» (занимаются проектированием и строительством деревянных домов), дом площадью 200 кв. м из клееного бруса будет стоить до 10 млн рублей. Стоимость материалов составит 5 млн рублей (фундамент, стены, кровля, двери, окна), во столько же обойдется и стоимость строительства.

Представители домостроительных комбинатов отмечают, что спрос на деревянные дома стал меньше, и объясняют это кризисом.

По словам Леньшина, интерес потребителей к дереву растет, однако из-за падения доходов люди стали меньше строиться.

В другом нижегородском домостроительном комбинате тоже отмечают снижение спроса на деревянные дома после роста курса доллара и евро. По мнению топ-менеджера предприятия, деревянные дома сейчас предпочитают строить люди с высоким достатком: пожив в каменном доме, они возводят еще один экологичный дом из клееного бруса.

По мнению участников рынка, эта отрасль могла бы вырасти за счет ипотечного кредитования, но этому мешают устаревшие нормативы. Деревянные дома все еще имеют высокий класс пожароопасности, их нельзя строить в сейсмоопасных районах и выше 3 этажей. Поэтому брусовые и каркасные конструкции дороже страховать, а ставки по ипотеке оказываются выше, чем при строительстве дома из других материалов.

Согласно данным на сайтах российских банков, ставки по ипотеке при покупке дома выше, чем привычной для банка квартиры. Разбивки по каменным и деревянным домам там не приводятся.

Работа с государством

Около 30% рынка деревянного домостроения приходится на деревянные строения в гостиничном и ресторанном сегменте. Оставшиеся 10% - это госзаказ. Однако работать с государством не просто.

Катырин говорит, что сегодня в стране вообще нет никаких программ, нацеленных на деревянное домостроение. «Если говорить о госзаказе, он серьезно мог бы повлиять на развитие отрасли. Тогда было бы понятно, почему есть резон вкладываться в новые технологии для деревянного домостроения», - разъясняет он значимость госзакупок.

В Нижегородской области госзаказов на деревянное домостроение нет. Согласно сайту госзакупок, в этом году власти заказывали лишь деревянные окна, двери, штакетники.

Но предприниматели все-таки ожидают, что власти «повернутся лицом» и работают на опережение, разрабатывая продукцию.

Президент Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров России Мирон Тацюн говорит, что минпромторг прогнозирует рост объема производства домостроения на 30-35% к 2025 году. «Мы считаем, что это крайне недостаточно. Увеличения объема строительства из древесины надо на этот период не на процент, а в разы», - полагает он.

В минпромторге вынашивают идею установить квоту для строительства соцобъектов - чтобы треть из них возводилась из дерева. Еще одно направление - экспортные продажи. Сегодня их объем не превышает 50 тысяч кубометров. Это меньше 1% от внутреннего спроса, хотя у лесной страны потенциал гораздо больше.

По данным Приволжского таможенного управления, Нижегородская область за январь-август 2018 года экспорт региона составил 2,26 млрд долларов, при этом экспорт древесины и целлюлозно-бумажных изделий - 91,93 млн долларов.

Катырин говорит, что себестоимость российского леса ниже, чем заграничного. «Думаю, что наша себестоимость, скорее всего, пониже. И если логистика серьезных накладок не создает, то вполне конкурентоспособная продукция. Известно, что у нас лес высокого качества: там и лиственница, и ель, сосна и все остальное», - разъясняет он преимущества такого экспорта.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter