Текстиль выходит из тени: рассказываем, как это отразится на нижегородском рынке
Аналитика

Текстиль выходит из тени: рассказываем, как это отразится на нижегородском рынке

9 февраля , 09:22Фото: uzornn.ru
С 1 января 2020 года в стране ввели обязательную маркировку ряда товаров из текстиля. Таким образом государство борется с контрафактом. Рассказываем о ситуации в целом и о нижегородском рынке в частности.

Как и в случае с обязательной маркировкой медицинских препаратов, маркировкой текстиля решили озаботиться в сложное коронавирусное время. И если в первом случае все обернулось для потребителей массовым исчезновением лекарств из аптек, то второе — ударит по кошельку: чтобы компенсировать затраты на дополнительное оборудование, производители заложат убытки в конечную стоимость товаров.

По предварительным оценкам Росстата, Торгово-промышленной палаты России и участников отрасли, производство текстильной продукции в стране в 2020 году выросло на 23% — до 260 миллиардов рублей. Четверть этой суммы пришлась на выпуск тканей, пятая часть — на производство постельного белья, ещё 15% — за столовым бельём и полотенцами, остальное — доля прочей текстильной продукции.

По замыслу правительства, маркировка должна вывести текстильный рынок из тени. Сейчас, по оценкам экспертов, доля контрафактной продукции в России может достигать 25% от объёмов продаж. Процесс легализации позволит отечественным предприятиям увеличить свой доход.

Видео: Newstracker

В Торгово-промышленной палате считают, что маркировку следовало бы подкрепить правом на государственную поддержку.

«Необходимо закупать это оборудование, внедрять программные продукт и всё, что с этим связано, — говорит президент Торгово-промышленной палаты России Сергей Катырин. — Было бы правильным помогать предприятиям, по крайней мере субсидировать ставки по кредитам, которые они берут для того, чтобы это внедрять. Особенно для малых предприятий софинансировать внедрение этого оборудования с последующей отдачей при реализации».

Известное замысловатыми узорами ЗАО «Гипюр», располагающееся в Чкаловске Нижегородской области, потратило на закупку оборудования для маркировки порядка 150 тысяч рублей. Это уже отразилось на конечном потребителе — цены на изделия поднялись на 5%. Оборудование предприятие полностью закупило за свой счет.

При этом чкаловский гипюр относится к народно-художественным промыслам и могло избежать обязательной маркировки изделий. Но не стало этого делать, чтобы избежать проблем со сбытом — крупные магазины предпочитают работать с промаркированным товаром.

Предприятия, которые занимаются производством тканей в Нижегородской области от «а» до «я», можно пересчитать по пальцам, причем одной руки. Те, что есть, используют привозное сырье — хлопок и лен у нас почти не растут.

«По хлопку мы практически на 100% зависим от зарубежных поставщиков, — комментирует президент ТПП России Сергей Катырин. — Нам видится возможность проработки с Узбекистаном и другими хлопкопроизводящими странами взаимноинтересного соглашения о поставках по определённым ценам хлопка из этих стран, давая им возможность реализовать на нашем рынке соответствующей продукции».

Фабрика с 50-летней историй «Ткацкие узоры» располагается в городе Шахунья. Из-под 10 аутентичных станков выходят уникальные изделия — от «бабушкиных» ковриков до одежды в старорусском стиле. Это товар не самого широкого использования, рассчитанный, в основном, на туристов. Встретить продукцию «Ткацких узоров» можно в городах «Золотого кольца» за его пределами.

Фото:uzornn.ru

По словам гендиректора Романа Никитина, пандемия жёстко ударила по продажам — спрос на продукцию фабрики упал на 60%. Благодаря господдержке самые тяжелые времена удалось пережить, в этом году руководство фабрики рассчитывает вернуться на прежний уровень продаж.

«Ткацким узорам» статус НХП позволил не маркировать продукцию и избежать дополнительных расходов.

Фото:uzornn.ru

А что в стране?

Тем временем крупные игроки рынка ищут способы удешевления производства. Например, лён в сравнении с хлопком имеет более грубую структуру и технология производства тканей из него сложнее. Именно поэтому льняной комплект белья будет стоить в два-три раза дороже сделанного из хлопка.

Костромское предприятие «ТДЛ Текстиль», выпускающее марлю, перевязочные материалы, а также домашний и столовый текстиль, потратило десять лет, чтобы разработать технологию по смешиванию льна с технической коноплёй. На внедрение технологии планируют выделить 500 миллионов рублей.

Интересно, что продукция из чистого льна россиянам, как правило, не по карману. По словам гендиректора «ТДЛ Текстиль» Дмитрия Кокшарова, больше половины таких изделий отправляются на экспорт.

«Хлопок наиболее демократичен и доступный по цене продукт. Лён — это уже сегмент дорогостоящей продукции. Если говорить про наше льняное направление, более 60% нашей продукции отправляется на экспорт. Доля этого продукта на внутреннем рынке очень невелика», — отмечает Кокшаров.

На крупных автоматизированных предприятиях, основная составляющая себестоимости продукта — сырье. В хлопчатобумажных тканях на него приходится от 45 до 65 процентов. К тому же цены на хлопок очень сильно зависят от курса валют. Тем не менее, за последние пять лет выпуск хлопчатобумажных тканей увеличился.

Так, четыре из пяти выпускаемых в России махровых полотенец производит «Донецкая мануфактура», входящая в группу «Мегаполис». Последние десять лет выручка компании постоянно росла, и в 2019 году доходы превысили 2 млрд рублей. 2020-й год ударил и по ростовскому игроку, но, как говорят в компании, незначительно.

«Честно сказать, пандемию в бюджете мы не планировали, — говорит генеральный директор „Группы Мегаполис“ Александр Грозов. — Рынок в нашем сегменте восстановится в 2021 году. Мы думаем, что к концу года наша доля на российском рынке должна увеличиться на пять процентов».

В целом, предприятия настроены оптимистично: как бы там не сложилось с эпидобстановкой, а покупать текстиль будут всегда.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter