Почему количество нижегородских компаний сократилось до уровня десятилетней давности?
Аналитика

Почему количество нижегородских компаний сократилось до уровня десятилетней давности?

5 июля 2019, 14:43Photo: flickr.com
За последние три года в России прекратили свою деятельность 800 тыс. юридических лиц. Больше всего убыло в Москве и Санкт-Петербурге, а вот в Крыму и Севастополе, наоборот, компаний стало больше. NewsNN выяснил, что за три года произошло с бизнесом в Нижегородской области.

В период с 2015 по 2018 гг. численность российских компаний (юридических лиц) сократилась с 5 млн до 4,2 млн. Об этом сообщается в исследовании международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza.

Рекордная «смертность» бизнеса зафиксирована в 2018 году — численность компаний уменьшилась на 346 тыс. Всего в стране осталось работать 4 млн 214 тыс. 742 организации. По этому показателю Россия «откатилась» до уровня 2004 года.

Всего за период с 2015 по 2018 год количество юрлиц в России сократилось на 828 тыс. Число действующих предприятий уменьшилось в 81 регионе страны. Лишь в четырех субъектах РФ в этот период количество открывшихся компаний превысило количество закрывшихся.

Photo:1mi

Антирейтинг регионов с максимальной численностью закрывшихся предприятий возглавили: Москва (минус 317 тыс.), Санкт-Петербург (- 60 тыс.) и Московская область (- 42 тыс.).

В целом доля работающих в стране компаний сократилась на 16%. Около четверти предприятий в 2015–2018 годах потеряли Москва (минус 27% предприятий), Республика Калмыкия (- 25% предприятий), Республика Хакасия (- 25% предприятий) и Мурманская область (- 24% предприятий).

За последние три года положительное сальдо открывшихся и закрывшихся предприятий зафиксировано только в республике Крым, Севастополе, Смоленской области и Чечне. В Крыму количество зарегистрированных предприятий выросло на 4 570 единиц (+ 16%), Севастополе на 1 992 единицы (+ 21%), в Смоленской области — 253 единицы (+ 0,9%), в Чечне на 124 единицы (+ 1,3%).

Елена Трубникова
Photo:zdrav.fom.ru

Председатель совета директоров сети FinExpertiza Елена Трубникова считает, что массовое закрытие предприятий в российских регионах, которое последние несколько лет фиксирует официальная статистика, объясняется не только неблагоприятными макроэкономическими условиями.

С 2016 года в законодательстве обозначены новые основания для отказа в регистрации в ЕГРЮЛ, а у налоговых органов появились полномочия по проверке достоверности сведений в реестре, позволяющие ведомству сокращать число фиктивных компаний.

«Влияет и тренд последнего времени — бизнес больше не хочет быть большим. Число ИП в России превысило число зарегистрированных юридических лиц», — замечает Трубникова

Число юрлиц в Нижегородской области сократилось до уровня десятилетней давности

В Нижегородской области за три года прекратили свое существование 14,4 тыс. юридических лиц. В 2015 году в регионе работали 103,5 тыс. предприятий, при этом в 2016 году динамика вроде бы пошла вверх и количество бизнес-структур выросло до 105,3 тыс. единиц. Однако далее юрлица снова начали закрываться: в 2017 году их стало 94,7 тыс., в 2018 — 88,9 тыс. Заметим, что такой же показатель был в области десять лет назад в 2008 году.

Ирина Войнова
Photo:НИА "Нижний Новгород"

Член совета НРО «Опоры России» Ирина Войнова считает, что ситуация не такая критичная по сравнению с другими регионами. «У нас она отличалась в лучшую сторону», — говорит эксперт. И, действительно, Нижегородская область не входит в топ-10 субъектов РФ по количеству закрытых компаний за последние три года. Однако в соседних регионах Поволжья ситуация примерно такая же: в Татарстане с 2015 года закрылось 10,8 тыс. компаний, в Башкортостане — 8,9 тыс., в Пермском крае — 13,7 тыс.

Войнова связывает такую динамику с меняющимися экономическими процессами в стране. «Идет укрупнение бизнеса. Плюс некоторые предприятия, которые открывались в 90-е годы, уже не вписываются в современные реалии в силу возрастного фактора», — заметила представитель «Опоры России» в разговоре с NewsNN.

Кроме того, по ее словам, молодые бизнесмены часто уходят в онлайн-течение, при этом, не регистрируя свое дело. «Мое мнение такое — это естественный процесс укрупнение экономики», — говорит Войнова.

Кроме того, повлияли и принятые за это время федеральные законы. «Законодательная база не расширяет границы, а наоборот сужает… Теперь это ниша для единиц. Нужно много времени, много знаний. Например, сильный регламент перетерпела розничная торговля, маркировка товара, кассы — онлайн. Бизнес становится все более профессиональным и компетентным. Не все готовы к этому», — считает эксперт.

По ее мнению, сокращение юрлиц в Нижегородской области — это не просто закрытие фиктивных компаний, а действительная убыль бизнеса. Так как открытие нового юрлица не представляет каких-либо сложностей, а документальное оформление за это время было даже упрощено.

«Жизнь становится беднее и, как последствие, — сокращение предприятий»

Павел Солодкий
Photo:NewsNN

Тенденцию снижения юридических лиц в регионе подтвердил и уполномоченный по правам предпринимателей Нижегородской области Павел Солодкий. По его словам, активное сокращение количества предпринимателей началось, когда руководителем Управления федеральной налоговой службы по региону работал Владимир Шелепов. «Тогда началось просто бегство капитала. Это было достаточно жесткое и несправедливое отношение к налогоплательщикам», — говорит Солодкий.

Кроме того, идет снижение покупательской способности и отсутствие роста экономики. «В ряде отраслей бизнес чувствует себя достаточно тяжело. Идет снижение спроса. И статистика показывает, что люди тратятся в основном на питание, и то недорогое. Жизнь становится беднее и как последствие — сокращение предприятий», — признает бизнес-омбудсмен, добавляя, что на рынке идет жесткая конкуренция за покупателя.

Одной из причин уменьшения юрлиц уполномоченный называет и работу самой налоговой, которая закрывает недействующие компании.

По словам бизнес-омбудсмена, правительство Нижегородской области старается упростить деятельность законопослушного бизнеса. Создана рабочая группа по борьбе с нелегальным предпринимательством. «Конкурировать тем, кто платит зарплату по „белому“, с теми, кто даже не зарегистрировался, очень сложно», — замечает Солодкий.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter