Памятники ждут инвестора

Памятники ждут инвестора

Памятники ждут инвестора
Аналитика

5 февраля 2015, 19:50
В мае исполнится год с тех пор, как дума Нижнего Новгорода совместно с городской администрацией пытается запустить проект по передаче инвесторам ветхих и аварийных архитектурных памятников, находящихся в собственности муниципалитета. Предполагая, что найдутся люди, которые захотят вложить свои средства в реставрацию этих объектов, депутаты и чиновники пока никак не могут определиться, на каких условиях их следует передавать.

О необходимости раздавать памятники архитектуры, которые Нижний Новгород может утратить из-за отсутствия средств в городском бюджете на реставрацию, председатель постоянной комиссии по развитию города, строительству и архитектуры гордумы Вячеслав Растеряев впервые заявил 19 мая 2014 года. Тогда же депутатами было принято решение реализовать пилотный проект по передаче аварийных памятников архитектуры, находящихся в муниципальной собственности, в аренду на особых условиях: с обязательством для арендатора восстановить здания в первозданном виде, после чего он получит возможность оформить право аренды объекта на 49 лет не по рыночной стоимости, а за символическую плату (скажем, за один рубль за 1 кв. м). Такая практика, как известно, успешно применяется в Москве. Таким образом, считает Вячеслав Растеряев, арендатор будет мотивирован как можно быстрее завершить реставрационные работы.

И вот прошло более полугода. Недовольный отсутствием результатов, в декабре Вячеслав Растеряев инициировал создание специальной рабочей группы, призванной в ходе обсуждения решить все спорные вопросы. На первом заседании рабочей группы 4 февраля выяснилось, что некие подвижки к тому, чтобы хотя бы один объект культурного наследия (ОКН) можно было передать инвестору, сделаны. Так, двухэтажный особняк на Ильинской, 64 уже расселен за счет средств городского бюджета, а половина его помещений переведены из статуса жилых в нежилые — как подчеркивают специалисты комитета по управлению городским имуществом и земельными ресурсами (КУГИ и ЗР), это обязательное условие, чтобы здание стало объектом инвестирования.

Ожидается, что в дальнейшем предстоит аукцион, на котором инвесторы поборются за право заключить инвестиционный контракт, чтобы за собственный счет сначала выполнить и согласовать в соответствующих инстанциях проект реставрации и приспособления ОКН под современное использование, а потом потратить еще миллионов сто на реализацию этого проекта. Однако до сих пор неясно, какие условия будут предложены инвесторам, чтобы мотивировать их, по выражению депутата Александра Котюсова, «вляпаться» в это дело.

На заседании рабочей группы директор департамента градостроительного развития и архитектуры Татьяна Шмакова объяснила собравшимся, почему московский опыт неприменим для Нижнего Новгорода. «В Москве совершенно другая инвестиционная привлекательность этих объектов, — заявила она. — У нас за этими объектами никто в очереди не стоит, потому что объекты получаются дорогие, «выход» маленький, при этом еще надо сохранить историко-культурное наследие».

В ответ на упрек депутатов, почему специалисты горадминистрации сами не подготовили смету, чтобы инвестор представлял масштаб необходимых затрат, выходя на аукцион, Татьяна Шмакова подчеркнула, что составить смету без проектной документации невозможно. А проектная документация в случае с ОКН осложняется тем, что это памятник, а значит, она должна быть согласована с управлением государственной охраны. «Проект, по идее, должна выполнять специализированная организация, имеющая лицензию в этой области — именно на реставрационные работы», — продолжила Татьяна Шмакова, напомнив, что средства в городском бюджете на эти цели отсутствуют.

Возвращаясь к опыту Москвы, госпожа Шмакова добавила, что памятники архитектуры, находящиеся в центре столицы и передаваемые в аренду, — это бывшие офисные здания. В то время как в Нижнем Новгороде это жилье. «Это принципиальная разница! — уверена она — Нежилые помещения в Москве можно сразу сдать в аренду и можно придумать ставку. Потому что — пожалуйста! Заезжай, ремонтируй, живи. Здесь совершенно другая ситуация. Это бывшее жилье. Это помещения, находящиеся в негодном состоянии для сдачи в аренду».

Представитель КУГИ и ЗР, на который была возложена обязанность подготовить проект по передаче ОКН инвесторам, также объяснил депутатам, почему памятники нельзя просто продать желающим. Ведь ставится задача их сохранить. А поскольку все объекты находятся в зоне активной застройки, то они мешают производству дорогостоящих квадратных метров. Продашь дома — завтра они сгорят, и в этом случае предъявить ущерб будет некому. В то же время и в аренду сдать ОКН тоже не получится. Потому что, во-первых, не возьмут. А во-вторых, сдавать аварийный объект в аренду горадминистрация не имеет права.

В свою очередь, известный нижегородский «гуру» на рынке недвижимости Борис Горелик, обсуждая в «блогосфере» проблему сохранения памятников, рассказал, почему в свое время не прельстился предложением муниципалитета за вполне вменяемые деньги (что-то около 10–12 млн руб.) купить находившийся в плачевном состоянии ОКН.

«Красивейший по нижегородским меркам особняк, пребывавший в запущенном состоянии, был объявлен «материал стен — кирпич» и выставлен на торги. Было видно невооруженным глазом, что никакой экономической целесообразности для покупателя не светит: из-под штукатурки наружных стен со двора торчали (и по сей день торчат) гнилые доски «каменных» стен; зайдя внутрь, чувствуешь себя в аварийном некогда аристократичном здании, доведенном собственником «до ручки», — поделился он своими впечатлениями. — «А что это вы не пошли на аукцион?» — спросили меня коллеги, осматривавшие свежее приобретение и толпившиеся у черного входа, повстречавшиеся мне при очередной доставке моих девчонок в школу № 8. Ответ для меня был очевиден и немедленно озвучен: только если бывший собственник (город) приплатит, передавая объект — глубокий инвалид новому собственнику, это может быть экономически целесообразно, принимая во внимание необходимость восстановить полуубитый нещадной эксплуатацией памятник. Ни о каких сотнях тысяч долларов входной цены не могло быть в этом случае и речи. Можно только предположить, что победители аукциона и лицо, приобретшее право собственности у победителя, не сильно вникали в детали охранного обязательства, понимая, насколько избирательны в своем внимании госорганы, следящие за ОКН».

Между тем множество вопросов вызывает не только механизм передачи ОКН инвесторам, но и перечень объектов, которые власти нацелились сохранять. Свое недоумение по поводу этого списка «НьюсНН» высказала председатель общественного движения «За жизненное пространство» Мария Попова. Например, дом 39 на Грузинской, по ее словам, никогда не был ОКН.

«Памятником данный дом никогда не являлся и в настоящее время не представляет интереса даже для бомжей, не то что для потенциальных инвесторов, — обращает внимание она. — Дом (без окон, дверей, с обгоревшей крышей, частично разрушенными плитами перекрытия) непригоден к восстановлению, и интерес у инвесторов может вызвать разве что площадка под застройку в центре города», — рассказала она, о чем мы сообщали ранее.

По мнению Марии Поповой, депутаты и чиновники больше имитируют градозащитную деятельность,чем занимаются ею, подтверждением чего может являться еще и тот факт, что в рабочую группу не был включен ни один специалист по ОКН.

Ирина Славина

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter