к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 33 7 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
12:01 Понедельник, 21 Января 2013

Двуглавая система МСУ как источник политических конфликтов

Эксперимент по внедрению двуглавой системы местного самоуправления, продолжающийся в России, не только не оправдал ожиданий, но и спровоцировал новую волну политических конфликтов в регионах. Лишив населения права избирать себе мэров городов, сторонники двуглавой модели не смогли преодолеть проблему противостояния руководителей МСУ и губернаторов, но создали условия, ухудшающие качество местного самоуправления.

Евгений Семенов, политолог

Осень патриарха.

Начало 13 года было ознаменовано тем, что Владимир Путин подписал указ о продлении сроков полномочий высшим государственным чиновникам до 70 лет. Несмотря на то, что у этого документа откровенно персональные мотивации, его действие может коснуться и судеб целого ряда российских политиков, превратив намечающиеся точки в их биографиях в запятые. Вопрос о том, отразится ли принятие этого Указа на карьере губернатора Валерия Шанцева, а вслед за ним и на всей нижегородской политике, сегодня становится актуальным вопросом повестки дня на ближайшие несколько лет. Суть вопроса в том, что этот указ диверсифицирует сценарную матрицу нижегородской политической сцены. Если до его появления мы наблюдали, как разворачивается один сценарий, в котором В.Шанцев в 15 году уходит, то сегодня эксклюзивность этой сценарной модели становится не очевидной. Указ Путина создает благоприятные условия для сценарного взрыва и появления сразу нескольких версий того, как должна развиваться нижегородская политика в период до и после 15 года.

Проблема, о которой сегодня хотелось бы поразмышлять, лишь косвенно связана с анализом вызревающих политических сюжетов, которые, как мотыльки, будут крутиться, вокруг 15 года. Попробуем систематизировать причины и обстоятельства, приводящие к формированию этой проблемы.

Цезарь, как Клеопатра.

В 2010 году депутаты Нижегородской Городской Думы, изменив городской Устав, лишили население права выбирать себе мэра. Власть в городе распределилась между Главой города, выбираемым из состава депутатов, главой администрации города и губернатором. При этом за губернатором в новом Уставе было закреплено право вето и рекомендаций, позволяющее ему влиять не только на процесс управления городом, но на решение ключевого вопроса - назначения и отставки главы администрации Нижнего Новгорода. Таким образом, губернатор практически подчинил себе местное самоуправление. Впрочем, общественное мнение этот маневр Шанцева оценило как захват власти в городе. Подтверждением этому являются многочисленные социологические опросы, которые на протяжении последних двух лет демонстрируют высокий уровень уверенности нижегородцев в том, что городом (или «всем хорошим» в городе) управляет Валерий Шанцев.

Сложившаяся ситуация вполне выигрышна для Нижегородского губернатора и может быть названа его политической победой. Он не только получил всю полноту власти в регионе, но и красиво ушел от ответственности, возложив ее в Нижнем Новгороде на двух Олегов, каждому из которых «даровал» свою любовь, но положение которых, при такой управленческой комбинации, может показаться незавидным.

Но так показаться может только на первый взгляд. Для того чтобы оценить ситуацию более точно и определить роль, которая уготована в действующем сценарии и Сорокину, и Кондрашову, необходимо провести функциональный анализ их деятельности, а также проанализировать результаты их же работы.

Скромное обаяние буржуазии.

Начнем с Олега Сорокина. Если личные цели, приведшие его в кресло Главы города, ни у кого не вызывают сомнений, то вопрос об официальных результатах его деятельности ставит в тупик даже самого наивного горожанина.

Двуглавая система управления предполагает, что городским хозяйством и оперативным управлением должен заниматься О.Кондрашов, а вопросами развития города – О.Сорокин. Однако этих результатов себе в актив Сорокин записать не может. Беглое пролистывание архивов медиамониторинга свидетельствует о многочисленных официальных и бесполезных встречах с его участием, рукопожатиях, улыбках, награждениях, разрезаниях ленточек и не более. И вот здесь-то возникают вопросы к О.Сорокину: в чем заключается его личная роль в решении стратегических вопросов развития города? Какие суммы и из каких источников он привлек для строительства метрополитена, виадуков, развязок? Каких инвесторов ему удалось ввести в Нижний Новгород, и какие доходы от этого получил или получит бюджет города? Сколько миллиардов рублей удалось ему «выбить» в Правительстве России для празднования 400-летия Нижегородского ополчения? Наконец, какое количество рабочих мест создано в городе (именно создано, а не уничтожено, как это вышло с Советским рынком), благодаря его усилиям? Боюсь, что ответа на вопрос: «Что сделал Олег Сорокин для Нижнего Новгорода и нижегородцев?», для большинства горожан просто не существует.

Вместе с тем только у наивного горожанина может возникнуть впечатление, что Олег Сорокин, обладая столь огромными возможностями, все это время по-обломовски благодушествовал. Отнюдь. Людям посвященным хорошо известно, что группа компаний, принадлежавшая некогда бизнесмену Олегу Сорокину, за время, пока Глава города Олег Сорокин резал ленточки, многократно выросла, набрала мощь и стала маленькой олигархической империей, которой уже тесно в регионе. Собственно об этом уже давно публично говорят, и последний нашумевший материал под названием «Золотые крендели Единой России» разместил в своем блоге депутат Государственной Думы Дмитрий Гудков. Таким образом, в общественном мнении существует уверенность, что кресло Главы города для О.Сорокина – это инструмент развития его бизнеса и не более.

Известно, что любой бизнес требует защиты, а бизнес серьезный требует серьезной защиты. Аксиоматичность этого тезиса раскрывает нам логику дальнейших политических перспектив Олега Сорокина. С ироничным презрением относясь к своим невысоким рейтингам, он холодно и расчетливо наращивает свое финансовое могущество. Он прекрасно осознает, что настанет время, когда срок, на который он выбран Главой города, истечет. И вот тогда часть капитала может быть инвестирована в обеспечение его же защиты или, говоря другими словами, в ближайшую избирательную кампанию. Нельзя исключать, что О.Сорокин решит пройти всенародные выборы мэра. Имея большее влияние на депутатов, чем О.Кондрашов, и значительные финансовые ресурсы, он легко решит проблему изменения Устава и сумеет организовать избирательную кампанию. В чем его преимущества как кандидата? Самоустранившись от вопросов оперативного управления городом, он смог уйти от ответственности за состояние дел в городе и от всех проблем связанных с этим. На выборы мэра он может выйти с «чистой» легендой, где основной тезис может звучать, например, так: «Дайте мне всю полноту власти, и я покажу, как надо управлять городом». В подобных обстоятельствах О.Кондрашову трудно будет конкурировать с коллегой, и его рейтинги, могут быстро растаять под давлением тонн критики и компромата, которые могут быть щедро оплачены из какого-нибудь фонда, аффилированного кандидату О.Сорокину.

Администратор. Восстание машин.

Теперь обратимся к Олегу Кондрашову. Два с лишним года в Нижнем действует новая модель местного самоуправления, в которой Кондрашов играет одну из главных ролей. Вместе с тем, устойчивость этой модели, начинают вызывать определенные сомнения. Прошедших двух лет вполне достаточно, для того чтобы подвести некоторые итоги и оценить все эффекты той модели, которая сначала вознесла Кондрашова на вершину местного политического Олимпа, но вслед за этим начала его потихоньку поглощать.

С самого начала его фигура в дуумвирате должна была служить целям сдерживания и противовеса экономическим и политическим амбициям Сорокина. Выдвигая Кондрашова на должность главы администрации города, Шанцев прекрасно понимал, что это его защита от полной оккупации Нижнего Сорокиным и его людьми. Молодой политик, преуспевший в бизнесе, Олег Кондрашов, стал «линией Маннергейма» для нижегородского губернатора, который, используя стратегию divide et impera, мог легко манипулировать и тем и другим, сохраняя при этом свое политическое влияние в Нижнем Новгороде. Но чем дальше развиваются события, тем более укрепляется странное ощущение, что, несмотря на нынешнюю активность и даже популярность Кондрашова у горожан, в политических сценариях будущего ему пока не находится места.

Если Сорокин, быстро оценив ситуацию, самоустранился от тяжкого бремени МСУ, даже перестав появляться на городских оперативках, то Кондрашову естественно деваться некуда. Его должность требует систематической и кропотливой работы. За два года он прибрел необходимый опыт и сегодня для него процесс управления городом, это не квест с катастрофами, как это было поначалу, а вполне предсказуемый и контролируемый процесс, к тому же дающий видимые результаты.

Несмотря на определенные успехи перспективы Кондрашова остаются неясными. Основная проблема Олега Кондрашова – это его управленческая амбициозность. Он, в отличие от многих так называемых «сити-менеджеров», не согласился на роль серенького исполнителя чужих планов и решений и задачу управления городом принял как личный вызов. И вот здесь-то он вынужден был столкнуться с множеством институциональных ограничений для назначаемого администратора. Среди основных из них назовем только два: глава администрации лишен права формировать бюджетную политику города, а может только влиять на этот процесс, и глава администрации не должен заниматься вопросами стратегии развития города. Есть еще ряд других ограничений, но этих двух уже достаточно, чтоб лишить его возможности полноценного, а, следовательно, и качественного управления городом. И вот здесь-то амбиции Кондрашова сыграли с ним злую шутку. Стремясь к результативности и качеству работы, он вынужден был обходить те самые барьеры, которые создала двуглавая система. Управленческие ограничения, Кондрашов пытается преодолеть за счет создания различных инструментальных проектов, позволяющих ему решать задачи, которые в городе не решаются, но без которых говорить об эффективном самоуправлении просто не приходится. Кондрашов интегрирует в систему управления городским хозяйством различные инновационные проекты от идеи строительства многоярусных парковок, привезенной из Голландии до электронной очереди в детские сады. Инициирует и курирует подготовку стратегической программы развития города. Активно взаимодействует с прессой и общественностью. Формирует «Большой муниципалитет» и т.д. Одним словом, ведет себя не как сити-менджер, а как полноправный градоначальник. Даже местные горе-оппозиционеры, объявляют его своим главным врагом, признавая, таким образом, его политическую власть, которой формально он обладать не должен.

Действуя таким образом, он перестает играть роль главного городского завхоза, уготованную ему двуглавой моделью МСУ. Он явно не желает быть послушной коммунальной машиной, дистанционно управляемой при помощи пульта, лежащего на губернаторском столе. Кондрашов уже вырос из коротких штанишек, которые, когда-то примерил ему Шанцев.

При этом он совершает еще одну серьезную ошибку, с точки зрения аппаратной дипломатии, - действует открыто и публично. Как наивный (пока еще) политик он считает, что его искренность и открытость – его большое преимущество. Иногда он делает заявления, которые вызывают улыбки, но чаще всего провоцируют настороженность, грозящую перерасти в недоверие или даже враждебность. Наблюдая за действиями Кондрашова, который превышает пределы своих компетенций, и Сорокин, и Шанцев, вряд ли объективно оценят цели, которые поставил перед собой амбициозный городской менеджер, но, вполне могут интерпретировать его действия как желание выйти из-под влияния или попытку перехвата власти. Элементарная логика подсказывает, что в таком случае Олег Кондрашов становится фигурой опасной и его необходимо выводить из игры.

Матрица. Перезагрузка.

Именно это обстоятельство создает благоприятную ситуацию для диверсификации сценарной матрицы нижегородской политики. Вариантов и версий возможных сценариев, которые отчасти спровоцированы Кондрашовым, может быть множество. Но один из наиболее вероятных сценариев может выглядеть следующим образом: Сорокин, используя недовольство Шанцева, лишает Кондрашова губернаторской поддержки и уничтожает его как потенциального конкурента задолго до предстоящих выборов мэра Нижнего Новгорода.

Вопрос здесь не в Кондрашове. Сегодня Кондрашов, не имея репутационных «скелетов в шкафу», обладая опытом управления городом и популярностью у горожан, становится фигурой в равной степени приемлемой для всех политических групп, претендующих на влияние в регионе. С ним можно вести переговоры и формировать перспективные политические тандемы. Тем не менее, вопрос пока не в нем, вопрос в Шанцеве.

Кто сказал, что должность и статус всенародно избранного мэра – предел политических амбиций Сорокина? Размышляя о возможных сценариях будущего невольно вспоминаешь фразу T. Дж. Даннинга, который говорил, что: при 10% прибыли «капитал согласен на всякое применение, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы». Понимает ли Нижегородский губернатор, что глядя сквозь пальцы на то, как расширяется империя Сорокина, он подводит под себя мину, часовой механизм, которой уже отсчитывает время. Чем гарантирована уверенность губернатора, в том, что Олег Валентинович не захочет играть по своему сценарию, и попробует занять его место, даже при условии, что Шанцеву будет официально пролонгирован срок государственной службы? Ведь на выборах многое решают деньги, а большие деньги решают почти все, и Сорокин в 2010 году этот вариант уже апробировал.

Поэтому выборы мэра это только первый акт пьесы. Во втором акте скромное обаяние, которым обладает Олег Валентинович, может перестать быть скромным. Несмотря на то, что его репутация, с точки зрения имиджа государственной властной системы, далеко не кристальна, он может добиться поддержки полпреда Михаила Бабича (с которым, по слухам, очень старается наладить отношения) и бросить вызов Шанцеву на предстоящих губернаторских выборах.

Конечно, предложенная версия политического сценария – всего лишь версия, но во множестве самых разных сценарных вариаций обнаруживается одно неизменное обстоятельство: несмотря на то, что у Олега Кондрашова наверняка есть свои политические сценарии, он не входит в сценарную группу и матрица будущей нижегородской политики пока пишется без его участия. Став заложником двуглавой системы управления, он может превратиться в исходящий политический реквизит. Он может неистово воевать с призраками, искренне веря в нерушимость своего тандема с губернатором, но будет продолжать играть роль второго дзанни местной политической комедии, пока не поймет, что главным его врагом является сама двуглавая система местного самоуправления. Если это осознание придет к нему, если он решит быть тем, что немцы называют «Realpolitik», то 13 год может стать годом реверсивного переключения нижегородского политического трафика.