к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Февраль 2017

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
30 31 66 1 66 2 69 3 17 4 4 5
73 6 61 7 50 8 71 9 55 10 13 11 4 12
61 13 64 14 47 15 59 16 45 17 13 18 5 19
55 20 40 21 52 22 10 23 11 24 15 25 9 26
30 27 28 1 2 3 4 5
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
08:11 Понедельник, 26 Ноября 2012

И снова на те же грабли

Не знаю как читателя, а автора все больше «забавляет» ситуация в сфере образования. На днях вновь всплыла достаточно старая «фишка» - о введении обязательной школьной формы для учащихся. На этот раз, в связи с действиями властей Ставропольского края. Дискуссия развернулась… - залюбуешься! При этом в очередной раз складывается впечатление, что друг друга не слышат (и не читают) ни стороны конфликта, ни общественность, ни власти.

Андрей Самсонов, научный сотрудник
Приволжского филиала ИС РАН

В контексте этой дискуссии возникает несколько немаловажных, по крайней мере, с точки зрения автора, вопросов. Какое общество мы строим? Что является целью подготовки в общеобразовательной школе? И, наконец, в чьих интересах все это делается? Попробую обосновать эти глобальные и, казалось бы, мало относящиеся к обозначенной узкой проблеме вопросы, которые именно в ней проявляются весьма радикально.

Аргументы сторонников и противников введения обязательной школьной формы можно свести к достаточно простой схеме. Это если не пытаться быть предвзятым в отстаивании одной из позиций. А именно, сторонники настаивают на том, что обязательная школьная форма снимает проблему «соревнования» между учениками и родителями, способствует утверждению принципов социального равенства в детско-молодежной среде, и главное, обеспечивает дисциплину, понимаемую и как стандарты поведения, и как «дисциплину ума» среди учащихся. Противники утверждают принципы свободы самовыражения, творчества и, если перестать говорить эзоповым языком скрытых намеков, социальной адаптации учащихся к обществу, члены которого изначально не равны по своим социальным диспозициям.

Кстати, все это относится не только к ученикам, но и выливается в принципиальное противостояние в отношении характера и состояния российского гражданского общества в целом. Именно поэтому автор принципиально не рассматривает лоббистско-экономическую подоплёку, о которой достаточно часто упоминают в СМИ. Как мне представляется, интересы представителей лёгкой и текстильной промышленности, а точнее их возможности, не способны радикально повлиять на столь значимые идеологические разногласия, а следовательно, и на принятие решений в этой сфере.

Причины подобной глобальной трактовки узкой проблемы следующие. Например, сторонники говорят о необходимости снизить градус социального напряжения, вызванного материальным неравенством, среди учащихся. Сразу же возникают вопросы. Во-первых, в какой мере можно говорить о социализации подрастающего поколения школой, если пытаться завуалировать лежащие «на поверхности» факты? Во-вторых, стило ли тогда сознательно уничтожать зачатки элитарного школьного образования фактической отменой права школ на самостоятельный отбор учащихся? И, третье, уж коль мы говорим о рыночной экономике, то есть капиталистическом обществе, не следует ли изначально давать понять подрастающему поколению что все люди, конечно же, равны, но некоторые «равнее» других? Если не работают механизмы обеспечения социальной справедливости, так пусть хотя бы работают принципы «социальной правды».

И последнее. Существующее законодательство достаточно четко и ясно прописывает возможность введения обязательной школьной формы по совместному решению педагогического коллектива школы и родителей. То есть дает гражданам самостоятельность в решении хотя бы этого вопроса. При этом именно они и являются фактически единственной «инстанцией», способной обеспечить реализацию такого решения в нынешних условиях. Иных нет. Кому и зачем в очередной раз потребовалась дискуссия о том, в чем ходить нашим детям при полном отсутствии ресурсов, позволяющих обеспечить исполнение иного решения, остается вопросом….

А.И. Самсонов, научный сотрудник
Приволжского филиала ИС РАН