к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 33 7 38 8 25 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
16:08 Четверг, 25 Августа 2011

День кино. Смерть кино.

{intro}27 августа Россия отмечает День кино. Когда-то наша страна была кинематографической державой. Имена Эйзенштейна, Довженко, Пудовкина, Калатозова, Бондарчука, Тарковского навсегда вписаны в историю мирового кино. Однако это в прошлом. А что сегодня? Говорят, что «Великий немой» в нынешней России не только немой, но еще глухой и почти слепой. Поговаривают, что российское кино умерло. Так ли это и в чем основные причины этого, можно ли надеяться на возрождение кино в России, об этом мы спросили наших экспертов.{/intro}

 
 
 
Sample ImageЮрий Беспалов, кинорежиссер, засл. деятель искусств

Есть «искусство кино», а есть движущееся изображение – «муви». Муви существует, а то, что называется Кино, этого в принципе нет

Кино, конечно, не умерло, но жизнь в нем еле-еле теплится. А что касается причин… Бог его знает! Ведь вы обращаетесь ко мне  - человеку из другого времени, а о сегодняшнем кино надо спрашивать у молодежи, но, с другой стороны, откуда они знают, что такое кино?

Давайте договоримся о том, что мы понимаем под «кино». Ведь есть «искусство кино», а есть движущееся изображение, то, что называют – «муви». Муви существует, а то, что называется Кино, то, что действовало на воображение человека и двигало его куда-то, этого в принципе нет. Сегодня нет российского кино. Есть московское кино. Это кино существует, оно ориентировано на нескольких человек, которые могут найти деньги, ведь кино это безумно дорогая штука, но в основном это кино для себя. Это фестивальное кино и большой зритель его не видит.

Но Кино у нас было. У нас были фильмы, которые действовали на человеческую душу, способствовали рождению в человеке Человека. Однако в начале 90-х годов произошла смена поколений и начало формироваться иное сознание. Нас начали воспитывать в духе стяжательства, где только деньги свидетельствуют о личной успешности. Отравить душу оказывается легко, и сегодня мы имеем то, что имеем.

Все вокруг говорят о том, что что-то должно произойти, но нет идеи, понимаете! Нет Евангелия, нет Благой вести, которая бы витала в воздухе. Когда я сегодня выхожу на улицу, то куда бы я ни пошел или ни поехал, на меня бросаются наглые глаза господина Прохорова. Он миллиардер, и он хочет быть Большим Братом, но даже для нынешнего поколения – это не Евангелие.  Поэтому когда я смотрю так называемое «молодое кино», я убеждаюсь, в том, что это кино снимают люди с отравленными душами. Фиксировать можно все что угодно, но это не кино. Пример – Гай Германика, у которой много чего на теле, а нужно чтоб в голове еще что-то было и в душе… Но ведь ей не стронуться с мертвой точки, потому что иначе она не будет снимать свое кинишко. Может быть, ей хотелось большой любви, но у нее это не получается. Сейчас наступило время дилетантов. Они и хотят любить, но не могут.

Sample ImageАлександр Федоров, философ
 
Отечественное кино является адекватным зеркалом нашей действительности, в которое смотреться не хочется
Вы знаете,  исходя из чувства долга, наверное, надо сказать, что оно не умерло, но, к сожалению, я почему-то в основном смотрю зарубежное кино. Более того, я назову трех-четырех отечественных режиссеров, фильмы которых я видел и мне их фильмы понравились, у них действительно есть что-то универсальное и в то же время конкретно-предметное, но чтобы ничего не придумывать искренне скажу, что я предпочитаю либо западно-европейское, либо азиатское кино.

Почему так происходит? Наверное, где-то есть та грань, тонко уловимая, между восприятием действительности – такой, какая она есть, и желанием видеть в этой действительности тебе близкое.  Отечественное кино, по всей видимости, является именно таким индикатором, который эту грань устанавливает. В этом его большое преимущество, поэтому сказать, что оно умерло – это будет неправильно. Оно является достаточно адекватным зеркалом нашей действительности, в которое смотреться не хочется.

В какой-то момент Россия перестала или сочла, что она перестала, быть страной с тоталитарного типа культурой. Не политической системой, а именно культурой, в которой всегда был элемент, который создавал противовес этой культуре. Именно на этой грани возникали шедевры фильмов А.Тарковского, А.Сокурова и не только их. Когда этот противовес исчез, то образовалась не альтернатива ему, а пустота. В этой пустоте, может быть, и может родиться что-то великое, но пока этого не получается, наоборот, дело становится все хуже и хуже.

Когда А. Тарковский ставил задачу отражения действительности (об этом много сказано в его «Мартирологе»), он все время искал форму отнюдь не буколистическую. Для того чтобы в ныне существующей реальности найти такую не буколистическую форму, которая была бы интересна Западу и мировой культуре, наверное, нужно отсутствовать в этой культуре. Если бы можно было предложить такую альтрнативистскую версию, в стиле очень любимого японцами направления анимэ и переместить отечественный кинематограф куда-нибудь в Азию и заставить его снимать фильм про российскую действительность, может быть, все и наладилось бы. Но мы втянуты в какие-то очень странные, мутные процессы, которые совершенно не стимулируют рождения шедевров в кинематографе.

Sample ImageВиталий Пауков,  телережиссер, дипломант Каннского фестиваля

Вакуум (в кино) заменяется продукцией, которую делает Comedy Club. Это наиболее яркий пример того, как не надо делать кино

Я считаю, что российское кино существует. Это первое. Хороших фильмов было всегда мало, в том числе и на Западе. Если посмотреть последние годы оскаровских картин, то фильм, который можно назвать настоящим, –  это «Красота по-американски». Дефицит хороших фильмов существует во всех странах. А потом кинематографических стран вообще в мире мало, и Россия, конечно, относится к кинематографическим странам.

Что касается упадка кино,  то это другой вопрос. Упадок кино, конечно, есть, но упадок существует во всем обществе, и кино не может быть изолировано от общества: недаром хорошие советские картины повторяются на разных каналах телевидения каждые две недели.  К сожалению, из-за того, что существует кризис в обществе, существует и кризис в кино, и наши художники, в том числе и большие,  такие, как Н.Михалков, Г.Панфилов, они, к сожалению, не могут предложить нам в сегодняшней изменившейся реальности что-то, что находило бы отклик у зрителей. Отчасти этот вакуум заменяется продукцией, которую делает Comedy Club. Это наиболее яркий пример того, как не надо делать кино.

Сегодня есть хорошие картины, но, на мой взгляд, они слишком депрессивны. Один из лучших фильмов последних лет это «Груз 200», но этот фильм не все могут смотреть, это тяжелая картина.
А вот таких картин, которые, как говорил А.Тарковский, должны «размягчить душу», картин, которые делают человека добрее, заставляют его становиться лучше, таких картин, к сожалению, сейчас нет.
Сегодняшнему кино нужно четкое деление на жанры. Комедия должна быть комедией, боевик – боевиком. Я считаю, что мы должны двигаться в эту сторону и четкая жанровая дифференциация нынешнего российского кино – это правильное направление. Я думаю, что пройдет какое-то время, и мы этому научимся. Прежде всего, молодые режиссеры и молодые сценаристы будут делать кино, такие, например, как А.Звягинцев. За ними будущее.

Sample ImageЕлена Кузнецова, медиакритик

Пока в России есть такие эстетические полюса, как кинематограф А. Сокурова и Н. Михалкова, говорить о смерти кино преждевременно

Если отталкиваться от того, что кино  стало «ненастоящим»,  похожим на небрежно снятые в одних и тех же декорациях сериалы, а его создатели  - на участников гонки за новыми компьютерными «примочками», то мысли о его смерти порою напрашиваются сами собою. Если вершинами признаются заоблачные бюджеты и показатели проката, а не художественные миры, то действительно происходят мощные тектонические сдвиги.

Часто причины упадка в новом российском кинопроизводстве ищут в коммерческой сфере.  Думается, что это причины второго порядка, производные от  факторов идеологических. «Смена вех» эстетического характера, как в зеркале, отразила ситуацию смены политической власти: «король умер, да здравствует король!»  Страстные речи и лозунги знаменитого перестроечного съезда кинематографистов в большей степени свергли старых кумиров, чем создали питательную почву для роста нового, свободного кино. Лидерами в кинематографе эпохи гласности стали не мастера, от которых зрители ждали духовного откровения, а представители той самой «пены», творения которых и подхватил бизнес. После отстоя пены  доливать было уже нечего. Художественные идеалы перепутали со старыми политическими идеологемами и сдали их в утиль, а новых зрителям не предложили. Антиэстетика не стала прорывом в новое измерение, не родила новых властителей дум, а владеть сегодня компьютерными эффектами может даже ребенок.

Вместе с тем отрицание того, что ты не приемлешь, нашептывает тебе другой вопрос: а не умер ли ты сам? Кроме того, восприятие кино сегодня происходит и в других, нетрадиционных для прежнего кинематографа, формах,  на различного рода продукты с произведениями классического мирового кинематографа, в том числе и советского кино,  до сих пор большой спрос.  Да и пока в России есть такие эстетические полюса, как кинематограф А. Сокурова и Н. Михалкова, говорить о смерти кино преждевременно.

Что может спасти кино? Если говорить об искусстве, то только воля художника, если в целом об отрасли – государственный протекционизм, но на этом пути – сплошные подводные камни…

Sample ImageПавел Милославский, кинопродюсер

Тем, кто занимается кинопрокатом и воспринимает кино как бизнес, им все равно, что происходит с кино

Это вопрос опять же дефиниций. Что значит: российское кино умерло? Как кино, которое создается, – функционирует замечательно, но как кино, которое кто-то видел, –  кино не существует. Фильмов делается много и господдержка на их изготовление очень приличная, но многое просто не попадает на экран. Причина — коммерциализация кинематографа. Особого выхода из этой ситуации я не вижу.

Если рассматривать кино как бизнес, то понятно, что тем, кто занимается кинопрокатом и воспринимает кино как средство зарабатывания денег, им все равно, что происходит с кино. Они с тем же успехом могли бы колготками торговать, но только они кино продают. Рассчитывать, что они будут обращать внимание на российский кинематограф, не приходится.
 
Не очень представляю возрождение кинематографа в таких условиях. Законы рыночной экономики мы вряд ли изменим. А что касается господдержки в любой форме... Если сделать в России, как во Франции дополнительный налог на показ зарубежных фильмов, который потом реинвестируется в кино, либо просто господдержка должна касаться не только производства фильмов, но и продвижения, кинотеатров, это было бы хорошо.

Но я сомневаюсь, что в нынешних условиях государство на это пойдет. Наоборот, финансирование и на федеральном уровне, и в области сокращается, причем любой области культуры это касается. Финансируются только бренды. Не думаю, что у Эрмитажа или Большого театра есть проблемы с деньгами. Государственное достояние финансируется, а то, что касается таких небольших структур, как тот же киноцентр "Рекорд" или кинотеатр "Орленок"... Не видим мы особого внимания со стороны региональных властей.