к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 33 7 38 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
13:04 Понедельник, 6 Апреля 2009

Докредитовались

Времена тотального советского дефицита, когда приобретение чешского мебельного гарнитура или импортного магнитофона «Грюндик» приравнивалось практически к подвигу, миновали. Сейчас магазинные полки просто ломятся от обилия товаров народного потребления западного производства. Причем опять же советское «утром деньги, вечером стулья» стало абсолютно неактуально. Сейчас стало можно «сначала стулья, а деньги… потом… когда-нибудь…» И это – не коммунизм. Это – потребительское кредитование. Чудеса бытовой техники, мебель, машины, - всё это стало доступно для каждого среднестатистического россиянина. И россияне не теряются.
 
Объемы потребительского кредитования в России растут ежегодно в 2 раза.  К примеру, только за месяц в одном из нижегородских магазинов бытовой техники в кредит продано товаров на 1,5 миллиона рублей. Специалисты от финансов находят этот факт вполне объяснимым.
 
 «В России уровень доходов растет ежегодно на 9%, - рассказывает Константин Захаров, директор Управления по кредитованию частных клиентов одного из старейших банков. – Кроме этого растет финансовая культура народа. Вспомните, наши родители покупали всё в кредит. Теперь вот это возвращается».
 
Магазины, как правило, сотрудничают с двумя-тремя банками, чьи представители тут же, в магазине, готовы предоставить кредит посетителям магазина. Причем, чтобы получить кредит, достаточно предъявить паспорт и заполнить анкету. Некоторые потенциальные клиенты банков записывают, мягко говоря, неточные данные о месте своей работы и приписывают к размеру реальной зарплаты несколько «лишних» цифр. И, тем не менее, в 90 процентах банк все-таки кредит выдает. Говорят, что сейчас сотрудники, оформляющие потребительский кредит, больше смотрят на внешний вид потенциального клиента и отсутствие (или наличие) запаха перегара изо рта.
 
Банковские отчеты пестрят диаграммами и графиками, где кривая потребительского кредитования неуклонно растет вверх, но банкиры стараются умалчивать, что одновременно с ростом числа кредитов растет и количество должников. В некоторых банках каждый пятый клиент – должник.
 
 «У нас есть своя система работы с должниками, - говорит директор регионального представительства одного из московских банков Владимир Тамойкин. – Когда кредит просрочен, мы имеем право назначить штраф, звоним, напоминаем. Но перед оформлением кредита мы просим клиента еще раз взвесить все «за» и «против», чтобы платежи не были для человека обременительны. Как правило, наши должники – это просто забывчивые люди».
 
У покупателя в момент кредитования, как правило, в голове мысли только о том, где и как разместить обнову в своей квартире, а о возвращении долга клиент начинает думать несколько позже. И в 50% случаев придумать ничего не может и не хочет. Банк, «не мудрствуя лукаво», отправляет документы в суд. И здесь уже о возвращении долга начинают «заботиться» судебные приставы.
 
По подсчетам Главного управления федеральной службы судебных приставов по Нижегородской области, только жители Нижнего Новгорода должны вернуть банкам не менее 50 миллионов рублей за потребительские кредиты.
 
Каждый пристав-исполнитель в течение дня делает около 30 телефонных звонков должникам, а по вечерам наносит им визиты на дом. «На дом» - это громко сказано. Как правило, кредиты оформляются по паспорту, где указана прописка, а по факту человек может жить в абсолютно другом месте. И даже если найдет-таки пристав «невозвращенца»-должника, это еще цветочки.
 
 Около 30% всех исполнительных листов не исполняются, поскольку приходит пристав к должнику, а тот «гол как сокол»: ни работы, ни имущества, которые изъять можно. И пристав пишет заключение о невозможности возвращения долга. На этом все мытарства и пристава, и должника заканчиваются.
 
Несмотря на это, банки не намерены ужесточать условия предоставления потребительских кредитов, или хотя бы создать единую базу данных злостных должников-неплательщиков. Просто реальные проценты по потребительским кредитам гораздо выше заявленных в рекламных проспектах банков.
 
 Вот и получается, что добросовестный заемщик платит за себя и «за того парня». Пока неплательщиков всего 5% по России, но, по мнению финансистов, судя по быстрому развитию системы потребительского кредитования, у судебных приставов работы может прибавиться.