к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 33 7 38 8 37 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
12:04 Понедельник, 6 Апреля 2009

Дойти до Гришковца

Встречи в книжных магазинах давно стали привычным атрибутом современного писателя. Вроде и творчеством занимаешься- с читателями обсуждаешь, а вроде и деньги зарабатываешь. Но и читатели особенно не заблуждаются, просто приходят на выездную рекламу книг.
Сразу при входе в магазин стоял Александр Цекало. Нормальная «вилка» шоу-бизнеса. Слева- касса, справа- Цекало. Он приехал вместе с Гришковцом, у них один на двоих спектакль «По По». Но востребован Цекало был мало, основная масса ждала автора.
 
Привычным взглядом делим собравшихся на журналистов и просто читателей. Получается примерно поровну. Плюс Алик Якубович. Он сам только что выпустил книгу, видимо набирается опыта раскрутки. Книжка Гришковца «Планка» стоит почти двести рублей и на кассе ее пробивают уже чисто механически - по привычке. От размышлений на тему «Писатель теперь как кроссовки- с распродажами и весенними коллекциями» отвлекает усталый, чуть грассирующий голос:
 - Добрый день, подходите поближе. Чтобы не кричать, тут места хватит.
 
Голос, знакомый по много раз смотренным спектаклям и интервью. Только прозвучал он как-то устало. И сам Гришковец был каким-то.. помятым, что-ли. Видно было, что человек еще искренен, но уже очень устал.
 
Представив себе график передвижения спектаклей и рекламы книг, сочувственно пробираюсь поближе.
- Эта книга получилась по объему такой же, как «Рубашка». (Первая книга Гришковца, выпущенная именно как повесть, а не театральная пьеса). Это не специально так получилось. Просто так получилось. Она состоит из рассказов. О том, как служил, в частности. И еще. Знаете, в русском языке есть такие слова. Их порядка пяти-шести. Они считаются не литературными, все их знают. В жизни, про которую я пишу, они употребляются, и написать о ней, не используя этих слов, невозможно. Я надеюсь, вы меня простите за то, что они там есть.   
 
 В это самое время другую звезду - Цекало- забыли окончательно и он одиноко бродил среди книжных полок, интересуясь Коэлью и Палаником.
 Гришковец же отвечал на вопросы.
- Вы знаете, вот после ваших вопросов будет автограф- сессия. Я буду давать автографы желающим.  Мы редко такие сессии устраиваем, вот была в Томске такая, в Москве и вот сейчас здесь, в Нижнем Новгороде.
И чуть попозже добавляет:
- Я стараюсь не подписывать всякие бумажки или записные книжки. Потому что зачем вам это? Неужели вы будете эти листочки хранить?
 
Когда я узнал о Евгении Гришковце, мода на его «новый романтизм» только начиналась. Он лишь один раз выступил в Нижнем, даже в Москве его знали не все. Потом пошли «Золотые маски» и прочие призы. Участие в различных шоу. Гришковец стал моден и очень востребован. Он по-прежнему открыт и прост в общении. Но напоминает при этом как минимум жертву конвейерного производства.
 
- Такие встречи с читателями мне нужны. Мне как автору. Когда я играю спектакль, я вижу реакцию людей. А здесь - нет. Написал книгу и все, она ушла. Даже если вы вдруг, прочитав книгу, вот так положите ее на стол и зааплодируете, я этого не увижу. Для того и нужны встречи с читателями.
 
На «галерке» уже примерялись к автографам. Молодой парень подозрительно поглядывал на подошедшего и абсолютно свободного Цекало. В руках читатель держал записную книжку, совещаясь с друзьями.
- Может и у него взять? А чего, Алсу у меня уже есть. Вот здесь пусть распишется, на следующей странице.
 
Пока расписывался Цекало, сотрудницы самого магазина подбегали к кассе.
- Дай!
- Какую?
- Ну какую.. Без целлофана какую нибудь.
И, схватив книгу Гришковца, убегали в сторону начавшейся автограф сессии.
Молодой человек с друзьями, записной книжкой, Алсу и теперь уже Цекало занял место в середине очереди. Он готовился к новому автографу.
- А как его зовут? Александр вроде, да?
Евгений Гришковец автографы раздавал терпеливо, каждый раз спрашивая имя и надписывая по нескольку предложений. Интересуемся:
- А у Вас стандартные заготовки?
- Ну, у меня есть несколько шаблонов, да. Но вот Вам напишу, как сегодня еще не писал.
 
Все-таки видно было, что он очень устал. Алик Якубович рассказывал о своей книге, но Гришковец слушал явно в пол-уха. Наверное, это для звезд шоу-бизнеса выход « в люди»- и есть единственная цель. А человека, который играет спектакли, было немного жаль. И даже стыдно стало, что я сам стоял в очереди. Хоть и с книгой, которая стоит почти двести рублей.
 
 
 
Денис Гапченко