к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 33 7 38 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
11:04 Понедельник, 6 Апреля 2009

Яйца Онищенко

акие рекомендации Онищенко дал в интервью  «Интерфаксу». Главный врач утверждает, что это нужно делать для собственного спокойствия,  в условиях, когда в стране властвует "птичий грипп". Руководитель Роспотребнадзора выразил также беспокойство, что некоторые старинные традиции могут принести вред здоровью людей. «Если где-то начнут катать яйца, а невдалеке, скажем, пруд, где погибла какая-то курица или утка, или какая-то перелетная птица, здесь можно ожидать всего", - предостерег Онищенко. Эти заявления санитарного врача вдохновили Дениса Гапченко на создание пьесы.
От яйца
 
Рекомендуется для постановки в небольших ДК, сельских клубах и любительских студиях. Посвящается главному санитарному врачу России Геннадию Онищенко, не устающему удивлять страну методами борьбы с птичьим гриппом.  
 
Действующие лица:
 
Мать-  Нестарая еще, но уже усталая женщина
Дочь Оля - Вертлявая, любознательная девчушка с двумя косичками
Отец- деревенский интеллигент
 
Время действия: 2015 год.
Место действия: изба деревенского дома.
                                      
                                     Акт первый, он же единственный.
 
Дочь: Мам! Ты обещала! Расскажи!
Мать: Олечка, ну что тебе опять? Что обещала?
Дочь, начиная нервничать: Мама! Ты обещала про картину рассказать!
Мать, устало: Ну, какую… картину…
Дочь: Которая у нас в подвале лежит! «Прилетели» называется, и еще одно слово зачеркнуто там! И еще полкартины заклеено пластырем!
Мать, подбегая к окошку: Тихо! Ты что!
Выглядывает в щели, успокаивается. Стирает пот со лба.
Мать: Ладно. Ты уже взрослая. Расскажу. Но только- никому!!!
Дочь, сжимая кулачки: Конечно, мама!
Мать, полушепотом: Эта картина осталась нам от бабушки. Она называлась «Грачи прилетели». Нарисовал ее..
Дочь, перебивая: Мам, врачи?
Мать: Нет! Грачи! Первая буква «Г». Это, дочка, птицы такие были. Их потом расстреляли. Вместе с воронами и сороками.
Дочь, затаив дыхание, произносит незнакомые слова «грачи», «вороны».
Мать: И те места, что папа пластырем заклеил - там эти птицы были нарисованы. Но только никому! А то Онищенко (при этих словах дочь съежилась, закрыв лицо руками) узнает, никому не поздоровится! Я вот помню, выйдешь на улицу, тишина там, хорошо. Только куры во дворе гуляют.
Дочь: Куры? Это тоже птицы такие?
Мать: О, Господи, совсем старею… Заговариваться начала. Да, Оленька, это птички такие. Только они не летали, они ходили по двору. Они были очень послушные такие забавные. Из них был вкусный суп.
Дочь, пугаясь еще больше: Вы их ели? И не умерли?
Мать, смиренно: Нет, доча. Не умерли. И яйца у них были очень вкусные!
Дочь, вытаращив глазенки: Мам, ты шутишь! Яйца - они же невкусные, они же деревянные!
Мать, мечтательно подняв глаза к потолку: Это они сейчас деревянные… А, ладно. Расскажу. Раньше яйца несли куры. Яйца были такие.. хрупкие, в скорлупе. А внутри, под скорлупой - очень вкусненькое белое и желтое. Мы яйца варили сначала, потом разбивали скорлупу и ели. С солью. Очень вкусно было. А потом пошел птичий грипп. Помнишь про птичий грипп?
Дочь, поначалу закивавши головой, осмелела: H5N1 распространился поначалу в Азии, впоследствии став угрозой всему прогрессивному человечеству..
Мать, раздраженно: Это ты в школе отвечать будешь. А сейчас меня послушай. Так вот, когда появился грипп, Онищенко нам повелел яйца с мылом мыть. Ну, мы мыли. Я помню у нас на фабрике (мы там птиц разводили, тех самых кур) была даже установка для приготовления яиц. А потом она не пригодилась. Начали мы мыть каждое яйцо с мылом. И катать их нам запретили. Была такая раньше игра- яйца катать… Вот мы их катали. Это тебе потом в школе расскажут, на истории. Потом надоело нам яйца мыть, да и мыло быстро кончалось. Мы их перестали варить. И вообще есть перестали. Кур сначала съели всех. Потом, когда Онищенко (дочь опять испугалась) велел ворон перестрелять, расплодились крысы. И доели оставшихся кур и цыплят. И стали мы на Пасху деревянные яйца красить. И выставлять их на стол. Поэтому и знаешь ты деревянные яйца. Эх, дочка… много там было чего…
 
Дверь предательски отворилась, озираясь, зашел Отец.
Мать: Ой… Ты тихо, Олечку не напугай! Я ей сейчас про яйца рассказывала! И про грачей!
Отец, вздыхая: Да, пора. Взрослая ты уже у нас стала, Олечка…
Отец, погладив дочку по голове, достал из-за пазухи две бутылки вина.
Мать: Ах! Вино достал!
Отец: Да, достал. Укупил! Раньше, помню, пивали мы молдавское… А помнишь, Мать, грузинское красное… Такое немного терпкое…
Отец и Мать нежно обнялись.
Отец: Ну, ладно. Довольно. Спать пора. Завтра ей тогда расскажем и про вино молдавское и про грузинское. И про Онищенко расскажем. Как молоко пропало, масло. Как потом рыбу запретили ввозить.
Мать, недовольно: Да, да. Ты еще, помню, считал какой-то кадмий в селедках. Анализы делал.
Отец: Да если бы те анализы пригодились бы! Я же не знал тогда, что политика там сплошная! И молоко, и куры, и рыба, и вино- все политика! Уж про яйца и не говорю.
Во время их разговора дочь засыпает.
Мать (гладя дочь по голове) : Спи, Оленька. Пусть тебе приснится курочка Ряба. Яички пасхальные крашенные. Молочко холодное в крынке. А вырастешь- мы тебе всю правду про Онищенко расскажем.
Отец: Пойдем, Мать, и мы. Пусть спит. Завтра уже Пасха, надо бы яиц новых настрогать из дощечек. Да покрасить. Пойдем.
Устало уходит. За ним тихонько уходит мать. Олечка продолжает спать. Свет гаснет.
 
 Конец.

 

Денис Гапченко