к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 33 7 22 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
14:06 Понедельник, 21 Июня 2010

Праймериз по-нижегородски

{intro}Праймериз – первичные внутрипартийные выборы, реализуемые партией "Единая Россия", уже нашли широкое применение в ряде регионов страны. Нижний Новгород активно включился в этот процесс, готовясь к осенним муниципальным выборам. Несмотря на то, что о праймериз сегодня много говорят, среди участников процесса и экспертов нет однозначного мнения о том, что это такое. Существуют разные точки зрения на процедуру внутрипартийного голосования, проводимую в Нижнем Новгороде. Теме праймериз была посвящена дискуссия, организованная ЦСКП в ПФО. Мы публикуем выступления отдельных участников прошедшего круглого стола.{/intro}

Sample ImageДмитрий Стрелков, социолог, к.с.н.

«Что будет происходить по результатам тех праймериз, которые прошли? Я ожидаю, что не произойдет резкой явки».

Наши избиратели – люди достаточно мобилизованные. Когда им задают вопрос, готовы ли они отказаться, например, от выборов президента, губернатора, мэра и даже выборов в парламенты, включая местные, они скорее оказывают сопротивление.

То есть пока есть значительный сегмент избирателей, которые желают держаться в зоне функционирования системы выборов. И здесь возникает вопрос, который как-то ускользнул из зоны нашего внимания, связанный с соучастием граждан в процессе выборов.

Праймериз будут интересны и должны представлять ценность в том случае, если они повышают уровень соучастия людей. Они интересны, безусловно, как информационная машина, которая рассказывает о содержании работы городских органов власти, достоверно и правдиво. Они, безусловно, интересны в том плане, что они предъявляют функциональный партийный ресурс по решению проблем городской жизни. Они интересны и в плане предъявления кадровых ресурсов.

Но если это фальсифицируется, искажается, они действительно переходят в зону своей полной противоположности.

Сделаю небольшой прогноз. Что будет происходить по результатам тех праймериз, которые прошли. По сути дела возможны 3 варианта. Первый вариант, который хотелось бы увидеть, но который наблюдать не приходится. Уровень явки до сих пор у нас на выборы в местные парламенты был относительно небольшим, пусть даже он сейчас возрастет, учитывая, что мы выбираем в конечном итоге мэра. Тем не менее, уровень активности колебался в диапазоне по разным площадкам 18-33 %. То есть я ожидаю в данном случае, что не произойдет резкой явки.

Какие варианты остались? Остался вариант формального согласия, который покажет, что все нормально договорились, вместе нашли протокол и формы соглашений. Тогда мы покажем людям то, что все движется в прежнем русле, не получим дополнительного ресурса активности, интересов и этого соучастия.

И последний вариант, наименее приятный, когда скандал будет разгораться, когда он будет разрастаться. Тогда мы будем наблюдать отток людей с площадки этих выборов в силу того, что партию «Единая Россия» поддерживают по преимуществу как некое рамочное условие надежности существующей политической системы.

 Антон Фортунатов, доцент ННГУ, д.п.н.

«Единая Россия» стоит в очень сложной ситуации. Ей нужно быть эталоном чистоты, потому что это правящая партия».

Мне кажется чрезвычайно опасным является тезис, что праймериз является чисто внутрипартийным делом. Потому что на самом деле резонанс праймериз достаточно высок. Внимание к нему достаточно высоко. И участие людей в этих голосованиях тоже достаточно активно.

В этом смысле «Единая Россия» стоит в очень сложной ситуации. Она находится в ситуации, когда ей нужно быть эталоном чистоты, потому что это правящая партия, потому что это партия, во многом определяющая политическую атмосферу общества. И говорить о том, что это наше внутрипартийное дело, и те нарушения, которые здесь происходят, мнимые или реальные, – это наше дело, значит отгораживаться от общества, и, следовательно, торпедировать те задачи, которые ставились перед праймериз перед их началом.

Сегодня часто звучит тезис о том, что проигравший на праймериз не имеет права идти на выборы. Они мешают партии, и в этом смысле им не место в рядах партии.

Мне кажется, что выйти из этого щекотливого положения партии можно было бы, публично разрешив проигравшим участвовать в выборах, тем самым сказав, что да, мы начали демократические процедуры, праймериз – это, прежде всего инструмент, которым мы обращаемся ко всему обществу и говорим о своей демократичности, и то, что в этих праймериз были нарушения, мы видим, и мы готовы от них очищаться, залогом этого является то, что мы не подвергаем репрессиям проигравших на этих праймериз кандидатов.

Вот, с точки зрения обывателя, это достаточно аргументированная позиция.

 Александр Котюсов, президент ГК «ПИР»

«Единая Россия» в Нижнем Новгороде своими действиями подтолкнула ситуацию к революции. И это может отразиться на всей стране».

Я хотел бы сказать о плюсах и минусах праймериз. Плюс для партии «Единая Россия» в том, что она в течение целого месяца получала огромный пиар во всех газетах, на всех интернет-агентствах, в телевидении. Только и говорят о праймериз партии «Единая Россия».

Конечно, мы все здесь собрались, и плюс еще есть несколько тысяч (может быть, 5 тысяч человек) политически активных жителей в Нижнем Новгороде, которые понимают, что не так все хорошо и просто. Основная масса людей видит конечный результат: «Единая Россия» проводит праймериз, выбирает лучших. Поэтому с этой точки зрения я считаю, что это плюс.

О минусе. Что сейчас может произойти. В партии «Единая Россия» несколько энергичных, активных, умных людей, со своим электоратом и с деньгами, которых пытаются вытолкнуть из партии. Их ткнули носом и сказали: «Ты сюда не ходи, сиди вот здесь. Потом через какое-то время мы подумаем, и если будешь хорошо себя вести, тебя дальше выдвинут».

А все эти люди очень активные. И они не захотят на этом месте сидеть. Куда им идти? В коммунисты не пойдешь, в ЛДПР – тоже. «Справедливая Россия» очень сильно укомплектована. Скорее всего, эти люди могут сейчас задуматься: а не пойти ли им в «Правое дело»?

Представьте себе на минуту: если в «Правое дело» завтра придут Дмитрий Анисимов, Олег Сорокин, Алексей Гойхман, Николай Сатаев, Игорь Кораллов, что произойдет? Минус 15-20% у партии «Единая Россия» в Нижнем Новгороде и плюс 15-20% у «Правого дела». Эти люди войдут в «Правое дело», выиграют свои выборы, сделают фракцию, может быть, вторую после партии «Единая Россия» в городской Думе.

Я считаю, что «Единая Россия» в Нижнем Новгороде своими текущими действиями неожиданно подтолкнула ситуацию к революции политической в городе. И, между прочим, это неожиданно может отразиться на всей стране.

 Станислав Прокопович, заместитель председателя местного Совета сторонников партии «Единая Россия» в Нижнем Новгороде.

«Если бы проиграл Булавинов Сорокину, что, от этого партия должна развалиться и умереть?»

Я полагаю, что любая демократия, любое общество и партия немыслимы без какой-то партийной дисциплины.

Давайте представим, что выиграли Сатаев, Гойхман и Назаренков. Проиграли соответственно, Тюрин, Кондратьев и Барыкин. Они что, должны встать и уйти в «Правое дело»?

То есть, кто-то будет всегда недоволен. Я могу ответить на вопрос технологии участия в праймериз. Я сам участвовал в праймериз. Я являюсь сопредседателем городского совета сторонников. Я член координационного совета Канавинского района, и я проиграл. Я всего набрал 3 голоса. Я смотрел: действительно ситуация такая. В счетной комиссии были мои партийные товарищи, и у меня нет оснований им не доверять.

Если бы проиграл Вадим Булавинов Олегу Сорокину, что, от этого партия должна развалиться и умереть? Я считаю, что без дисциплины, без каких-то правил игры партия существовать просто не может. И те, кто проиграл, должны отойти в сторону. Если у вас есть факты, что все было неправильно, все было подтасовано, замечательные буклеты, которые могли напечатать все, кто угодно, замечательные рассказы, давайте их.

В заключении хочу сказать, что я действительно поздравил победителей. Для меня это толчок, импульс к новому развитию. Наметил себе план дальнейших действий. Все превратится в замкнутый круг, если мы будем апеллировать и говорить, что они неправы, они все подтасовали. Придут другие люди. Кто-то проиграет опять. Опять будут виноватые.

Давайте думать о том, как партийную дисциплину выстроить. Проиграл – отойди. Это жизнь.

 Андрей Макарычев, профессор ВВАГС, д.ф.н.

«Праймериз как способ устранения оппонентов, чего никогда не было изначально в этой идее».

Во-первых, я хочу обратить внимание на то, что мы сейчас присутствуем при второй волне праймериз. Первая волна была в 90-х годах. Это различие между первой и второй волнами мне кажется принципиальным с точки зрения понимания того, куда мы движемся. Потому что в 90-е годы праймериз были инициированы на правом фланге, и это был способ скорее межпартийной конкуренции. Это была такая фишка: вот у нас есть праймериз, значит мы крутые, значит, мы этим выделяемся от других партий.

Сейчас праймериз изменил свою функцию. Вместо способа межпартийной конкуренции он стал способом внутрипартийной конкуренции. Мне кажется, что это принципиально важно. Он поменял свои функции. В принципе это, наверное, хорошо.

На самом деле праймериз – это заимствование. Россия славится тем, что любой институт, заимствованный с Запада, она может изменить до неузнаваемости, извратить и т.д.

Здесь я вижу на самом деле одну из тенденций - праймериз как способ удушения, устранения оппонентов, чего никогда не было изначально в этой идее. Фактически, вместо того, чтобы разрушать какие-то иерархии, праймериз удивительным способом стал эти иерархии создавать и даже усиливать.

Когда мы присутствуем на очень интересной дискуссии между партией «Единая Россия» и «правыми», я абсолютно согласен с тем, что праймериз – это не внутреннее дело, и оно не может остаться внутрипартийным делом, но праймериз как политический институт будет работать только тогда, когда им будут пользоваться все.

Если это будет институт в рамках одной партии, то всегда будет соблазн со стороны посмотреть на эту прозрачность и сделать какие-то выводы, которые, может быть и сложно будет сделать, если это будет институт универсальным.

Sample ImageАлександр Вайнберг, заместитель председателя Законодательного собрания Нижегородской области

«Большего удара по авторитету, чем когда ловят за руку шулеров из нашей партии, нет. Я таких людей готов исключать. Шулеров надо бить. Это давно известно».

Поскольку я являюсь руководителем регионального отделения Всероссийского совета местного самоуправления (большинство кандидатов на предварительные выборы были поданы в списках этой организации) и членом политсовета «Единая Россия», мне небезразлично было прохождение праймериз.

И естественно, что кандидаты, которые проходили праймериз, консультировались, делились тем, что происходит. И я, в конце концов, собрал достаточный объем информации, чтобы можно было высказать мнение по этому поводу.

История такова. Праймериз – это на самом деле отличная идея, которая подводит демократическую базу для того, чтобы кандидатами были наиболее сильные, яркие, авторитетные, уважаемые, компетентные люди, которые эффективно смогут дальше работать в качестве депутатов тех или иных выборных органов.

Идея партийная на самом деле несет положительный вектор, импульс был дан здоровый на федеральном уровне.

Но, к сожалению, у меня вызвали тревожное ощущение процедуры и формы прошедших праймериз. Именно из-за того, что я уважаю свою партию, с первого дня занимаюсь партийным строительством и принципиально отношусь ко многим вопросам, я буду бороться с тем, что происходит: инсценировкой и профанацией. И я считаю, что с этими людьми, с шулерами от выборов, даже внутрипартийных, мне не по пути.

Внутри партии мы вернемся к этому разговору, и разговор будет очень принципиальный. И тогда на основе полученных данных будет легче делать выводы, потому что всегда кто-то организовывает и кто-то несет ответственность за то, что организовывает. Я думаю, что у нас немало неравнодушных членов партии, которые не оставят без внимания то, что произошло.

Мне горько слышать, когда лидеры общественных организаций говорят, что больше с нами не подпишут соглашений, им такая клоунада не нужна.

Мне горько слышать, когда Лабуза, играющий в другой команде, оппонирующий мне как политику, говорит о том, что они радуются и потирают руки, что он будет набирать свои проценты, в том числе за счет разочаровавшихся в нашей партии.

Я буду настаивать, что праймериз нужны, что это положительная вещь, но я бы не хотел терять проценты, за которые мы так много работали. Эти проценты основаны на доверии к партии, на ее репутации, на ее авторитете. Большего удара по авторитету, чем когда ловят за руку шулеров из нашей партии, нет. Я таких людей готов исключать. Шулеров надо бить. Это давно известно.

Я бы хотел привести факты. Мне звонит Кораллов И.В. – профессор консерватории, член политсовета, человек, который помогал мне в партстроительстве с первых дней в партии. Он мне звонит и произносит следующие слова: «Саша, неужели мы для этого строили партию? Приезжай, пожалуйста».

Я бросил серьезные дела и поехал. Подхожу к школе. Кусты. В кустах принимают в партию и раздают партийные билеты. Я говорю: «Что тут происходит?». Как тараканы, врассыпную. Меня заколотило. Я иду дальше. Когда в одной части происходит шоу, зал забит, и там ведет выступление кандидат, а к другой - автобусы подвозят, и «сквозняк» такой идет голосовать… Я обращаю внимание: там – шоу, а здесь – голосование, какие же это праймериз? Надо было сначала представить кандидатов. Мы же за то, чтобы лучших отобрать, а не из своих и поделить на своих и чужих.

С тем же округом Сорокина. Он идет и по списку и как одномандатник. По списку он набирает 280 голосов, а как одномандатник – 20. Ничего себе разнарядку получили люди, которые голосуют? Ему разрешают на одномандатном бороться, но с 20 голосами против несусветного количества, а здесь ты первый, пожалуйста, по списку иди. Мы все понимаем и в технологиях немного разбираемся.

Есть такая общественная организация афганцев, и там мой друг и товарищ Бирюков В.М. Он подписал с партией «Единая Россия» соглашение и сам пошел на выборы. Он - человек, который строил партию, который имеет авторитет на Автозаводе, - проигрывает товарищу по фамилии Москвин. Я Москвина знаю. Приятный, симпатичный молодой человек. Но в партии он кто? Откуда и когда?

Выводы такие: надо процедуру праймериз проводить чисто. Это для того, чтобы не было разочарованных. Не надо развращать людей, это не борьба с оппонентами, это внутрипартийная вещь, которая разлагает партию, в которую я много вложил, и за которую я переживаю.

Я за то, чтобы сделать выводы, по фактам разобраться, найти ответственных, и никогда не повторять те нарушения, которые допущены в нынешних праймериз. Потому что я считаю, что праймериз – это абсолютно верная идея, это не выбор партийных функционеров.

Я еще раз говорю о правилах игры. Самое главное и страшное, если правила игры нарушаются, это бьет по моей партии, по рейтингу моей партии, по процентам, которые мы берем на выборах.

Я хочу, чтобы об этом узнал центр и руководство нашей партии. Они придумали праймериз – замечательно. Но то, как это искажается на местном уровне – это гадость. Я хочу, чтобы моя партия набрала нормальный процент на любых выборах.

 Дмитрий Анисимов, депутат городской Думы Нижнего Новгорода.

«Я много чего видел, но большей профанации в своей жизни не видел. Результаты праймериз были заранее предопределены».

У меня была сложная ситуация, поскольку мне за 2 месяца было уже сказано, что шансов у меня нет. Результаты праймериз были заранее предопределены. Я сказал о том, что я в чужих постановках в качестве декорации участия не принимаю и ушел. Самое поразительное для меня было то, что я думал, что я уйду при глухом молчании. Я ушел под аплодисменты зала. Проиграл я или выиграл – это большой вопрос, с точки зрения морали.

Для меня эта избирательна кампания, праймериз – это все равно начало избирательной кампании, уже четвертая. Я много чего видел, но большей профанации в своей жизни не видел.

Теперь к конструктиву. Мы сейчас ссылаемся на регламентные документы, говорим о том, что подвозить на автобусах – это неплохо, это хорошо. Понимаете, надо отталкиваться от каких-то вещей, устоявшихся и имеющих форму закона.

Давайте сравним нашу нынешнюю процедуру с процедурой обычных выборов, по поводу которых существует закон.

Выборы делятся на две части: агитационная кампания и день выборов. Агитационной кампании не было никакой. Вообще никакой. Я проиграл – за меня проголосовало 38 человек. Это означает, что на моем округе, где проживает 37 тысяч человек, не больше 127 человек членов партии. Я бы с удовольствием посмотрел на списки, которые не могу получить. Я не могу поверить: либо у нас посылают какие-то заведомо ложную информацию в федеральный центр о количественном составе нашей партии, либо там что-то не очень хорошо.

Агитации никакой не было, и никто этого на самом деле не хотел. Если смотреть на будущее, то надо заранее опубликовывать и дать возможность кандидатам познакомиться со списком избирателей, с первичными организациями предоставить возможность встретиться. Более того, за какое-то время ограничить прим в партию. Потому что у нас пошло: начали резко принимать в партию. К чему бы это?

Что касается дня голосования. Давайте посмотрим на то, что происходило в день голосования с точки зрения закона.

Эти фотографии в день выборов, в день голосования это было бы нарушением? Подвоз на автобусе был бы нарушением? Был бы!

Как происходит процедура на участке: человек приходит, предъявляет документ, который похож на партийный билет. Это что, не нарушение? Это не основание для того, чтобы опротестовать результаты в день голосования?

Если бы применялись не регламентные нормы, которые ничем нарушителям не грозят, а закон, который на самом деле все сейчас боятся нарушать, была бы немного другая атмосфера.

 Михаил Барковский, депутат городской Думы Нижнего Новгорода

«Конечно, есть и ошибки. Ошибки существуют везде. Без ошибок нельзя, но нужно достигать некоего консенсуса».

Я считаю, что праймериз – это процедура в РФ новая, но нужная, потому что на самом деле тот электорат, который приходит на избирательные участки, он отдает предпочтение тому или иному кандидату или в региональной группе, или по одномандатному округу осознанно. Наверное, это правильно. Конечно, есть и ошибки. Ошибки существуют везде. Без ошибок нельзя, но нужно достигать некоего консенсуса.

Борьба всегда должна быть жесткой. Без этого не бывает победы. Только жесткая. По-другому нельзя. Потому что если не будет борьбы, то грош – цена кандидату, который потом пойдет на выборы, тем более от правящей партии.

Поэтому я считаю, то, что сегодня происходит в регионе, и как будут договариваться партийные элиты, непросто. Наверное, произойдет какой-то процесс регулирования тех конфликтов, которые на сегодняшний день возникают. И я думаю, что у нас в регионе тоже будет нормальная, здоровая обстановка.

 Сергей Бочаров, председатель политсовета НРО «Молодой гвардии Единой России»

«Люди говорили, что после того, что они видели, они не знают, как будут голосовать за партию «Единая Россия», будут ли они вообще голосовать за партию».

Мне пришлось волей судеб присутствовать на многих праймериз, которые проходили в Нижнем Новгороде. Качество борьбы, о котором здесь говорится, я в полной мере оценил и сам был участником одного из партийных голосований.

В борьбе есть разные приемы. Есть приемы честные, есть нечестные. Но тот праймериз, который был организован в Нижнем Новгороде, продемонстрировал скорее второй вид этой борьбы.

В нашем политическом лексиконе нижегородском появилось такое новое понятие как «сквозное голосование».

Что это такое? Представьте, что члены партии, кандидаты праймериз должны встретиться с рядовыми членами партии. Они должны это сделать в первичных отделениях партии.

Таких встреч по факту не происходило, и была одна большая встреча, куда приходили члены партии, и кандидаты имели возможность выступить на этой встрече и рассказать свои программы.

В то время как эта встреча идет в зале, там действительно сидят люди, слушают внимательно, в это время ко входу школы подъезжает очень много автобусов, оттуда выходят сотрудники бюджетных учреждений Нижнего Новгорода, они не имеют при себе партийных билетов, заходят в стол справок, получать справку о принадлежности к партии и голосуют – это и есть «сквозное» голосование.

Таким образом, они не имеют возможности послушать тех людей, которые выступают. Они не имеют возможности узнать программу кандидатов, самих кандидатов. Они просто заранее делают определенный выбор.

Это может быть, было бы неким исключением, если бы не цифры. Например, на праймериз в Нижегородском районе мы насчитали в зале 182 человека, сидящих в зале и присутствующих на встрече. Это вместе с кандидатами, с работниками исполкома и так далее, а проголосовало 430 человек. То есть 60% проголосовавших просто не присутствовали на встрече и не слушали программы кандидатов, и не имели возможности сделать полноценный выбор.

В качестве экспоната музея нижегородской демократии, который у нас остался после праймериз, можно продемонстрировать такое ноу-хау. Это партийный билет, псевдопартийный билет. Его засовывали в паспорт обратной стороной и по нему получали бюллетень для голосования.

Можно также продемонстрировать вот такую бумагу-напоминалку, то есть за кого необходимо голосовать. Она также лежала у людей близко к сердцу или в паспортах. То есть, очевидно, чтобы они не спутались и сделали правильный выбор.

А для тех, кто потерял эту бумагу или что-то не понял, вот фото-факт. Это праймериз Московского района. На стенде кандидатов присутствуют только будущие победители праймериз. То есть три победителя региональной группы и два победителя по одномандатным округам. Остальных участников партийного голосования на стенде просто нет. Даже биографии, фотографии и т.д. Это о технологиях.

Мы еще дальше поговорим о парадоксах этого голосования, как рейтинговые кандидаты побеждают, но о факт остается фактом.

Лично ко мне подходили много молодых людей, которые с нами давно работают и в «Молодой гвардии», и члены других молодежных организаций. Ни один член никаких молодежных организаций в лидеры по итогам праймериз не вошел. Геннадий Гурьянов – начальник штаба регионального «Молодой гвардии» - единственный из 28 кандидатов, выставленных организацией, занял третье место в региональной группе. Больше ни одного кандидата от любых организаций, которые участвовали, нет в победителях.

Подходили люди, которые говорили, что после того, что они видели, они не знают, как будут голосовать за партию «Единая Россия», будут ли они вообще голосовать за партию.

Для меня это очень тревожный сигнал, потому что октябрьские выборы будут непростыми. И разочарование, которое демонстрируют такие технологии праймериз, оно очень показательно.

 Александр Щелоков, начальник отдела партийного строительства аппарата РИК НРО «Единая Россия».

«То, что сказал С.Бочаров, во многом, правда. Действительно есть «сквозное голосование», я, в том числе, выступал автором этой идеи».

Мне довелось проводить процедуру партийного голосования в Нижегородской области осенью прошлого года, в марте этого года и участвовать в составлении нормативных документов, которые работают сегодня на праймериз в Нижнем Новгороде.

То, что сказал Сергей Бочаров, во многом правда. Действительно есть сквозное голосование, я в том числе выступал автором этой идеи по очень простой причине. Все знают, что кандидат имеет право выступить 5 минут. Естественно, что никто за 5 минут не может доложить ни свою программу, ни свое видение жизни, к сожалению или к счастью.

Но на самом деле праймериз предполагает выделение лучших не за 5 минут, а за время всей предыдущей его работы. Это я, думаю, один тезис, который можно с полным правом заявить.

Второе. Я думаю, что каждый из людей имеет свою точку зрения и, приходя на избирательный участок, не видя ни материалов, ни каких-то агитационных вещей, он имеет точку зрения, за кого будет голосовать. Коммунисту не нужно говорить, что он будет голосовать за коммуниста. Да, люди действительно приходят со сформировавшимся мнением, и они это мнение высказывают.

Третий момент. Я возьму тезис относительно автобусов. У нас есть регламент, где расписано, что можно, а что нельзя. Да, действительно мне известны случаи, когда люди приезжали на автобусах. Подчеркну, что праймериз проходит в рабочие дни, потому что, к сожалению, другой возможности сегодня нет. Москва поставила нас в узкие рамки, в 30 дней проведение, и мы не можем раскидываться временем.

Да, люди приезжают на автобусах, действительно это есть, и что в этом плохого, когда обеспечивается легитимность процедуры, обеспечивается кворум?

По моим подсчетам в этой процедуре в итоге примут участие примерно 6,5-7,5 тысяч человек. Представляете, если не будет кворума? Тогда будем считать, что эта работа, проведенная в течение месяца местными отделениями партии, региональным отделением партии, она прошла впустую.

Поэтому надо разделять и говорить о том, что есть нормативные документы, рассуждать в плоскости юридических вещей.

Есть, наверное, какие-то рамки, в которых нужно рассуждать о процедуре, и думаю, что члены партии должны обсуждать процедуру, прежде всего ее проблемы, в партийном кругу. Потому что наша общая задача – скорректировать все эти процессы, не за горами выборы в ОЗС, задачи будут ставиться гораздо серьезнее. Поэтому нужно перейти к партийному диалогу, к технологическому партийному диалогу и соответственно, делать выводы.

Sample ImageИгорь Донато, президент ЦСКП в ПФО, член политсовета НРО «Единая Россия».

«Праймериз отвечает модернизационным задачам, стимулирует внутрипартийную активность и делает процесс выборов открытым и демократичным».

Во-первых, федеральный ЦСКП еще в 2007 году обсуждал эту тему и анализировал различные ситуации, связанные с возможностями реализации праймериз в российских условиях. Так что эта тема для нас не новая. У ЦСКП здесь есть свои твердые позиции.

Во-вторых, базовым принципом ЦСКП всегда являлся открытый диалог, в котором высказываются различные, иногда противоположные точки зрения. Мы считаем, что только в рамках цивилизованной дискуссии сегодня необходимо решать возникающие противоречия. Мы считаем, что внутрипартийная дискуссия и дискуссия с нашими политическими оппонентами только укрепляет партию и повышает доверие к ней избирателей.

Сегодня существуют разные точки зрения и различные взгляды на эту процедуру. Но ЦСКП твердо стоит на позициях, неоднократно представленных высшим руководством «Единой России» и, в частности, Борисом Грызловым и Вячеславом Володиным.

Мы считаем, что праймериз – это необходимая, своевременная и эффективная процедура. Праймериз отвечает модернизационным задачам партийного строительства, стимулирует внутрипартийную активность и делает процесс выборов открытым и демократичным.

Однако наивным было бы ожидать, что внедрение процедуры праймериз будет проходить безупречно и гладко. У российской политики еще слишком небольшой опыт цивилизованной политической конкуренции, подчеркну – цивилизованной. Мы с вами находимся только в самом начале пути, который приведет нас к пониманию того, что такое политическая культура и поэтому зачастую нам приходится сталкиваться и элементарным непониманием того, как должны протекать политические процессы, с различного рода «играми» и недобросовестной конкуренцией.

За всем этим теряется не только реальное функциональное значение праймериз, но и их позитивный потенциал, который сейчас необходим партии власти. Свести праймериз к выяснению отношений или манипуляции общественным мнением, к примитивной «политтехнологии» - значит потерять шанс на качественный рост. Подобного рода действия не только создают угрозу партийной целостности и партийному единству, но и грозят потерей авторитета партии. А самая главная угроза, которая за этим видится – это угроза потери поддержки избирателей и утраты шанса на реальную стабилизацию и развитие российской политической системы. Это уже проблемы далеко не местного характера и так думаем не только мы.

 Андрей Дахин, профессор ВВАГС, д.ф.н.

«К результатам праймериз нужно отнестись с точки зрения широких интересов партии на предстоящих выборах и с учетом вектора отношений «мэр-губернатор»

Классический образец американских праймериз решает две функциональные задачи и эти задачи сегодня необходимо решать и у нас в России.

Первая задача – это преодоление бюрократического партийного принципа на выборах разного уровня. Идея состоит в том, что участвовать в выборах должны не только партийные бюрократы, но и широкая партийная масса. И, конечно, этот принцип сейчас актуален, потому что он позволяет сделать партийную жизнь более прозрачной, более открытой. И второй момент, почему это сегодня становится важным, связан с тем, что «Единая Россия» как большая партия имеет много сильных кандидатур, и, конечно здесь необходим какой-то механизм, для того чтобы выделять наиболее сильных, наиболее успешных для выборов того или иного уровня.

Поэтому, на мой взгляд, применение механизма праймериз сегодня функционально. Но проблема состоит в том, что выработать грамотную и устраивающую всех участников выборов процедуру – это время не одного дня и не одного года, а просто скопировать это с другой страны невозможно.

Я думаю, что сейчас нужно гибко подходить к результатам праймериз с точки зрения интересов партии и возможности сохранения ее потенциала в регионе, предотвращения каких-то внутренних конфликтов. Задача праймериз состоит в формировании внутрипартийного консенсуса.

На выборах это отразиться, прежде всего тем, что праймериз сделает своеобразный промоушн бренду партии «Единая Россия». В электоральном сознании праймериз - это демократическое, американское слово, и эта смесь может создать некое дополнительное обаяние «Единой России», но при одном условии, если та внутренняя партийная несогласованность не превратится в конфликт, который выйдет на выборную площадку. Если эти внутренние противоречия перейдут на электоральную выборную площадку, то тогда это перечеркнет позитивный вклад в имидж партии.

Процедура праймериз повлияла на ранжирование потенциальных участников избирательного процесса, но думаю, что вряд ли целесообразно считать это ранжирование жестким и окончательным. Скорее всего, к нему нужно отнестись с точки зрения более широких интересов партии на предстоящих выборах и с учетом вектора отношений на уровне «мэр-губернатор», потому что без этого каркасного элемента отношения воспринимать правильно невозможно.

 Владимир Тарасов, и.о. секретаря местного политсовета «Единая Россия» в Нижнем Новгороде

«Для того праймериз и проходит, чтобы мы не в кулуарах решали, кто у нас пойдет на выборы. Тем не менее, произойти может все, что угодно».

Система праймериз нужна, для того чтобы в первую очередь выявить наиболее популярных людей в партии - тех, кого приемлет народ, тех, кого приемлют однопартийцы. Для того праймериз и проходит, чтобы мы не в кулуарах решали, кто у нас пойдет на выборы, а для выявления тех достойных людей, которые имеют уважение, прежде всего, у однопартийцев. И для того, чтобы народ смог высказать свое мнение. В результате будет легче на выборах работать.

Насколько процедура праймериз повлияет на результаты выборов в городскую Думу Нижнего Новгорода, покажет время. Я не могу гадать на кофейной гуще. Но, я полагаю, что повлияет очень хорошо. Тем не менее, произойти может все, что угодно, поэтому я никогда не прогнозирую. Кто как поработает, тот так и изберется.

 Александр Прудник, старший научный сотрудник Института социологии РАН

«Праймериз показали, что, во-первых, сейчас основную политическую площадку, а именно, «Единую Россию», контролирует команда мэра».

Процедура праймериз необходима по одной очень важной причине: дело в том, что в политике участвуют не личности, хотя в публичном пространстве мы все время видим отдельных людей, и нам кажется, что политика состоит из отношений и борьбы между людьми. Политика состоит в борьбе между социальными группами - между группами людей, которые связаны общими интересами, ресурсами и целями. Праймериз как раз показывает, в каком соотношении находятся силы и ресурсы этих элитных групп, потому что каждая группа использует во время праймериз весь свой потенциал, чтобы провести на значимые позиции представителей именно своей «обоймы». С этой точки зрения праймериз крайне необходимы, потому что, во-первых, они показывают ресурс группы, а во-вторых, консолидируют (появляется более высокая степень внутригрупповой консолидации), в-третьих, праймериз являются эффективным средством по привлечению новых ресурсов, новых людей в свои ряды. Из той группы, которая проигрывает на праймериз, все, кто рассчитывает на какие-то результаты, разбегаются. Именно поэтому праймерз в той форме, в котором они приняты в нашей стране, оказались очень важным и эффективным инструментом.

Праймериз показали, что, во-первых, сейчас основную политическую площадку, а именно, «Единую Россию», контролирует команда мэра. Во-вторых, команда мэра, который по новой схеме будет избираться депутатами городской Думы, жестко настроена на то, чтобы провести тех депутатов, которые проголосуют за действующего главу города. И на данный момент мэру и его команде это удается, то есть его элитная группа продемонстрировала высочайший уровень эффективности. Вопрос состоит только в том, в какой степени и на каком уровне риска последует ответ со стороны проигравшей элитной группы, потому что сдавать свои позиции политики не будут, и, самое главное, сдавать свои позиции без боя никто не имеет права. Сдавшийся без боя выбрасывается из политического пространства полностью и навсегда. Поэтому проигравшие обязаны будут сопротивляться. И мы станем свидетелями, какой ресурс они продемонстрируют уже в стадии сопротивления, и эта вторая стадия станет показателем, каково сейчас соотношение сил в нижегородской элите.

 Сергей Кочеров, доцент НГПУ, д.ф.н.

«Праймериз превратились во внутригрупповую разборку в рамках одной партии, в виду того что депутаты будут избирать мэра, и фактически борьба пойдет за пост мэра».

Процедура праймериз изначально задумывалась как процедура отбора лучшего кандидата одной партии на выборы. Поэтому данная процедура существует не для того, чтобы осуществлять внутригрупповые разборки, а для того, чтобы определить, кто из кандидатов имеет наибольшие шансы на победу в данному округе с учетом того, что там будут кандидаты от других партий. Вот в чем смысл праймериз изначально. В наших условиях праймериз превратились во внутригрупповую разборку в рамках одной партии, в виду того что депутаты будут избирать мэра, и фактически борьба пойдет за пост мэра. Отсюда и такая жесткость.

Я думаю, что, поскольку задействованы очень серьезные интересы, связанные с городской властью, прямого влияния на результаты выборов в городскую Думу Нижнего Новгорода праймериз не окажут. Ключевые депутаты, находящиеся в оппозиции к главе города, все равно пойдут на выборы, даже рискуя, что их отлучат от «Единой России», исходя из того, что победителей не судят, тем более они чувствуют поддержку губернатора. Конечно, кто-то может отсеяться, кто-то – махнуть рукой. Но каждая из группировок будет решать свою задачу – обеспечение такого состава городской Думы, при котором можно будет провести в мэра и в сити-менеджера своего человека. А стало быть, будут использоваться все средства, и такие люди, как, например, Олег Сорокин, ни за что не признают своего поражения.