к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
09:04 Понедельник, 6 Апреля 2009

Фарш несогласных

Миг между пробуждением и открыванием глаз, пожалуй, одна из главных тайн мироздания. Ухватить его удается немногим, осознать - лишь избранным.
 
Валерий Павлинович, несомненно, принадлежал к категории избранных, ибо вот уже несколько мгновений он лелеял состояние полусна. Полуулыбкой он цеплялся еще за рассеивающуюся дремоту, пытаясь почти на вкус ощутить розовые клочки невольно прерванного, но еще частично висящего в сознании сна. Когда последнее розовое облачко окончательно растаяло под напором проникающего под веки утреннего солнца, Валерий Павлинович улыбнулся и открыл глаза. Повернул голову направо и замер. Рядом с кроватью сидело что-то большое и темное.
 
Не сгоняя с лица улыбку, Валерий Павлинович снова закрыл глаза, сильно зажмурился и открыл снова. Обычно в такие моменты остатки снов исчезали вовсе. Однако, темная фигура не только не исчезла, а напротив, словно желая подтвердить свою реальность, громко икнула и правой рукой почесала свой левый бок.
 
Валерий Павлинович резко сел, выпрямил спину и успел нахмуриться. Фигура вскочила, с грохотом уронив стул, и воздела правую руку к почему-то совершенно круглой голове.
 
 - Старший сержант милиции Запевайло! Доброе утро, Валерий Павлинович!
 
Только тут Валерий Павлинович присмотрелся и понял, что это сотрудник спецподразделения. Темной и грозной его фигура казалась из-за нагромождения бронежилета, стеклянного щита и набора дубинок разной толщины.
 
- Что это значит? – Валерий Павлинович вскочил, возмутился и замер с открытым ртом.
 
Окно его было заложено мешками с песком, а рядом на турели стоял пулемет.
 
- Так защищать Вас надо, Валерий Павлинович! – Милиционер достал из-за пазухи бумажку и четко произнося буквы, отдиктовал: - В связи с проведением в Нижнем Новгороде «Марша несогласных» взять под персональную, скобка открывается, усиленную, скобка закрывается, охрану!
 
Валерий Павлинович открыл рот, подумал, закрыл его и, еще раз подумав, открыл совсем.
 
- Да вы что все, с ума посходили? Я-то тут при чем?
- Так подстраховаться решили, Валерий Павлинович. Враги, они, знаете, везде подбираются. Вот Ваш Помощник хотя бы…
- Что Помощник? Где он?
- Как где. Известное дело. В автобусе сидит. Мы, конечно, его не подозревали сначала. Но потом он раскололся. Мы ему,  мол, будем охранять Валерия Павлиновича с помощью вертолетов! А он нам «Я категорически не согласен». Так и раскрылся. А ведь кто бы подумал?
 
Валерий Павлинович закипел от возмущения и разразился длинной гневной тирадой. Правда, никто ее не услышал, так как со стороны окна раздался оглушительный рев вертолета. Милиционер что-то докладывал - также не слышно, но тщательно. Лишь когда он заканчивал, вертолет улетел, и удалось услышать последние слова.
 
- …… Калибра восемьдесят восемь сантиметров, Валерий Павлинович!
 
Валерий Павлинович онемел. В таком состоянии он одел неожиданно тяжелые брюки (как подсказал услужливый охранник, с броневставками), сшитый по заказу бронежилет в полоску  и каску, закамуфлированную под кепку.  К подъезду подали бронированный лимузин.
 
- Слушайте, вы совсем что-ли? – В машине Валерий Павлинович по специально выданной рации связался с руководителем спецоперации. – Вы чего тут цирк.. тьфу, войну устраиваете?
 
- Так ведь, Валерий Павлинович, мобилизовали нас по-полной. С половины матушки- России приехали люди. Ждали, так сказать, провокаций. Сами понимаете!
 
- Но марш уже вчера прошел, не было ничего! – Валерий Павлинович почти кричал в рацию, хрипя негодованием и топая недовольством.  – Вчера все закончилось, пришло тридцать человек! Чего вы никак не расслабитесь?
 
- Так не можем, Валерий Павлинович! Понимаете, иначе зачем все это? Зачем вертолеты, войска, кордоны? «Несогласные» своего добились, их арестовали. Так и мы решили - не зря собрались! Тем более, что скрытых врагов хоть отбавляй!
- Каких еще скрытых….
- Ну, как каких! Вот, скажем, в школе номер такой-то учительница русского языка при свидетелях заявила детям (чувствуете, на каком уровне идет пропаганда), что гласные - это «не согласные»! Пришлось задержать!
- Учительницу? Да вы с ума сошли! Вы бы еще детей….
- Отпустили уже детей, Валерий Павлинович! Проверили и отпустили. Правда, под подписку. Особенно подозрительные взяты под контроль.
 
Рация полетела в сторону, проскрежетав о бронированную дверь и проскрипев помнящими еще речи Брежнева микросхемами. Автомобиль резко затормозил, что-то лязгнуло в багажнике и из конвоя несколько раз для профилактики выстрелили по воронам.
 
Площадь Горького встретила Валерия Павлиновича блок-постами и наблюдательным пунктом на голове памятника.
 
- Слушай, ну ладно оппозиция дурная, но вы-то чего? – Пытался Валерий Павлинович докричаться до стоящего посреди улицы бойца, для чего стучал ему по макушке каски. – Вы-то чего? Будьте лучше, разойдитесь!
 
Боец по каменности взгляда и уверенности в своих идеалах напоминал тот самый памятник Горькому. Валерий Павлинович схватился рукой за холодную сталь бронированной кепки.
 
- Где я живу, ну где? Какой-то кошмар! Оппозиция стремиться доказать всем, что она истинная оппозиция путем принесения своего здоровья в жертву на пару дней. Власть пытается доказать, что она власть путем выпуска дубинок все большего размера. Они бы еще танки, танки позвали.
 
Валерий Павлинович замолчал, прислушался и застонал. Сел на асфальт и продолжил стонать уже в более удобном положении. С улицы Б.Покровская на площадь неумолимо выезжала колонна танков.
 
- Валерий Павлинович! Валерий Павлинович, проснитесь!
 
Голос Помощника в начале напоминал грохот танка, постепенно, все более обретая четкость.
 
- Проснитесь! Вы во сне кричите!
 
Валерий Павлинович открыл глаза, вскрикнул и натянул на голову одеяло. Через секунду узкая щелка продемонстрировала начальственный глаз, затем второй и, наконец, всего Валерия Павлиновича. Никаких охранников в комнате не было, окно сияло неприкрытым небом и пахло совсем не оружейным маслом, а туалетной водой из флакона в полоску. Помощник улыбался и подносил бумаги.
 
- Уффф. Дурной сон. - Валерий Павлинович потряс головой, прогоняя оттуда остатки танков и камуфляжей. - Про тебя, между прочим, тоже! Ладно, что у нас сегодня!
 
- «Марш несогласных», Валерий Павлинович! Думаем вот, сколько бы нам милиции подогнать. С одной стороны, конечно, немного надо. Но мало ли что.
 
Валерий Павлинович на секунду задумался. Почесал затылок и собирался уже выдать резолюцию, но в последний момент передумал. Почесал затылок еще раз и, наконец, проговорил:
 
- Знаешь что, а давай-ка по полной программе. Мало, я думаю, не будет. Пусть, так сказать, почувствуют власть, поймут железную руку….
 
Речь Валерия Павлиновича заглушил подлетающий к дому вертолет. На борту было написано «Милиция». Вертолет неумолимо направлялся к центру города.