к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 1 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
14:04 Четверг, 22 Апреля 2010

Россия XXI века: образ желаемого завтра

{intro}20 апреля в НГЛУ им. Н.А. Добролюбова прошла презентация доклада Института современного развития «Россия XXI века: образ желаемого завтра». В документе описаны основные характеристики желаемого состояния политической системы, экономики, социальной сферы, обороны и безопасности, внешнеполитического позиционирования нашей страны в XXI веке.  После презентации доклада, с которой выступил один из его авторов – профессор Евгений Гонтмахер, состоялась семинар, во время которого эксперты обменялись мнениями. По окончании встречи мы попросили ее участников ответить на два вопроса: «В какой мере интерес к докладу отражает ожидания общества? Можно ли считать доклад формой трансляции президентской идеи модернизации»? Приводим мнения некоторых участников дискуссии.{/intro}

 

Sample ImageЕвгений Гонтмахер, профессор, член ИНСОР

«Мы разделяем пафос модернизации, о котором говорит Дмитрий Медведев, но мы предлагаем свою концепцию».

Мы считаем, что этот доклад отражает ожидания не всего общества, а 15-20% тех, кто неравнодушен и считает, что надо что-то менять. В этом смысле это подтверждают социологические исследования наши многочисленные обсуждения.

Доклад нельзя считать формой трансляции президентской идеи о модернизации. Мы, естественно, разделяем этот пафос модернизации, о котором говорит Дмитрий Медведев, но мы предлагаем свою концепцию, свою трактовку того, что такое модернизация. Я бы сказал, что тут наоборот — если она в чем-то совпадает с президентской, то это хорошо для президента. Но это наша позиция. Мы не ставили перед собой задачу расшифровывать то, что Дмитрий Медведев говорит о модернизации, и доводить это как-то до общества. Мы люди свободные и независимые, поэтому ситуация обратная.

 Наталья Гронская, профессор НГЛУ

«Я думаю, что в обществе назрел некий вопрос, на который попытались авторы этого доклада ответить».

Появления этого аналитического доклада, безусловно, востребовано в обществе, и отклик в обществе существует. Он вызвал определенную дискуссию поскольку те проблемы, которые сейчас ощущает на себе всё население страны, связаны, по понятным нам ремаркам, не только с кризисом, но и с какими-то собственно российскими проблемами. ИНСОР издал такой провоцирующий и дразнящий доклад с интригующим названием «Образ желаемого завтра» - это прямо в духе голливудских броских именований бестселлеров и блокбастеров. Я думаю, что в обществе назрел некий вопрос, некая проблема, на которую попытались авторы этого доклада ответить.

Единственна грустная нотка здесь — востребовано ли экспертное знание в структурах власти? Это на самом деле большой вопрос, и он у меня особого оптимизма не вызывает. Даже такой отнюдь не посторонний для кремлевских коридоров власти человек — Глеб Павловский недавно опубликовал статью, примерное название которой «невостребованные фабрики мысли». То есть фабрики мысли в России есть, бурный процесс в 90-х порождения этих фабрик, обкатки и генерации некоторого интеллектуального продукта состоялся действительно. А вот оказалось ли востребованным это экспертное знание, оказалось ли нужным власти это экспертное знание — Глеб Павловский в этом сомневается. А это человек, который, по общему впечатлению, имеет возможность высказать свою позицию достаточно публично, свободно и открыто. Ну а вопрос, какая у него позиция — как бы за скобками, но я имею в виду, что это человек, который с одной стороны, относит себя к экспертному сообществу, а с другой стороны, вроде как имеет доступ к властным структурам. По крайней мере его мнение не столь постороннее. Поэтому нужно ли это экспертное знание власти — это вопрос.

Не могу сказать, что эксплицитно было выражено, что этот доклад является формой трансляции президентской идеи о модернизации. Судя даже по тем ремаркам и репликам, которые позволил себе докладчик, очевидно, что некий интеллектуальный заказ на этот продукт был именно со стороны первого лица государства. Поэтому я думаю, что основная интенция подготовки, основное намерение создать этот проект генерировалось первым лицом государства. Насколько это сделано «под заказ», если грубые формулировки употреблять, — я тут не вправе вносить какие-то оценки. Судя по тому, что говорил сам докладчик, во многом это интеллектуальный продукт, который и адресован был первому лицу, и создан по инициативе первого лица государства.

 Андрей Дахин, профессор ВВАГС

«Появление доклада отражает подступы, основания или причины идей модернизации, которые высказывает президент».

Во-первых происхождение самого доклада отражает некий запрос и президента и интеллектуального сообщества на то, чтобы попробовать обновить свой взгляд на перспективы развития России. И в этом смысле доклад является таким символическим явлением начала нынешнего года. Почему начала? Потому что прошлый год и кризис прошлого года показали, что находить в прошлогодней и позапрошлогодней парадигме видения уже не совсем продуктивно и не совсем адекватно. Кризис показал, что, для того чтобы решать и современные проблемы и двигаться вперед, нужно какое-то новое дыхание. И доклад предлагает переход к этому новому дыханию, новому видению. Он предлагает новую рамку, новый уровень, который ещё, может быть, не прорисован, и которая не дается докладом как готовая вещь. Он предлагает направление, путь, и формулирует некую задачу.

Поскольку ИНСОР — это организация, созданная президентом и работающая при Президенте, то мне кажется, что появление и существование доклада отражает подступы, основания или причины идей модернизации, которые высказывает сам президент. Хотя надо сказать, что в докладе слово модернизация упоминается, не часто, но дух этого «эссе», как уточнили авторы, по сути модернизационный, потому что он предлагает поменять систему зрения на текущие и перспективные политические и социальные процессы в России.

 Михаил Казаков, профессор ННГУ

«В большей степени этот доклад обращен к элите. Если элита действительно желает (перемен), то она этого добьется».

Ожидания изменений в обществе есть, но эти ожидания рассредоточены по разным социальным группам. И если подходить к стране в целом, то я так думаю, что 50 на 50 тех, кто хочет каких-либо обновлений, и тех, кто их не хочет. Но в большей степени этот вопрос обращен именно к элите. Если элита этого действительно желает, то она этого добьется. Если элита этого не желает, а высказывает свои ожидания в виде прилагательных, значит она просто не желает. Откуда можно ждать чего-то свежего? Тут можно согласиться с Гонтмахером — из среды гражданского общества. Но другое дело, что структуры гражданского общества уступают различным новым и политическим, и экономическим институтам в своей естественной нормативно-регулятивной базе. Поэтому сначала услышат мнение представители тех или иных новых политических и экономических структур, а уже потом только представители гражданского общества.

Можно ли считать доклад формой трансляции президентской идеи о модернизации? Конечно же, да. Тем более, что в известной степени данный автор выступил в качестве первоисточника данной идеи.

 Андрей Макарычев, профессор ВВАГС

«Думаю, что, с одной стороны, это способ трансляции, но с другой стороны, это и способ такого воздействия на первое лицо государства».

Доклад отражает некоторые ожидания, которые существуют в определенной части общества. Думаю, что это наиболее профессионально активная и компетентная часть общества, которая, как своего рода барометр, начинает испытывать чувство дискомфорта. Собственно говоря, важность подобного рода рассуждений состоит в том, чтобы предоставить людям возможность модернизации без какого-то насилия. Ведь есть же порочный цикл российской истории, когда любые перемены возможны только через слом чего-то, и не факт, что результат кого-то всегда устраивал.

Насколько я понял, основной сигнал, который заложен в этом докладе, ну, или как автор это называет - «эссе», состоит в том, чтобы идею модернизации, то есть существенного качественного обновления, как-то встроить в существующий механизм. Евгений Гонтмахер не случайно говорил о том, что когда люди выйдут на улицу, будет уже поздно. Есть примеры стран, в том числе и соседних с нами, которые все нормальные люди хотели бы избежать, потому что тот же самый опыт Украины показывает, что результат бывает не столь эффективным, как это могло показаться в первые, начальные дни так называемой «оранжевой революции».

Так что я думаю, что ожидания есть. Может быть они смутные пока, но ведь ожидания тоже формируются, и в том числе вот такими профессиональными дискуссиями.

Я думаю, это является формой трансляции президентской идеи о модернизации, но тут, мне кажется, принципиально важно подчеркнуть, что президент не является устоявшейся и раз и на всегда данной фигурой. Условно говоря, если мы говорим школьным языком и решаем какую-то задачку, то мы не можем сказать, что «дано: президент». Президент — это личность, находящаяся в процессе становления, в силу того, что он молод, в силу того, что он приобретает опыт управления. Поэтому это трансляция каких-то пожеланий, но с другой стороны, эта трансляция имеет и обратный эффект — то, что называет эффектом feedback, эффектом обратной связи. Президент хочет через экспертное сообщество реализовать некий проект, но в то же самое время под воздействием этих обсуждений он сам меняется. И эти обсуждения... я уверен (потому, что президент — активный пользователь Интернета, он живет в открытом информационном пространстве), он следит... Ведь каждое слово оставляет некий шельф, и сели человек потребляет эти слова, то он, соответственно, и меняется под их воздействием.

Поэтому я думаю, что, с одной стороны, это способ трансляции, но с другой стороны, это и способ такого воздействия на первое лицо государства.