к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
12:04 Суббота, 4 Апреля 2009

Подводные камни водопровода

В пятницу мэр города Вадим Булавинов заявил, что сбор прокуратурой заявлений нижегородцев, переболевших гепатитом А,  может быть связан с политическими мотивами.
 
«…прокурор, может быть, собрался в депутаты, если занимается политикой. Провоцировать людей, которым и так тяжело из-за того, что они переболели гепатитом, - это не задача прокуратуры, а задача оппозиционных политических сил», - заявил Вадим Булавинов. 
 
В свою очередь, руководство МП «Водоканал» заявило, что водопроводные сети, где был обнаружен вирус, не входят в зону действия «Водоканала».  Заместитель директора МП «Водоканал» Чеслав Дзиминскас, говорит, что даже теоретически на водопроводных станциях в воду никакая зараза попасть не может. Какой же путь проходит вода с того момента, как попадает на станцию из реки и до того, как вытекает из крана в квартирах нижегородцев, мы решили проследить самостоятельно.
  
 Серые ворота и плотно запертая дверь – вход на водопроводную станцию «Новосормовская» только по звонку.  Здания постройки середины 20 века,  кругом трубы, задвижки, заглушки. Несколько цехов – помещений. Всё начинается с насосной станции первого подъема. Каждый час триста тысяч литров воды забирается из Волги и попадает сюда по трубам, диаметр которых не меньше полутора метров. Отсюда и до самого конца очистки, вода практически постоянно находится в трубах.
 «Даже реагенты, по простому, очистители и хлор мы тоже в трубах подаем. - рассказывает начальник станции Альбина Никушина.- Естественно, мы же не сыплем хлорку мешками, как некоторые думают. Сначала специально рассчитываем нужное количество, потом смешиваем все эти растворы с водой и отправляем ее в отстойники». 
   В фильтр-залах, куда попадает вода из отстойников, пахнет бассейном – чуть-чуть хлоркой, чуть-чуть свежестью. На полках цветы, в больших кафельных емкостях вода. Только здесь воду можно видеть «вживую». Впечатление не очень: цвет серо-коричневый, осадок на стенках емкостей такого же цвета, да еще хлопья неизвестно чего плавают и собираются в небольшие воронки.
 Оператор Надежда Факова объясняет, что вода мутная от реагентов и пройдет еще несколько часов, прежде чем она поступит в резервуары чистой воды.
 «В нашем зале вода проходит через специальные фильтры, которые на дне емкостей, - рассказывает Надежда, - Если городу надо много воды, мы задвижки приоткрываем, а так держим маленькую скорость. Чем скорость воды в фильтрах меньше, тем качество лучше». 
   За качество воды на станции отвечает несколько десятков лаборантов. Если рабочие станции «готовят», как они сами говорят, воду, то в лабораториях ее исследуют. На каждой станции – цеховая лаборатория, да еще 2 центральных. В центральных лабораториях исследуют воду, взятую с каждого этапа очистки.
 Ольга Галкина, инженер-лаборант, перебирая колбы с бесцветной жидкостью, рассказывает, что проверка начинается с органолептических исследований, то есть какова вода на запах и цвет. Только потом начинаются всякие биохимические исследования. Для химиков важнее, чем «нормы СанПиНа», словосочетания нет. Что это такое, нехимикам понять практически невозможно, ясно одно – вода должна соответствовать нормам по семидесяти! показателям.
   Практически все агрегаты, насосы и трубы работают на станции 30 лет. Начальник станции говорит, что тех денег, которые потребители платят каждый месяц за водоснабжение, хватает только на закупку реагентов и зарплату персоналу. Оборудование меняется не сразу и не везде. 7 лет назад на станции «Малиновая гряда» построили новую озонаторную установку. Теперь здесь, прежде чем чистить воду хлором, в нее добавляют озон, который удаляет органические отложения.
 Борис Емельянов, начальник цеха производства озона, в технологии производства как рыба в воде. Пытаясь объяснить, как работает озонаторная установка, Борис водит указкой по цветной схеме и оперирует такими понятиями, как «компрессорная установка», «озоногенератор», «абсорберы». Схема сложнейшая, но, говорят, озонированная вода и по цвету голубее, и на вкус приятнее. Начальник станции «Малиновая гряда» Петр Шестопалов в подтверждение своих слов наливает прямо в бытовке из-под крана полстакана сырой воды и залпом выпивает. Говорит, вода вкусная, «свежеочищенная».
   На Новосормовской станции, откуда, по утверждению прокуратуры, и пошел вирус гепатита А, тоже всегда пьют сырую воду. Светлана Терентьева, сотрудница станции утверждает, что никто из ее коллег гепатитом не заразился.
  «У нас медосмотры регулярно, если что, сразу бы все закрыли. Даже обидно, мы же все здоровые, работаем, а на нас такой поклеп», - сетует Светлана.
    Все водопроводные станции – объекты городского жизнеобеспечения. Здесь, кроме жесточайшего контроля за качеством и круглосуточной системы охраны, несколько аварийных бригад. Вода для нижегородцев должна подаваться постоянно и в нужном количестве. А по статистике, в сутки человеку необходимо 200 литров воды, каждая капля которой должна соответствовать «нормам СанПиНа».