к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 33 7 38 8 37 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
12:04 Суббота, 4 Апреля 2009

Право на право

27 летний Алексей Михеев уже 7 лет прикован к инвалидной коляске. Не выдержав пыток милиционеров Ленинского РОВД, он выпрыгнул из окна. На следующий день после этого девушка, в убийстве которой подозревали Алексея, вернулась домой живой и невредимой.
Двух милиционеров приговорили к 4 годам лишения свободы, а Алексей все эти годы добивался правды. И вот 26 января стало известно, что по решению Европейского суда по правам человека  Россия должна выплатить Алексею Михееву 250 тысяч евро. Жалобу в Европейский суд по правам человека посоветовали написать представители Нижегородского комитета против пыток.
 - Ну и что, что они существуют на американские деньги, - говорит Алексей,- пусть ФСБ лучше работает, ищет шпионов, а не закрывает общественные организации, которые помогают людям. Если следовать этой логике, то и Макдональдс и Кока-колу надо закрывать».
 На официальном сайте Комитета против пыток вся «грантовая» история организации за последние пять лет. В этот период времени они получили более 1 млн. долларов от различных организаций, в том числе из Госдепартамента США. Отсюда же идут деньги в Нижегородское общество прав человека. В 2005 году ОПЧ получили 70 тысяч долларов. Все тратится на борьбу за права человека.
 - Я не хочу, чтобы кто-то думал, что здесь деньги в чемоданах приносят. «Грантодатели» требуют специальной сметы, и разрешают тратить деньги только на то, что в ней указано – рассказывает исполнительный директор ОПЧ Александр Лаврентьев.- А в последнее время вообще требуют, чтобы открывался специальный счет для гранта, и деньги не смешивались. К тому же конвертировать все сразу не разрешают,  а только по мере необходимости. Вот, например, потребовалось зарплату сотрудникам выплатить – тогда и меняй доллары или фунты. Английским шпионам ведь в фунтах платят, – горько шутит Лаврентьев.
 Это, что называется оговорка по Фрейду. Все правозащитные организации, финансируемые из-за рубежа,  сейчас попали в поле зрения спецслужб. Комитет против пыток вынужден был даже распространить официальное заявление. Мол, шпионы не мы, мы не шпионы. Пока верят с трудом.
 - Если запретят финансирование правозащитных организаций из-за рубежа, они исчезнут, - почти уверен Лаврентьев,- Государству просто не выгодно финансировать организации, которые защищают людей от этого самого государства и его представителей.
 Около года назад в Нижегородской области создан государственный орган правозащиты – аппарат уполномоченного по правам человека. Возглавляет его бывший юрист заксобрания Василий Ольнев. Пока уполномоченный даже не обрел постоянного «места жительства» и работает на списанной правительством мебели.
Весь стол завален жалобами, в основном от осужденных, которые сетуют на плохие условия содержания.
 - К сожалению, не все люди, чьи права нарушены, обращаются к правозащитникам. Но, в то же время, тот, кто жалуется, не всегда имеет на это основание. Но мы все равно проверяем,- рассказывает Василий Ольнев, - Но порой остается только руками развести, полномочий нет.
 У уполномоченного, хоть и больше полномочий, чем у общественных организаций, но и их не хватает. Единственное, что может делать уполномоченный, это инициировать иски в суд по гражданским судам (как это было сделано, в случае увольнения пятерых директоров школ в Шатковском районе).
 До Европейского суда Нижегородский уполномоченный не доедет никогда. Бюджет аппарата раз в 10 раз меньше госдеповских грантов. Вот и получается замкнутый круг: тот, кто имеет право защищать - не имеет на это средств, а тот, кто имеет средства – теряет право на защиту. Пока побеждают средства.