к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 33 7 38 8 37 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
15:08 Пятница, 21 Августа 2009

Строительство АЭС в Нижегородской области

 После долгих лет затишья, связанного с протестом общественности, в результате которого на 90% построенная атомная станция в Нижнем Новгороде умерла, тема строительства в области новой АЭС вновь приковывает к себе внимание. Прошедшее время и изменившиеся политические, экономические и технологические условия формируют новую картину общественного восприятия предмета. Попытку определить сегодняшние проблемы социально-политического характера, связанные со строительством АЭС, предприняли представители власти и эксперты-политологи, собравшиеся на круглый стол, который был организован «Лабораторией антикризисных стратегий ЦСКП в ПФО». «Лаборатории» удалось построить откровенный, порой острый, но содержательный разговор. ИА «Ньюс-НН» представляет точки зрения на проблему и перспективы строительства АЭС некоторых участников круглого стола.

 Алексей Власкин, руководитель «Лаборатории антикризисных стратегий ЦСКП в ПФО»

Строительство АЭС потенциально может снизить стоимость одного квадратного метра жилья

«Лаборатория антикризисных стратегий» призвана заниматься выработкой предложений для власти. Мы будем предлагать пути решения возникающих в регионе проблем на основе мнения экспертов и участников экономического процесса. Задачи нашей лаборатории - выявить различные точки зрения о проблеме, синтезировать и проанализировать их аргументы, а также сформировать прогноз выигрышей и проигрышей сторон в зависимости от развития событий.

Тема, которую мы обсуждаем, имеет большое экономическое значение для региона. Нижегородская область - энергодефицитный регион и это, естественно, отражается на нашем экономическом развитии и на уровне жизни населения. Что даст строительство АЭС? В первую очередь снижение затрат на электроэнергию. Это сразу отразится и на стоимости проектирования, и на стоимости строительства новых объектов – промышленного или бытового назначения. Строительство АЭС потенциально может снизить стоимость одного квадратного метра жилья, я уже не говорю о том, что в области в период кризиса будут созданы тысячи рабочих мест, и не просто рабочих мест, а рабочих мест для высоко квалифицированного персонала и высоким уровнем оплаты труда.

Однако все явные преимущества и экономического, и социального характера, которые возникают при положительном решении вопроса о строительства, должны влиять на общественное мнение, но не подавлять его. Самая главная проблема - это люди. Если не считаться с их мнением, то мы получим скрытый внутренний конфликт, мы вновь столкнемся с тем кризисом, который уже переживали в начале 90-х годов, когда уже готовая атомная станция так и не заработала. Чтобы избежать повторения этого сценария наша «Лаборатория» прилагает усилия для обеспечения диалога всех заинтересованных сторон, начиная от власти и проектировщиков, заканчивая широкими общественными массами.

 Василий Козлов, профессор

Ошибка проектантов в том, что в технико-экономические расчеты не входит социально-политическая цена проекта

Сейчас в подготовке программ для магистров делового администрирования все большую долю стали занимать методы, связанные с пониманием среды бизнеса. Изменчивость среды - политическая, культурная, социальная - заставляет считать эти условия частью проекта. Поэтому «Модель заинтересованных групп», давно уже применяемую на западе, необходимо использовать и у нас. Вы не может ни одно решение принять, пока вы не проведете торги с заинтересованными группами - это часть бизнес-процесса. Я сам - энергетик по образованию. Я учился в Ленинградском политехническом параллельно с группой атомной энергии, я хорошо знаю всех энтузиастов сегодняшнего атомпрома лично и знаю, что это неизбежно. Это процесс, который не остановить. Углеводородная энергетика теряет основания, альтернативная энергетика пока еще уступает по цене атомной и с точки зрения экономического развития это путь, по которому весь мир идет. Это бизнес. А теперь давайте посмотрим, какова цена заинтересованных групп, кто должен получить компенсации и что должно войти в цену килловаттчаса атомной энергии. Это у нас не принималось никогда в расчет. Я вырос в Заволжье, отец был тогда директором Горьковской ГЭС. Кто считал цену затопленных земель, кто считал ущерб, нанесенный экологии? Никто. На мой взгляд, ошибка проектантов в том, что в технико-экономические расчеты не входит социально-политическая цена проекта. На самом деле вопрос действительно коренной, это будет предметом спекуляции политических оппонентов, а время горячее, мы понимаем, что кризис сползает в пятую стадию – социально-политическую. Где-то в октябре-ноябре он себя обнаружит. К этому серьезно готовятся оппоненты. Дать им такую козырную карту в этот период - это совершить ошибку. Мы должны это считать.

 Александр Цапин, министр правительства Нижегородской области

Недостаточное количество информации об АЭС дает возможность для политических спекуляций

При опросе населения мы выяснили, что информации об АЭС недостаточно, и это дает основания для появления преувеличенных опасений с одной стороны, а с другой стороны дает возможность для политических спекуляций. Мы входим в полосу выборов - это выборы депутатов и руководителей сельских и поселковых администраций. Более 1000 депутатов будет избрано, и вы понимаете, что здесь есть силы, которые используют ситуацию со строительством АЭС для того, чтобы зарабатывать личные политические дивиденды. Для примера могу сообщить, что на одном из сайтов во Владимирской области отметился Борис Немцов с заявлением следующего рода: «Что я вот, такой молодец, что не допустил строительства атомной станции теплоснабжения в Нижегородской области и если вы, нижегородцы, будете такими же стойкими, боевыми и смелыми, как я, то вы тоже не допустите строительства атомной станции и в Навашинском районе».

Но если говорить о практической стороне дела, то у населения, у представителей общественных организаций, экологических организаций есть возможность высказать свои замечания, предложения. Для решения этих задач мы создали оргкомитет и планируем провести общественные слушания. Наша задача, с одной стороны, дать максимально всю информацию населению, с другой - обеспечить возможность общественного представительства на слушаниях. Самое главное, чтобы у нас во время общественных слушаний было меньше каких-то лирических и политических заявлений, а было максимальное количество конструктивных вопросов и предложений, которые должны быть учтены специалистами при подготовке технического задания на проектирование. А результаты общественных слушаний являются юридически обязательным документом с приложением всех вопросов, всех замечаний, всех записок, которые прилагаются к заданию на техническое проектирование.

И последнее, что хотелось бы сказать: у нас есть конкуренты – другие территории. С учетом того, что идет мировой экономический кризис, есть опасения, что программы финансирования строительства энергоблоков будут сдвигаться по времени и с этой точки зрения своевременная и качественная подготовка документов и качественное информирование населения является той составляющей, которая повышает нашу конкурентоспособность.

 Андрей Дахин, д.ф.н., профессор

В вопросе АЭС при плохой социально-коммуникативной технологической оснастке любой прецедент приведет к панике

Я предложил бы взглянуть на эту тему с точки зрения вопроса о том, в какой мере строительство такого объекта будет стимулировать экономическую, социальную и технологическую модернизацию в регионе. Если говорить о технической стороне дела, то, несомненно, за 20 лет отрасль сделала технологический шаг вперед. На мой взгляд, сейчас необходимо подумать о том, сделан ли подобный шаг с точки зрения социальных технологий? И здесь не все так ясно и просто. Общественные опасения есть. Если мы имеем дело с таким сложным объектом как АЭС, то в результате его социальной интеграции мы можем получить занозу, которая будет все время болеть и все время тревожить. Хочу напомнить случай с Питерской АЭС в прошлом году: на пустом месте вдруг возник ажиотаж. Это признак того, что коммуникации социальные там на очень низком уровне. При плохой социально-коммуникативной технологической оснастке любой мало-мальский прецедент приведет к панике.

Что меня здесь настораживает. Первое: вот мы говорим, что людей соберем на слушания, но ведь невозможно себе представить модернизацию инфраструктуры социальной, которая ограничивается одним-двумя мероприятиями. Не будет так инфраструктуры. Здесь нужно создавать целый комплекс, который обеспечивает вовлеченность населения: возможность контроля, возможность участия в мониторинге через общественные организации, через другие институты. Это достаточно сложная инфраструктура, в которую надо инвестировать. Это вещи очень важные, потому что если этих социальных коммуникаций не будет построено и если не будет достигнута достаточная степень социальной прозрачности, тогда мы будем бояться каждого хлопка дверью в этой зоне.

Второй момент, о котором я хочу сказать: представьте, что нам удалась эта инфраструктурная социальная модернизация и люди знают, как проконтролировать, как свое мнение донести… Не захочется ли им на следующий день воспользоваться своим правом по другим вопросам в районе? А район, он готов к этому? Если мы делаем технологический шаг вокруг одного объекта, то сразу необходимо ожидать цепной реакции, то есть АЭС будет очагом демократизации, в некотором смысле. То есть, настраиваясь на технологическую модернизацию социальной коммуникации, власти должны быть готовы к тому, что этот процесс пойдет и по другим направлениям. Население будет требовать такой же меры участия и такой же прозрачности. Увлекаясь идеей модернизации необходимо понимать, что существует целый ряд вызовов, к которым власти не показали готовность в предыдущие несколько лет.

 Евгений Семенов, директор ЦСКП в ПФО, политолог

Вопрос рисков при строительстве АЭС - это вопрос не Нижегородской области, это вопрос Европы и всего мира

Ключевой вопрос, который возникает при обсуждении темы, на мой взгляд, звучит так: «Институты, инструменты и критерии оценки рисков». Как только мы находим понимание по этому вопросу, так мы начинаем действовать как консолидированные партнеры. Ведь вопрос рисков - это вопрос не Нижегородской области, это не вопрос России, это вопрос Европы и всего мира. И если мы говорим о Европе, то есть совершенно конкретные цифры: энергоэкономика Франции, например, - это 80% атомной энергетики. Но Франция находится на плато. Энергоэкономика Японии, которую постоянно трясет, там часты землетрясения в 7-8 баллов, это 40% атомной энергетики. Весь мир как-то нашел компромисс между выгодами и рисками. При решении этого вопроса надо, на мой взгляд, отдавать должное специалистам, понимая, что уровень их компетенции на сегодняшний момент отличается от уровня компетенции 20-30-летней давности. Однако в силу различных причин, зачастую традиционно политического характера, мы склонны не доверять профессионалам от атомной энергетики. Это парадоксально, но факт: называя себя профессионалами в собственной сфере, мы не доверяем профессионалам в других сферах. Мы позволяем себе сомневаться в компетентности других людей, при этом будучи полностью уверены в том, что мы-то уж в своей сфере компетентны полностью. Мне кажется, что здравости общественного сознания можно ожидать только в том обществе, члены которого не страдают раздвоением личного сознания.