к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 33 7 22 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
08:04 Воскресенье, 12 Апреля 2009

Happy birthday, Валерий Павлинович!

Happy birthday, Валерий Павлинович!

Posted on июля 03, 2007 in Без рубрики) by admin | 0 Comments »

 
Валерий Павлинович попытался отдышаться и схватился рукой за спинку кресла. День не задался с самого утра. За секунду до того, как открыл глаза, это утро было еще прекрасным. Оно озарялось днем рождения, манило прелестными улыбками и расцветало поздравлениями. Ровно до тех пор, пока не начались улыбки и поздравления.
 
Валерий Павлинович открыл правый глаз, чтобы тут же открыть левый и вытаращить оба. Ему в лицо смотрел олень. Как вы себе представляете оленя? Большой, лупоглазый, с рогами. Такое зрелище с утра напугает кого угодно. Кроме, конечно, Валерия Павлиновича. Он протянул руку и пощупал лупоглазую морду. Она оказалась деревянной.
 
- С днем рождения, Валерий Павлинович! – Откуда-то из-за рогов послышался голос охранника.  
 
Два дюжих молодца стояли на расстоянии пары шагов от кровати. Как раз эту пару шагов и занимал деревянный олень в метр высотой, на которого с любовью смотрели охранники.
 
- Это Вам, Валерий Павлинович! Символ, так сказать, Нижегородской области!  - И, чтобы подчеркнуть значимость подарка, затараторили. – Вырезан из цельного дуба, пропорции соблюдены!
 
Валерий Павлинович, не говоря ни слова, встал, аккуратно обошел оленя и, настороженно оглядываясь, вышел. Вошел в другую комнату. Замер на пороге. Вся его одежда была заменена на новую, тех же размеров, но с вышитыми гербами области. Но утро было только началом и Валерий Павлинович это прекрасно теперь, спустя несколько часов, понимал.
 
Он схватился рукой за спинку кресла. Больше держаться было не за что. Весь кабинет был уставлен, забросан, завален и погребен под подарками. Укладывали их, конечно, системно. Чуть слева - хохломские вазы с изображением герба области. Посредине - хохломские вазы с изображением того же оленя, но как символа города. Справа - просто олени и гербы, раскрашенные в хохломские цвета.
 
Из коридора раздавались дружные «Раз, два, навались!». В приемной пытались закрыть дверь кабинета Помощника, но не могли - цветов в том кабинете было намного больше, чем он реально мог вместить. Нежнейшие букеты мялись под напором охранников, стебли лопались, гофрированные упаковки безнадежно комкались. В дверях тем временем появлялись очередные посетители.
 
- Валерий Павлинович, с днем рождения! Сами мы с предприятия! – Мужчины протянули рекламный календарь и торжественно полезли в пакет за хохломской вазой. – Предпоследняя! Еле урвали!
 
Валерий Павлинович хотел спросить про налоги и дела на предприятии, но понял: сегодня бесполезно. Единственное предприятие, которое работало в эти дни - Хохломская фабрика.
 
Помощник с утра доложил, что сотрудники фабрики в авральном режиме не уходят из цехов двенадцатый день, лихорадочно рассылая  телеграммы с просьбой прислать красок и бревен. Валерий Павлинович хотел было предложить отсылать вазы обратно, составив таким образом базу для безостановочного производства. Перед глазами проплывали радужные картины- производства работают в полную силу, а продукция реализовывается дважды. Сначала ее покупают любители поздравить, потом все это дарится Валерию Павлиновичу, а уж он реализует за пределы области.
 
Заоблачные цифры бюджета и Олимпиада на Бору уже казались неизбежными. Но Валерий Павлинович представил себе приемную, заваленную цепями, запчастями, снарядами и стоящие под окном «Газели» и ужаснулся своим мыслям. Тем более, что договоренность с магазинами по продаже сувениров и цветов уже существовала. Какая-никакая, а бюджету подмога.
 
Но тут случилось непредвиденное. В кабинет, загадочно улыбаясь, вошел Александр Владиленович. В левой руке он держал поздравительную открытку (их складировали в оставшихся незаваленными шкафах), а в правой сжимал веревочку и хитро улыбался.
 
- Это, Валерий Павлинович, Вам! От нас, так сказать! Ну, Вы понимаете! Дети, это же славно!
 
Александр Владиленович потянул за веревочку и в кабинет вкатилась деревянная лошадка на колесиках. Сердце Валерия Павлиновича дрогнуло. Он подумал о детстве и впервые за этот светлый день улыбнулся. Но между улыбкой и лошадкой проявился Александр Владиленович.
 
- Вот! - Торжествующе протянул он непонятные деревяшки!
- Что вот? – Не понял Валерий Павлинович.
- Съемные рожки! – Торжествовал Александр Владиленович. – Вот тут прикрутили - олень на колесиках! Символ области! А не дай Бог, придется куда поехать - раз, отвинтили, вроде как лошадка. Не придерешься.
 
Валерий Павлинович посуровел взглядом и начал медленно краснеть.
 
- Дык, правильные рожки! Восемь отростков! – Не сдавался гость.
 
Валерий Павлинович не выдержал и, прорвавшись сквозь хохломские баррикады, рванул из кабинета. Что-то деревянное хрустнуло под ногами и разлетелось черно-красно-золотыми обломками. Застыли борющиеся с продуктами цветоводства охранники.
 
Валерий Павлинович вырвался в коридор. Гигантская очередь оторопела. Застыли даже те, кто украдкой выпивал на поставленных на пол коробках, прятавшись за цветами. Очередь помолчала секунду и грянула хором длинных коридоров, четырех этажей и лестниц.
 
- С днем рождения! А вот от нас подарок! Герб области! Герб города! Хохломская кепка!
 
Казалось, гудело все здание администрации. Новые порции поздравляющих выбегали из дверей, на бегу набрасывая на плечи полосатые пиджаки. Из дверей туалета вылетали, держа в левой протянутой руке пакеты, правой стремительно приводя в порядок молнии на брюках. Никогда еще половодье не было таким титулованным и официальным.
 
Ручейки еще скатывались в одну бурлящую реку, а Валерий Павлинович уже пробился на улицу. Порыв свежего воздуха на секунду пощекотал его лицо. Наверное, поэтому он не сразу оторопел. Но потом все же пришлось. Если очередь в здании напоминала наводняющуюся реку, то на улице воплощалось цунами. Бросив жетончики с номером в очереди, метнулись, на бегу ускоряясь и теряя лепестки. Устремились в том единственном порыве, что бросает людей либо под танки, либо к вершине. Пока вершина не ушла.
 
Метнулись полосатые костюмы и просто рубашки. Бросились не только с заказными букетами, но и надерганными неподалеку тюльпанами. Схватилась за веревки даже альпинисты, эксклюзивно раскрашивавшие «Под хохлому» двуглавого орла на здании. Валерий Павлинович инстинктивно попятился, ускорился, пошел, побежал, полетел.
Вслед неслось что-то о портрете в образе Козьмы Минина и хохломском наборе «Ваза-матрешка, девять в одной».
 
Пробежав площадь, Валерий Павлинович свернул на Покровку, выскочил на Горького и столкнулся лоб в лоб со старым знакомым. Зураб Константинович Церетели снимал мерки с памятника Горькому и держал в руках карандашный набросок.
 
- О, приветствую! – Церетели был пресыщен жизнью. – Вот, хочу тебе подарочек! Не поможешь семью тоннами бронзы?
 
Валерий Павлинович глотнул воздуху и устремился дальше. Дети протягивали мороженое, машины сигналили, ловко расстрелянные московскими пушками облака вытягивались в подобие поздравительной надписи.
 
Остался позади мост, раскрашенный по-праздничному. Промелькнули дома и стоящий в стороне планетарий. На улице уже темнело. Валерий Павлинович увидел приоткрытую дверь и рванул туда, где можно было укрыться. Дверь закрылась, не скрипнув. Тишина оглушила, полная темнота ослепила. Именинник сделал несколько шагов и попробовал отдышаться. Прошел еще чуть чуть. Ноги стояли на чем-то мягком. «Во всяком случае, тут никого нет» - родилось в голове и обнадежило.
 
Софиты зажглись одновременно. Цирковые своды озарились огнями, музыка грянула отовсюду, выбежали звери в праздничных лентах и выехали клоуны на одноколесных велосипедах. Две тысячи человек встали и громогласно запели, различаясь лишь в вариантах произношения.
 
- Хэээппиии беееездей ту ююююю!
 
Большая и легендарная женщина с микрофоном задавала ритм, заводя знакомыми еще с восьмидесятых кудрями. Блондин помоложе и с голосом повыше протягивал хохломскую золотую чашу.
 
Валерий Павлинович в изнеможении опустился на песок арены. Все только начиналось.
 
 
 
              
     Дениска Гапченко
 
 
 
P.S. Посвящается Нижегородской области, так легко переходящей от непонятной настороженности к понятному по сути, но странному по форме обожанию.