к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 33 7 37 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
13:01 Четверг, 22 Января 2009

Новый Год!

Однажды я проводил Старый год в самолете и почти встретил Новый год в снегоуборочной машине.
Было это давно, когда самолеты летели не только в Москву, но в другие города. И вот однажды мы с приятелем решили лететь из Саратова в Горький, встречать Новый год со своими подружками. Аэропорт в Саратове расположен не очень удачно. Он почти в черте города, но на холме, поэтому зимой все влажное дыхание Саратова, поднимаясь вверх, оседает на взлетно-посадочной полосе. Туманы там зимой как в рассказах Конан Дойля. Но время от времени борты прорывались и народ все-таки летал. В Горький было два рейса: в 11.00 и в 16.00 Мы, решив не испытывать судьбу, купили билет на утренний рейс. Приехали в аэропорт, как положено, за час. Регистрируемся и… облом: «рейс отложен по метеоусловиям Саратова на два часа». Ну, ладно, ни чего страшного, пьем кофе, валяем дурака – времени навалом – улетим! В час дня та же штука: «отложен по метеоусловиям на два часа». Делать нечего, опять пьем кофе, потом еще кофе, потом еще. В три часа история повторяется. Начинаем скучать. Кофе уже не лезет. Сидим молча, но пока еще не унываем. В четыре часа объявляют регистрацию на следующий рейс «Ставрополь-Саратов-Горький». Объявляют и тут же откладывают. Тайное, но праведное злорадство немного успокаивает нервы. Далее нас начинают откладывать уже вместе: им два часа, и нам два часа, нам два и им также…

Темнеет. Новый год приближается. На взлетке зажигают огни и некоторые борты, лениво расталкивая туман, начинают отваливать. В аэропорту возникает нервное оживление, народ потихоньку исчезает, но нас пока не пускают. Мы уже на пределе – ходить не хочется, сидеть не можется, кофе обрыдл, духота, шубу хочется сорвать и просто выкинуть. До нового года два часа, пятьдесят минут. С завистью представляем себе людей, которые, облизываясь, уже крутятся вокруг новогодних столов. И вдруг: «Объявляется посадка на рейс «Ставрополь – Саратов- Горький»! Ну, ни фи-и-га се-е-е!!! Мы тут с 11 утра! А они должны были после нас! А им… а мы... а они!!!  Понимая, что времени на восстановление справедливости у нас нет, мы решили действовать.

Аэропортик в Саратове тогда был маленький, какой-то домашний и посадка шла через небольшой ангарчик приткнувшийся на краю полосы, в котором стюардессы проверяли билеты. Возбужденная толпа давилась на входе, словно боясь, что в самолет придется запрыгивать уже на ходу. Пользуясь суматохой, мы откуда-то сбоку протискиваемся к двум симпатичным девчонкам-стюардессам и сразу, с ходу, жалобно и весело:
– Девочки, возьмите нас, мы хорошие! Возьмите, у нас и билеты есть, но они на утренний рейс. Возьми-и-ите!
– Да куда мы вас возьмем? У нас полный борт! (А сами улыбаются!)
– Ну, на колени возьмите… Возьмите, а?!
– Ну, если только на колени!

И тут случилось чудо. Обычное чудо новогодней ночи. Девчонки, наплевали на всю аэрофлотовскую дисциплину и превратились в снегурочек. Они взяли нас! Все произошло так быстро, что мы даже не успели понять, как оказались в самолете. В половине одиннадцатого переполненный воздушный автобус взлетел и два наглых, но счастливых зайца немедленно открыли шампанское и вручили пластиковые бокалы своим снегуркам. Полтора часа пролетели как 15 минут. Мы действительно приткнулись вчетвером на задних креслах, там, где должны были сидеть они. Всю дорогу мы пили шампанское, закусывая огромными, красными и сладкими яблоками и хохотали до слез. Весь самолет то и дело с улыбками оглядывался на нас, по-доброму завидуя нашей кампании.

И вот мы прилетели. Аэропорт «Горький» поразил своей тишиной и безлюдностью. На площади перед зданием аэровокзала не было не то, что автобусов или такси, даже полудохлых частников, случайно сломавшихся в неурочный час, не было. Не было вообще ничего! Часы показывали 23.20. Прилетели!
И вдруг! На то она и новогодняя ночь, чтобы появлялось много всяческих «вдруг». Вдруг на площадь вываливается снегоуборочный ЗИЛок. Не торопясь делает круг почета и уже совсем было собирается отчаливать в город. Мы срываемся с места и к нему:
– Мужик, помогай, спасай! За любые деньги! Только что прилетели! Новый год!
–  А куда вам?
– На Белинку!
– Да садитесь!

С такой скоростью я по этому маршруту не ездил никогда. Ни до, ни после! Правда надо сказать, что машин в те времена было на улицах не так много, да и новогодняя ночь трассу для нас зачистила основательно. Но неслись мы на обледенелом, и отчаянно дребезжащем снегоуборщике по обезлюдевшим улицам города как герои ночного дозора. Только одна мысль стыла в наших головах, только одно желание: «Давай, родной, давай, только не развались»! И мы успели! С первым ударом курантов, под визг подружек и наш вопль «С Новым годом!» мы ввалились в дом, в котором нас уже никто не ждал. Мобильников-то тогда не было.