к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 30 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
10:04 Суббота, 11 Апреля 2009

Заполонили

Заполонили

Posted on декабря 09, 2006 in Без рубрики) by | 0 Comments »

Валерий Павлинович не любил, когда его беспокоят за обедом. Поэтому помощник терпеливо ждал за дверью. Дверь в кабинет регулярно открывалась, впуская туда официантов. Накрытые крышкой подносы сменяли друг друга и дымились. За тонкие ароматы дыма цеплялся мечтою вечно голодный помощник.
 
- Карпаччо из лосося? – спрашивал он вслед убегающим официантам.
Те хранили гордое молчание и гордо выносили пустые тарелки.
- Ризотто с белыми грибами? Фондю со швейцарским сыром? – помощник захлебывался слюной и судорожно скреб пальцами по папке с бумагами.
- Войдите! – прервал кулинарные инсинуации довольный голос из-за двери.
 
Помощник еще немножечко поскреб папку, утер слюну и шагнул как в космос.
 
- Приятного аппетита, Валерий Павлинович!
- И ты не хворай. Чего уж принес-то, рассказывай. Чего сегодня закрывать будем?
- Так, Валерий Павлинович, может потом? Ну, чтобы не портить момент-то?
 
На самом деле помощник мечтал быстрее добраться до своего кабинета. Там, за пачкой переносных портретов Президента, стояла принесенная из дому банка с вермишелевым супом. Помощник представил себе плавающую в желтоватом бульоне фрикадельку и был возвращен к реальности.
 
- Давай, говорю! Все уже вроде закрыли, что надо. Мы ломим, гнутся шведы. Меге- мегово, рынку- рынково. «Мега» мне друг, но истина…. Как там дальше?
- Дороже, Валерий Павлинович!
- Вот, вот. Да рожи! Да рожи еще не выросли у купцов заморских тягаться тут с нашими ГОСТами! Чего за бумаги?
 
Помощник держал в руках мятые листочки.
- Письма это, Валерий Павлинович! Открытые письма и заявления. В количестве….. сейчас посчитаю… шестьсот шестьдесят… и вот еще несколько…
Валерий Павлинович вытаращил глаза и испуганно прошептал:
- Шесть, что-ли?
- Нет, пять. Шестьсот шестьдесят пять.
 
Валерий Павлинович на всякий случай схватил устав области и прикрылся им.  
 
- От кого?
- Так от отравленных. Отравленных поло…
- Чем отравленных? Откуда у нас полоний? «Полоний 210»? Из Сарова? Закрыть! Закрыть Саров!!!
- Да нет же, Валерий Павлинович!  От отравленных полоумных я хотел сказать! Ну, эти, которые всякую бодягу пьют! Вот, например этот (Помощник гордо воздел над головой мятый листок из тетрадки в косую линейку) отравился растворителем «Бетоний 210»! Или вот этот! Он отравился незамерзающей жидкостью «Незамерзоний 210»! А вот еще одеколон «Благовоний 210».  
 
Валерий Павлинович понял, что устав в качестве амулета выбрал не тот и из специального ящика достал «Устав Города- Героя Москвы». Амулет третьей степени был заменен на амулет первой степени.
 
- И чего пишут?
- Да как под копирку, честное слово! Как будто взяли где-то образец и по нему накатали. Вот пример: «Вам удалось сделать так, чтобы замолчал один человек, но вопли протеста, которые прокатятся по всему миру, будут звучать в Ваших, Валерий Павлинович, ушах до конца Ваших дней».
 
У Валерия Павлиновича закружилось в глазах.
- Это же… Это же как Путину письмо написал…. этот… отравленный….
Валерий Павлинович покосился на портрет на стене, закрылся уставом и оттуда закончил: - Полонием!
- Да, да! Один в один под его копирку! Все по этому шаблону написаны! А вот группа торговцев Канавинского рынка, отравившаяся собственной же селедкой! То же самое написали!
 
Помощник демонстративно вытянул вперед листы оберточной бумаги, исписанные химическим карандашом. Потом, порывшись, достал несколько листов плотной, белоснежной бумаги с тремя коронами в углу.
 
- А вот здесь по-шведски! И то же самое ведь наверняка! Эти, кстати, отравились чем-то тоже. Я не могу понять чем, тут слово не русское же. Но заканчивается на «210»…
- Заговор! Сволочи! Что ж теперь, и закрыть ничего нельзя? Все будут письма писать? Проклятье какое-то, что ли. Путин вон, аж целого олигарха закрыл, еще одного никак не закроет! Так у него одно письмо. А я тут ларек у кладбища, понимаешь, прикрыл, так меня теперь письмами завалили! Ладно еще, что писем не шестьсот шестьдесят шесть!
 
- Валерий Павлинович, я как раз хотел вам сказать! Я тут не заметил, одно за подкладку завалилось!
- Вон! Вон пошел отсюда со своими письмами! Стой! Не уходи! Если же они сами отравились, то и меня могли! А я тут карпаччо, фондю…
 
Изо рта оголодавшего помощника обильно потекла слюна. Валерий Павлинович, увидев это, проворно отпрыгнул в другой угол. 
 
- Слюна! Точно отравили! С Помощника начали! У, гады! Счетчик Гейгера ко мне! Срочно из Сарова бригаду! А этого…
 
Указующий перст уставился в потерявшего рассудок Помощника, продолжающего выделять слюну и грезящего о еде.
 
- А этого под свинцовую изоляцию! И чтобы ни-ни у меня!
 
В кабинет уже врывались люди в белых герметичных комбинезонах. Помощника схватили за что-то и понесли куда-то. Письма рассыпались по полу, белея пятнами дорогой плотной бумаги со шведскими словами. В пустом кабинете неподалеку безнадежно остывали фрикадельки.
 
 
 
 
Денис Гапченко