к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 7 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
15:07 Четверг, 24 Июля 2014

Михаил Колосов рассказал свою версию событий в деле о рейдерском захвате бизнес-центра на Родионова, 192д в Нижнем Новгороде

Господин Колосов дал интервью «Ньюс-НН».

 

Напомним, решениями арбитражных судов были восстановлены права Михаила Воронкова и Владимира Шканакина на компанию ООО «ГрандСтрой» и бизнес-центр на Родионова, 192д, являющийся ее активом и числящийся как объект незавершенного строительства. 15 июля в рамках уголовного дела по факту внесения изменений в сведения об ООО «ГрандСтрой» на основании заведомо подложных документов на здание был наложен арест, после чего оно было передано следователем Михаилу Воронкову на ответственное хранение. Однако ранним утром 18 июля к бизнес-центру подъехала полиция ОП№5, которая потребовала обеспечить в него доступ в связи с двумя сообщениями о краже. Вслед за полицией в здание вошли Михаил Колосов и Владимир Климентьев, которые поставили свою охрану, удалив из бизнес-центра охранников ЧОП «Багира», нанятых Михаилом Воронковым. К 14.00 того же дня бизнес-центр был возвращен под контроль Михаила Воронкова и дольщиков здания. А 21 июля Михаил Воронков и Владимир Шканакин одержали еще одну победу: апелляционная инстанция девятого арбитражного суда Москвы поддержала решения судов предыдущих инстанций о признании недействительным решения внеочередного собрания учредителей и решений налоговой инспекции о внесении записей в ЕГРЮЛ (дело № 09АП-24385/2014), которыми помимо прочего Михаил Колосов наделялся полномочиями ликвидатора компании.

«Все решения судов, которые были, – они все «полетят», – уверенно заявил господин Колосов, комментируя «Ньюс-НН» решения арбитражных судов по делам об ООО «ГрандСтрой». – Эти решения судов можно показывать судьям, показывать друг другу, но для всех третьих лиц, о чем гласит Гражданский кодекс Российской Федерации, у нас есть только один документ: это выписка из Единого государственного реестра юридических лиц. Пока в этой выписке не будет написано, что я не ликвидатор и что эти пенсионеры стали 50 на 50 и тому подобное, они свои решения суда могут хранить у себя на полке. Налоговая на сегодняшний день отказывается исполнять решения этих судов».

Говоря об итогах экспертизы, признавшей подпись Михаила Воронкова в проколе собрания участников поддельной, наш собеседник высказал предположение, что имело место быть мошенничество со стороны самого Михаила Воронкова, о чем Михаилом Колосовым, по его утверждению, было написано соответствующее заявление.

«Подпись, которая должна была быть сделана господином Воронковым, как оказалось, сделана почему-то не им. Экспертиза ничего больше не признала, кроме того что она сделана не им. Она не признала, что подпись сделана мною или еще кем-то, понимаете? – пояснил наш собеседник. – Понимаете, у нас в России многие вообще так бизнес ведут: когда у нас подписывает все какой-нибудь секретарь за стеночкой. Кажется, что подписали вы, а на самом деле не вы».

Михаил Колосов не считает странным тот факт, что бизнес-центр на Родионова, 192д в период его управления компанией «ГрандСтрой» едва не был продан за вексель на сумму в размере 18 млн руб. (то есть даже не за номинал векселя, выписанный на 24 млн руб.). Он напомнил, что здание расположено на земле, находящейся в федеральной собственности.

«Стоит это здание хоть сколько-нибудь – это еще вопрос, потому что, мягко говоря, оно очень спорное, – продолжил он. – Поэтому оценить его в денежном выражении – 20 миллионов оно стоит или 200 – это пальцем в небо тыкать. Здание на сленге риэлторов именуется «фантом». Потому что его как бы не существует. И ни один из риэлторов, ни один из специалистов, которые занимаются вводом в эксплуатацию, не сказали мне, что это здание можно ввести в эксплуатацию. Более того, они сказали, что это здание нельзя ввести в эксплуатацию».

О том, как стал генеральным директором ООО «ГрандСтрой», Михаил Колосов сообщил следующее: «Объект незавершенного строительства принадлежал обществу «ГрандСтрой», у этого общество было два участника: Шканакин Владимир Александрович и Воронков Михаил Петрович. Как они завладели этими долями, этот вопрос им задавался. Потому что до этого там было три участника. В сентябре 2012 года там еще был Бекусов Александр Владимирович, у него было 60%, а у этих двух пенсионеров – по 20%. После этого Бекусов попал в СИЗО, и его 60% каким-то чудесным образом взяли – и распределили между собой, подделав его заявление о выходе из общества и отказе от доли (по крайней мере, об этом свидетельствует экспертиза арбитражного суда, куда Бекусов подал заявление). Завладев его 60%, и зафиксировав состояние 50 на 50, они начинают искать инвестора, потому что ни средств достроить это здание самостоятельно, ни административного ресурса у них нет. Обошли с этим, наверное, полгорода, пытаясь найти нового, как говорят, «лоха», который им деньги даст на все на это. В том числе разговаривали со мной… Мой функционал был очень простой: привлечь денежные средства. Они должны были быть направлены на то, чтобы ввести это здание в эксплуатацию, плюс решить вопрос с административной точки зрения, потому что процесс ввода в эксплуатацию не всегда обусловлен техническим состоянием здания».

По словам Михаила Колосова, суть его соглашения с участниками ООО «ГрандСтрой» заключалась в том, чтобы за счет увеличения уставного капитала в общество включить инвесторов – юридические лица, готовые вложить деньги в достройку бизнес-центра. При этом Михаил Колосов получил полномочия единоличного исполнительного органа.

«Поймите: они не утратили в своих долях в денежном выражении ни копейки – как было по 5 тысяч рублей у этих пенсионеров, Воронкова и Шканакина, так и осталось. Если бы мне понадобилось подделать протоколы, я бы сделал так, чтобы их в обществе совсем не осталось», – заверил Михаил Колосов в чистоте реализованных им планов.

Через полтора месяца, после того как Михаил Колосов получил контроль над компанией и ее собственностью, Александр Бекусов выходит из тюрьмы, вместо того, чтобы, как выразился господин Колосов, «оказаться там на 8 лет», и предъявляет свои права. Данные обстоятельства, как пояснил наш собеседник, становятся для него неожиданностью.

«Шканакин и Воронков пытались забрать себе все здание, ни с кем не поделиться, забыв про деньги, которые Бекусов туда вложил, узурпировал его долю. А после того, как ситуация вышла из-под контроля, решили, что проще свалить на какой-то там захват», – резюмировал Михаил Колосов…

Что касается участия Владимира Климентьева, то, по словам господина Колосова, тот имеет отношение к бизнес-центру как арендатор. Якобы именно он позвонил в полицию, заявляя о краже, после чего в бизнес-центр ранним утром 18 июля выехали сотрудники правоохранительных органов, вызвав по телефону Михаила Колосова.

Под контролем Колосова-Климентьева бизнес-центр 18 июля оставался недолго: к 14 часам в здание, напомним, вернулся Михаил Воронков с охраной ЧОП «Багира».

«Они совершенно наглым образом нарушают наши права, – заявил Михаил Колосов, подчеркнув, что в решении суда, на которое опирается в своих действиях следователь, требует наложить арест на бизнес-центр. – Следователь фактически дополнил решение суда, передав здание под ответственное хранение миноритарному участнику. Нет законного акта, который бы обязывал его это сделать, это раз. Второе. Даже если это передано под ответственное хранение, они туда не могут зайти. Совершенно не функция следователя – помогать им туда зайти. Они должны обратиться в суд, суд – вынести соответствующее решение, после чего с этим решением надо получить исполнительный лист и пойти к судебным приставам. И уже судебные приставы должны прийти и снять сотрудников внутреннего контроля, кого угодно – всех, кто препятствует. Но это никак не должен делать следователь с оперативным сопровождением».

Михаил Колосов рассказал, что заявление с указанием на неправомерность действий и сотрудников ЧОП «Багира», и следователя уже написаны. Точку в этом деле, заверяет он, ставить еще очень рано.

Ирина Славина