к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 33 7 22 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
08:06 Среда, 25 Июня 2014

Табакерка как альтернатива выборам

На круглом столе Нижегородского эксперт-клуба, прошедшем в прошлую среду, обсуждалась тема губернаторских выборов. Вопрос был поставлен прямо: обладают ли предстоящие выборы альтернативной природой или утратили ее? Мнения, прозвучавшие в ходе дискуссии, навели на неожиданные и тревожные выводы.

Евгений Семенов, политолог

 

На круглом столе Нижегородского эксперт-клуба, прошедшем в прошлую среду, обсуждалась тема губернаторских выборов. Вопрос был поставлен прямо: обладают ли предстоящие выборы альтернативной природой или утратили ее? Мнения, прозвучавшие в ходе дискуссии, навели на неожиданные и тревожные выводы.

Если вынести за скобки высказывания отдельных участников встречи, интеллектуальные усилия которых блокировались их служебным положением или контрактными обязательствами, то стоит признать, что разговор принял довольно откровенный характер. Любопытными показались две точки зрения, которые, на мой взгляд, неожиданно высветили совершенно иную и весьма серьезную политическую проблему.

Первая принадлежала Павлу Солодкому — нижегородскому бизнес-омбудсмену. Его идея сводилась к тому, что в условиях возникшей международной напряженности, усиливающегося изоляционизма и ввиду растущей военной угрозы не будет ничего плохого в том, чтобы губернаторов назначали.

Вторую высказал Александр Мазин — профессор НИМБ, который, оценивая будущие выборы, обратил внимание на то, что имитация деятельности многих демократических процессов и институтов в России приобретает угрожающе тотальный характер.

Сопоставление этих двух взглядов открывает вид на внутриполитический ландшафт страны, наполненный множеством латентных, но болезненных противоречий с очень тревожной перспективой. Если согласиться с точкой зрения профессора Мазина (а с ней трудно не согласиться), то получается, что в условиях блокады демократического института выборов политическая система страны обретает тоталитарные очертания, стремясь к модели деспотии или тирании. В этих условиях не только замораживается конкурентное взаимодействие различных элит, сменяющих друг друга, но и вообще прекращается какое-либо политическое движение, способствующее развитию государства и общества.

Полагаю, что не открою Америку, если замечу, что сегодняшний политический процесс в России развивается именно по такому сценарию. Косвенно об этом свидетельствует и позиция Павла Солодкого, предложившего временно приостановить действие института выборов в стране.

Если рассматривать это заявление не как частную точку зрения, а как мнение представителя бизнес-сообщества, то получается, что в отдельных слоях российских элит, уставших от участия в имитационных ритуалах, сформировался запрос на легализацию тиранической модели. Их логика понятна, они предпочитают прозрачные и понятные правила игры и не желают нести дополнительные издержки на содержание демократического фальш-фасада постимперского замка тирана.

Таким образом, оценивая взгляды представителей различных элит на актуальную внутриполитическую ситуацию в стране, невольно приходится признать, что российское общество уже давно идентифицирует себя в рамках логики деспотической политической системы. Но если это так, то необходимо быть готовым к тому, что и дальнейшие сценарии будут развиваться в рамках этой же логики.

Исторический опыт свидетельствует, что смена элит — это неотъемлемая часть любого социально-политического процесса. В условиях демократии действуют одни способы, методы и инструменты, обеспечивающие эту смену, в условиях тирании — другие. В демократических политических системах процесс конкурентной смены элит обеспечивается процедурой выборов, в условиях тирании элиты используют методы заговора, путча, переворота. Исторических фактов, иллюстрирующих этот подход, так много, что порой кажется, что из них и состоит половина истории человечества.

Учитывая уроки истории, не предлагающей альтернатив в данном вопросе, современным российским цезаристам надо быть готовым к тому, что сворачивание, блокирование, имитация различных демократических процедур смены элит автоматически запускают иные механизмы. В конечном итоге альтернативой выборам становится либо кинжал, либо яд, либо пистолет, в экзотических случаях — табакерка или ледоруб. Согласимся: альтернатива незначительная.

Евгений Семенов, политолог