к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
10:06 Среда, 18 Июня 2014

Невежды юношей питают…

В канун Дня России в стране произошло событие, значимость которого трудно переоценить. Минимальный порог для сдачи ЕГЭ по русскому языку был снижен с 36 баллов до 24. Рособрнадзор де-факто признал, что Россия является страной, теряющей собственный язык.

Евгений Семенов, политолог

В канун Дня России в стране произошло событие, значимость которого трудно переоценить. Минимальный порог для сдачи ЕГЭ по русскому языку был снижен с 36 баллов до 24. Рособрнадзор де-факто признал, что Россия является страной, теряющей собственный язык.

Собственно, чиновники Министерства образования иначе поступить и не могли. Статистика год от года неумолимо свидетельствовала о падении показателей. Только в этом году средний балл по русскому языку по сравнению с прошлым годом снизился на 1,5%. Полагаю, что если проанализировать ситуацию за весь период реформы школьного образования, то цифры окажутся еще более пугающими.

Введение тестовой системы сдачи выпускных экзаменов в школе привело к неуклонному падению уровня знаний. Но система ЕГЭ повлияла и на качество преподавания. Школьные учителя перестали учить языку, они переориентировались на выработку у школьников навыков работы с тестами.

Образование было подменено натаскиванием, и круг замкнулся. Тотально увеличивающаяся безграмотность подрастающего поколения стала историческим фактом. В сложившихся условиях перед чиновниками-образованцами встал выбор: либо признать полное фиаско школьной реформы и, посыпав голову пеплом, «переквалифицироваться в управдомы», либо изменить критерии и, назвав провал «новым стандартом», сохранить status quo.

Судя по тому, что таблички с надписью «Дворницкая» на доме № 11 по Тверской улице в Москве не появилось, «специалисты», отвечающие за управление образованием и наукой в Российской Федерации, предпочли последнее.

Предвосхищая упреки в алармизме, хочу заметить, что никакие самые инновационные информационно-коммуникативные технологии не в силах остановить вирус обратного антропогенеза. Убедиться в этом довольно легко, наблюдая за «эволюцией» языка в сети Интернет.

Некогда поколение нынешних пятидесятилетних, наслаждаясь эйфорией свободы коммуникации в Интернете, создало квазикультурную языковую норму, заговорив на языке «настоящих падонкаф».

Это, конечно же, была своеобразная фронда, языковая игра субкультурной группы, подчеркнуто безграмотно и примитивно выражавшей свои мысли, идеи и чувства. Но за пятидесятилетними пришли сорокалетние, которые усвоили, что литературный русский язык в сети табуируем. Они продолжили игру, и возникший языковой вакуум заполнили волапюками типа «манагером арбайтую, чо».

А нынешние тридцатилетние иной языковой нормы уже и не знали, но зато им принадлежит заслуга экстраполяции квазикультурной модели «олбанского» языка в пространство несетевых коммуникаций. К тому же выяснилось, что писать на таком языке быстрее и экономичнее. Таким образом возник и стал закрепляться новый языковой универсум — «гаджет-язык», который постепенно стал вытеснять литературный русский.

Однако давно известно, что язык не только отражает, но и формирует социальную реальность. Деградация языковых норм привела к особому качеству социальных связей и отношений в сети.

Мир коммуникаций в социальных сетях сегодня характеризуется высоким уровнем нетерпимости, повышенной агрессивностью, социальной фрагментацией, подменой реального общения ритуальным («лайкание») и заметным снижением интеллектуального уровня общения. Безобидная и забавная (как казалось) языковая игра стала причиной растущей асоциальности социальных сетей.

Языковые трансформации всегда рассматривались как индикатор социокультурных кризисов. Об этом знают все, кроме чиновников Министерства образования и науки РФ, приставленных следить за этими процессами.

Провалившаяся, но все еще продолжающаяся реформа отечественной системы образования создала предпосылки национального социокультурного кризиса, в котором самой острой проблемой является утрата языка. Человек, не владеющий языком, рано или поздно перестает быть носителем смыслов. Не умея изречь мысль, он погружается в иррациональный хаос, постепенно теряя при этом и оттенки чувственного восприятия мира.

Мир без языка — это пространство примитивных ощущений, животных инстинктов, биологических реакций. За утратой способности владения словом (языком) возникает угроза утраты культурной идентичности и цивилизационная катастрофа.

Министерство образования и науки, затеявшее реформу школьного образования в полном отрыве от понимания процессов, которые сегодня происходят в обществе, не ведая о вызовах, с которыми сталкивается современный человек, только ускорило процесс культурной деградации. Рособрнадзор, понизив требования к владению нормами языка, поднес нам всем такой подарок, лучше которого — в Год российской культуры — наверное, и придумать было невозможно. Лайк.

Евгений Семенов, политолог