к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 33 7 38 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
07:04 Среда, 16 Апреля 2014

Тотальное культуртрегерство

12 апреля в Нижнем прошел Тотальный диктант. Проект возник в Новосибирске десять лет назад. Сегодня в нем участвуют сотни городов и десятки тысяч человек по всему миру. Наш город присоединился к диктанту три года назад и в этом году собрал около 700 человек. Возможно, потому, что одним из диктующих стала Элада Нагорная.

Евгений Семенов, политолог

12 апреля в Нижнем прошел Тотальный диктант. Проект возник в Новосибирске десять лет назад. Сегодня в нем участвуют сотни городов и десятки тысяч человек по всему миру. Наш город присоединился к диктанту три года назад и в этом году собрал около 700 человек. Возможно, потому, что одним из диктующих стала Элада Нагорная.

«Бессонница. Диктант.
Престижная туса.
Я список запятых учел до середины:
Сей длинный выводок,
сей поезд журавлиный,
Что над Эладою с угрозой поднялся».

Поначалу трепетное отношение к русскому языку в проекте «Тотальный диктант» теплилось, опираясь на Льва Толстого и Николая Гоголя. Но потом проект стал набирать силу, и авторами текстов диктанта стали популярные российские литераторы.

В разные годы сталкерами русской словесности были Дмитрий Быков, Захар Прилепин, Дина Рубина, Алексей Иванов. Кроме того, в проекте возникла еще одна традиция: «диктаторами» (так организаторы называют диктующих) стали выступать известные люди. Например, в этом году московским «диктатором» стал Константин Хабенский, а до него роль Аполлона играли и другие российские celebrity.

С одной стороны, тихая просветительская игра, придуманная некогда студентами гуманитарного факультета Новосибирского университета, превратилась в масштабную гуманистическую миссию, но с другой — от проекта опасно пахнуло престижностью.

В нижегородском Тотальном диктанте в качестве «диктатора» среди прочих неравных выступила супруга главы города Олега Сорокина Элада Нагорная.

Известие об этом повергло меня в когнитивный диссонанс. Мне почему-то не кажется, что Элада Львовна с рождения мечтала о роли покровителя наук и искусств. Тем не менее она, непостижимым для меня образом, оказалась среди тех, кого мы ласково называем «светочами».

Человек она далеко не глупый и вполне состоявшийся. Издатель гламурного купеческого каталога, супруга нижегородского барона Османа (по меткому определению губернатора Шанцева), почетный консул Венгрии, наконец, обладательница полуторамиллиардных годовых доходов. Зачем ее, бедную женщину, заставляют играть роль Матери Терезы? Выглядит это, прямо скажем, не вполне органично. Я уверен, что Элада Львовна давно знает, что говорит прозой, но зачем же ее надо заставлять еще и прозой диктовать? Ответ на этот вопрос напрашивается только один: возможно, что кто-то в ее окружении решил, что образ культуртрегера ей не повредит, и отправил ее читать диктант.

Я спокойно отношусь к культуртрегерству. Более того, я согласен с тем, что современные маркетинговые технологии могут предложить эффективный инструментарий для решения социогуманитарных проблем. Однако меня несколько смущает очень быстрая индустриализация процесса. Известно, что конвейерное продуцирование любой идеи сначала делает ее модной, а потом превращает в ширпотреб. Именно поэтому появление Элады Нагорной в проекте «Тотальный диктант» меня несколько настораживает. Меня настораживает, когда вода в тазу становится значимей, чем ребенок.

Печальная закономерность, состоящая в том, что идея погибает, когда управление берут на себя технологи-престидижитаторы, кажется, начинает актуализироваться и в отношении Элады Нагорной, и в отношении Тотального диктанта.

Евгений Семенов, политолог