к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 33 7 38 8 37 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
09:02 Пятница, 28 Февраля 2014

Александр Котельников: Есть два пути борьбы с нелегальной утилизацией мусора

Более пяти лет территория СТ «Родник» заваливается строительным мусором. Приобретя несколько участков, некие господа, уже хорошо известные и городским властям, и стражам порядка, организовали здесь приемку строительных отходов. Бизнес незаконный, но, судя по всему, процветающий: найти управу на предпринимателей властям не удается, в то же время застройщикам нужно куда-то девать отходы своей деятельности. Депутат думы Нижнего Новгорода Александр Котельников знает причины этой негативной тенденции.

Александр Олегович, в чем, на ваш взгляд, причина образования свалки строительного мусора на территории садоводческого товарищества «Родник»?

— Причина очень простая. В Нижнем Новгороде, как и в любом другом городе, образуются строительные отходы. Начнем с простого: грунт. Вот мы копаем в центре города. Грунт требуется вывезти, потому что администрация города не соглашается (и это правильно!), чтобы на улицах месяцами лежали кучи земли. Значит, его надо куда-то девать. Нормальный полигон, куда можно было бы отвезти грунт, в Нижнем Новгороде отсутствует. То есть законной и дешевой утилизации этого грунта нет.

Но ведь его можно использовать для засыпки оврагов!

— Конечно! Когда мы предложили отработать технологию утилизации строительного мусора и учесть проблему, которая возникла в «Роднике» в том числе, мы имели в виду, что в городе образуется не один вид мусора, а множество. Соответственно, и технологий утилизации должно быть множество. У нас существует только одна: это Новоигумновский полигон. Вези туда, сдавай за бешеные деньги. Соответственно, этой технологией никто не пользуется.

За бешеные?

— Утилизация грунта стоит столько же, сколько утилизация другого мусора.

А объемы большие…

— Конечно! И плечо для транспортировки очень большое. Получается накладно. Поэтому ищутся варианты ссыпать грунт куда угодно. Это овраги, леса, окраины — и пошло-поехало. Есть спрос — появилось предложение: незаконная предпринимательская деятельность в виде предоставления земельного участка в садоводческом товариществе «Родник» под свал грунта. Я вам ответил на вопрос почему. И даже, по сути, рассказал, что надо делать.

Давайте все-таки поподробнее о том, что следует предпринять для решения этой проблемы.

— Целесообразно определить, где в Нижнем Новгороде есть потребность в грунте. Организовать этот процесс силами какого-нибудь муниципального предприятия или учреждения. Если хотим коммерсантов, то надо определить зону их ответственности. Предположим, в какой-то овраг нам надо ссыпать 5 тысяч тонн грунта. Ставим туда муниципала или коммерсанта, даем ему разрешение на прием 5 тысяч тонн грунта, устанавливаем приемлемые расценки. И у нас садовое товарищество тут же потеряет свой бизнес.

Но строительный мусор — это не только грунт.

— Сейчас я вам дальше расскажу. На каждый вид строительного мусора должна быть своя система утилизации. Если мы говорим о полигонах — точках приема грунта, то, во-первых, они должны быть довольно мобильными. Потому что у нас нет таких впадин, куда можно ссыпать десятилетиями. Мы определились: нам нужно здесь овраг засыпать, тут — уровень поднять на метр или на три метра. А потом точки свала грунта должны меняться. И эти точки целесообразно определить пусть не в каждом районе города, но хотя бы две-три в нагорной части и как минимум столько же в заречной. При небольшом плече себестоимость утилизации будет реально ниже, чем предлагают коммерсанты в «Роднике». Поэтому мы экономическим способом выбьем основу из-под этой незаконной предпринимательской деятельности.

Что касается остального строительного мусора, то его можно разделить на две части: это дерево и камень.

А кровельные материалы?

— О’кей, и кровельные материалы. Давайте начнем с кровельных материалов…

А арматура, простите?

— Это бетон. Она идет как бы «в комплекте»… Итак, кровельные материалы. По ним уже было решение. К сожалению, оно уже не работает. В Шуваловской промзоне Нижнего Новгорода лет восемь назад силами муниципального предприятия была запущена установка по переработке кровельных материалов. Из них извлекался битум, из которого производились те же самые битумные материалы. Физически установка работала, экономически бизнес не состоялся.

Почему?

— Из-за отсутствия поставок материалов. Не повезли туда предприниматели — невыгодно. Я видел там изготовленного рубероида тонны три всего. Фактически установка умерла на этапе опытной эксплуатации. Почему это произошло? Потому что опять же другие схемы утилизации кровельных материалов оказались дешевле.

Нелегальные схемы?

— Нелегальные. Что можно сделать, чтобы эта система заработала? Первое: когда у нас стоит цель очистить город от мусора, то эту установку можно и на дотации запустить на год-два. Потом за счет выработавшейся привычки у предпринимателей и объемов она выйдет на окупаемость. То есть если легальный способ утилизации мусора становится дороже, чем нелегальный, то надо идти двумя путями: понижать стоимость легального (за счет дотаций, в дальнейшем оптимизации затрат за счет оборотов) и повышать стоимость нелегального.

Повышать штрафами?

— Ну да — штрафами, наказанием. А все фирмы, которые идут по муниципальному контракту на ремонт кровли, должны предъявлять документ, что они сдали отходы на переработку. Это как минимум.

Теперь о дереве. Это тоже чудесный материал, допускающий повторное использование. И, самое главное, дерево крайне невыгодно возить на полигон. Здесь его не хотят принимать, потому что оно горит. Поэтому цена приемки дерева в два раза выше, чем другого мусора. Возить на полигон дерево — обанкротишься. Поэтому многие сжигают его на каких-то пустырях. Или просто бросают. Что здесь можно предложить разумного? Две технологии. Это производство пеллет. Опять же в нескольких местах Нижнего Новгорода ставим установки по переработке древесины. Эти пеллеты мы затем продаем по льготным ценам для муниципальных и государственных нужд…

А есть такие нужды?

— Есть, конечно! У нас вот, например, епархия решила, что им нужно только экологически чистое топливо, и ставит много пеллетных котлов.

Но это не муниципальные и не государственные нужды...

— Ну хорошо, выпускаем их на рынок. Его можно сформировать. Я, кстати, не понимаю, почему мы к любой школе, даже в самом дальнем поселке, стараемся притащить газ, хотя поставить там пеллетный котел обойдется намного дешевле.

Газ — это удобно.

— Да, я понимаю. Очень легкая автоматизация. Но пеллеты — это дешевле. Тем более если мы будем ставить пеллетные установки, то начнем и древесный мусор сжигать. Древесину можно также преобразовывать в растительный грунт. Потребность в нем в Нижнем Новгороде колоссальна. Она последние 20 лет удовлетворяется тем, что мы срезаем верхний слой с близлежащих к городу полей, которые перестали обрабатываться. Но этого грунта становится все меньше и меньше. Скоро уже перейдем к арзамасским полям. Это неправильно!

У нас нет установок по приготовлению растительного грунта. Однозначно километрах в десяти от Нижнего Новгорода нужно ставить несколько линий по приготовлению растительного грунта. Эти линии требуют уже больше площадей, чем пеллетные производства, — от гектара до пяти. Их нужно отодвигать от жилья, потому что это не совсем чистый процесс гниения. Практически без запаха, но… Таких установок для начала достаточно одну-две. Туда можно свозить не только строительный древесный мусор, но и любой древесный мусор. В частности, спиленные деревья. Очень много деревьев в городе выпиливается, их опять везут на свалки… Итак, два варианта утилизации древесного мусора: пеллетирование и перегной. На пеллетирование лучше отправлять дерево сухое, на перегной — сырое. Все просто и понятно.

Переходим к бетону. Тоже ничего придумывать не надо. В Шуваловской промзоне в 2006 году была запущена опытная установка по дроблению бетона. По-моему, через год она «почила в бозе». В силу опять-таки экономических причин. Но схема была выбрана правильно. Стоит дробилка, стоит сито — получается щебень разного калибра, в конце вываливается арматура — получается металлолом. Чудесная штука. Тоже участок в полгектара земли требуется. Нужно поставить две-три установки вокруг Нижнего Новгорода.

Ну и где все эти предложения?

— Мы ждем, когда коммерсанты сами купят такие штуки и создадут рынок.

Вот как!

— Это ответ, который нам дает и министерство экологии, и другие чиновники. Они говорят: это же бизнес. Но это мы, то есть администрация города и дума, должны выделить земельные участки, за счет муниципалитета купить установки, запустить, отработать схемы, нормативными актами запретить вывозить мусор в другие места, с помощью полиции пресечь незаконную утилизацию мусора. То есть сделать так, чтобы эти установки начали приносить прибыль. Когда это произойдет, мы можем провести их приватизацию, отдав по 51% долей коммерсантам. Для чего 49% нужно оставить муниципалитету? Чтобы установки не были снесены, а на их месте не оказались, например, загородные клубы. Нужно силами муниципалитета создавать эти предприятия. А дальше их приватизировать.

О каких инвестициях идет речь?

— Для бюджета города это копейки. Запуск одной такой установки — миллионов десять. Но главный вопрос: если я могу вывезти мусор в ближайшее болото и бросить его там, то зачем я буду везти его куда-то, чтобы сдать пусть даже за рубль?

Стало быть, нужны не только машины по переработке мусора, но и система.

— Да! С жестким администрированием.

Напомним, ранее мы сообщали, что нижегородские власти поборются с предпринимателями, заваливающими мусором садоводческое товарищество «Родник».

Ирина Славина