к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
13:12 Суббота, 7 Декабря 2013

Михаил Прохоров: Мы теряем землю в собственной стране

5 декабря лидер «Гражданской платформы» Михаил Прохоров побывал с визитом в Нижнем Новгороде, в ходе которого ответил на множество вопросов, поставленных перед ним однопартийцами, сторонниками, журналистами… Мы приводим его высказывания по наиболее актуальным вопросам.

О мотивах оставить бизнес и заняться политикой

«Бывают люди, которые идут во власть, потому что им больше нечем заняться. А у меня совершенно другая история. У меня все прекрасно было как у бизнесмена, активы росли. В какой-то момент я вдруг понял, что та система, которая в 2000 году была запущена, израсходовала свой ресурс. И развивать бизнес в рамках старой парадигмы стало невозможно. Бизнес, даже самый успешный, начинает хиреть. Экономика впадает в рецессию… То, что сейчас происходит, происходит по вполне понятным причинам. Нужно менять парадигму развития. Надо вкладывать в первую очередь в человека, в человеческий капитал, а это требует других системных рисков, на которые пока, к сожалению, федеральная власть не способна… Сейчас тот самый случай, когда, если чувствуешь силы, что ты можешь помочь сделать больше для людей, надо быть на политической клетке. Собственно, я этим и занимаюсь».

О «Гражданской платформе» и будущих выборах Президента РФ

«Буду ли я избираться или не буду, этот вопрос будем решать культурно во время выборов в Государственную Думу. Партия должна быть мощной, должна подготовить ярких людей, и я очень поддерживаю то, что половина Думы будут одномандатники. Это значит, что мы как раз опираемся на тех людей, которые являются лидерами не по списку, а на деле. Поэтому надеемся на хорошие результаты. И если нашей программе будет суждено выдать хороший результат, то, конечно же, я думаю, что мы внутри партии рассмотрим и выставим достойного человека, который имеет неплохие шансы».

О пенсиях

«Надо дать возможность тем людям, которые сейчас работают, зарабатывать хорошие деньги, платить налоги, и тогда пенсии можно будет увеличить. Если рост у нас будет один или полпроцента или будет стагнация (то, что происходит сейчас), пенсия повышена не будет. Это совершенно очевидно».

О ЖКХ

«Очень важно снижать издержки. И повышать производительность труда. Снижением издержек, в частности, в ЖКХ, у нас никто не занимается. Причина очень простая: потому что идет планирование от затрат. Иначе говоря, затраты заявили, и в рамках затрат у нас всегда происходят, как вы знаете, «сливы» и «откаты». Поэтому вся экономика настроена на то, чтобы завысить себестоимость, в рамках этой себестоимости честно поделить между участвующими, а оплачиваем в итоге мы с вами в тарифах...

Надо честно сказать, что есть проблема дефицита 4 трлн руб., недоинвестированных за последние 20 лет в ЖКХ. Первое, что нужно сделать, – за государственный счет и за счет бизнеса поменять трубы. Нужно сделать долгосрочный заказ в российскую промышленность, которая эти трубы изготовит. Затем государство должно сделать специальную программу и в течение 5-7 лет эти трубы поменять. Если мы этого не сделаем, у нас никогда не появится эффективность».

О налогах

«Я против той системы, когда социальные налоги выплачивает работодатель, когда гражданин не чувствует, что у нас налог на труд очень высок. Я считаю, каждый человек должен быть конечным плательщиком налогов. Есть вид налогов, который как подоходный налог должен платить каждый человек… Я сделал бы каждого гражданина ответственным налогоплательщиком. Чтобы он точно знал, сколько он платит налогов. В ведомости посмотрит, что это больше 40%, и станет гораздо активнее по отношению к власти. А у бизнеса не будет проблем повышать заработную плату, потому что сейчас, увеличивая заработную плату, автоматически увеличиваешь социальные платежи. Это первое.

Второе. Есть несколько моделей выхода из кризиса и запуска экономики. Для нашей страны подходит модель снижения налогов и небольшого наращивания государственного долга».

О миграционной политике

«Я еще с президентской кампании был сторонником введения виз для стран Средней Азии. Мы должны точно знать, кто к нам приезжает… Моя концепция состоит в том, что Россия должна объединить Европу и Японию. Ни много ни мало. Мы всегда любим глобальные вещи, мы специалисты по спасению мира. Вот для того, чтобы спасти мир и себя, Россия должна быть центром объединения двух культур. Почему не Китай? Потому что Китай рассматривает Россию как «пищу». Соответственно, Китай – наш конкурент. Поэтому мы должны объединить Японию и Европу и, собственно, создать такой конгломерат, который станет третьим центром силы помимо Китая и Америки. Поэтому миграционная политика должна выстраиваться на конечную цель: кого мы хотим, чтобы к нам приезжал, – квалифицированные кадры, которые вместе с нами поднимают новую экономику. В Европе 28 млн безработных. И там есть квалифицированные кадры, которых у нас пока дефицит. Соответственно, лучше заместить европейцами – у нас европейская культура, и русская культура является составной ее частью…

Миграция с Кавказа российских граждан – это совсем другая миграция, и решение должно быть совсем другим. На Кавказе огромное количество молодежи. Рождаемость там намного выше. Это российские граждане. Проблема должна быть решена земельной реформой: надо наделить людей на Кавказе землей, чтобы они землю обрабатывали. Есть огромное количество молодежи, которая не найдет там работу. Поэтому на Кавказе надо делать ПТУ. У нас не хватает квалифицированных рабочих. Надо обучить ребят и дать им возможность работать».

О духовности

«Мне очень не нравится слово «духовность» – как-то его в последнее время все очень склоняют… Мне больше нравится «любовь», например, и «культура». Но когда на культуру у нас тратится 0,56% ВВП, а в «великой культурной» стране Эстонии – 2,8%... Это статистика убийственная. Мир поменялся, и главное вложение все страны делают в человека: это образование, это здравоохранение, это культура и, конечно же, наука. Если вы посмотрите наш бюджет, то увидите, что эти статьи являются остаточными. И каждый раз их уменьшают – в пользу силовых структур. Я точно не против, чтобы у нас была сильная армия, мощная справедливая полиция… Но просто мир поменялся, и, если нет востребованности людей в собственной стране, они уезжают. Талантливый парень найдет себе работу за границей. Тогда мы теряем «мозги», теряем тех людей, которые способны страну поднять… Наша задача создать такую притягательную модель, которая основывалась как раз на развитии человеческого капитала. Тогда с духовностью будет все в порядке».

О земле и сельском хозяйстве

«Дефицит земли в России можно было создать только искусственно. Мы подсчитали, что из сельхозоборота выведено 65 млн гектаров. Это просто брошенные земли – так называемые пустоши.

Сельское хозяйство надо разделить на две части: черноземы и нечерноземы. В нечерноземье цель должна быть одна: повышение доходов людей. Налоги там должны быть нулевые. Если человек работает в нечерноземье, пусть он делает, что угодно: сеет, пашет, разводит скотину, птицу… Важно, чтобы он работал на земле. Потому что сельское хозяйство – это не только продовольственная безопасность. Это еще и удержание собственной земли. Вот мы про это забыли. Если наш человек не работает на земле, эту землю у него забирают. Под Новосибирском, под Красноярском — китайцы с теплицами. Потому что мы не работаем. Мы теряем свою землю в собственной стране.

Если мы говорим про нечерноземье, то там надо стимулировать фермерское хозяйство. У них одна проблема: земля радом есть, но она кем-то куплена в ожидании, что там когда-нибудь будут построены элитные домики. Поэтому в рамках земельной реформы мы предлагаем очень простую норму: не надо ни у кого ничего отнимать; купил сельхозземли – всего одна норма – два раза скоси траву. Он купил 100 тыс. гектаров: скосить траву – это 5 млн долларов нужно потратить. Он либо отдаст ее, либо начнет что-то делать.

И вторая проблема: государство владеет 95% земель, являясь плохим хозяином. Все, что пустоши, – в основном государственное. Поэтому я предлагаю людям отдать – пусть сами разберутся. Только должна быть единая информационная база, куда можно просто зайти и посмотреть, какой участок есть. Для этого нужно года два с половиной. Это смешно, но 20 лет прошло, а мы до сих пор не сделали кадастр. Откадастрированно 14% земель. А по новому Земельному кодексу, если у вас земли не находятся в кадастре, вы не имеете право ими оперировать…

В черноземах нужно развивать крупное хозяйство. И там нужно строить инфраструктуру, потому что здесь основной экспортный потенциал. А на территориях сельхозземель близко к городам, наверное, оптимально развивать органическое сельское хозяйство… По планам к 2025 году оборот органического сельского хозяйства без пестицидов будет 300 миллиардов долларов.

И я не вижу никакой проблемы в возврате России статуса великой аграрной державы. Все проблемы в неправильном управлении своим земельным фондом. Именно поэтому мы сейчас концентрируемся на том, что главной реформой страны должна быть земельная реформа.

Аграрную реформу сделать достаточно просто, но она идет следом за земельной. Все неэффективную землю надо отдать в частную собственность. И выкупная цена должна быть минимальная. А все земли, с которыми федеральное правительство не может разобраться, я бы не глядя отдал муниципалитетам».

О жилье и строительстве жилья подконтрольными мэру фирмами

«Проблема доступного жилья напрямую связана с земельной реформой. Потому что в стране, где огромное количество брошенной земли, люди, которые хотят это сделать, не имеют такой возможности. Поэтому сначала надо разобраться с земельной реформой. Чтобы земля могла найти эффективного собственника.

Как только будет доступ к земле, нужно сделать проект доступного жилья, который имеет свой стандарт и ни с кем согласовывать не надо. Если у тебя есть земля и ты хочешь построить такое доступное жилье, должен быть заявительный порядок, чтобы сократить два года бесконечных согласований… Не должно быть такого, что только одна или две фирмы строили, близкие к действующему мэру. Должно быть несколько десятков компаний, которые на достаточно конкурентной основе могли строить. Если городу нужно 3 млн кв. м каждый год, а строится миллион и за счет этого цена за квадратный метр уже догнала Москву, это в некотором смысле есть показатель неэффективности градостроения».

Напомним, ранее мы сообщали, что Михаил Прохоров и губернатор Валерий Шанцев обсудили возможность строительства биатлонного стадиона в Нижегородской области.

Ирина Славина