к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
14:12 Четверг, 5 Декабря 2013

Благотворительность меняет формат

Сейчас нижегородцы понимают слово «благотворительность» очень узко. Большинство покупают игрушки сиротам или перечисляют деньги на лечение. Иные способы сделать благое дело распространены не слишком широко, но в скором времени ситуация изменится, считают эксперты. О том, какие тренды наметились в этой сфере, рассказывали участники конференции «Корпоративная благотворительность: лучшие российские практики».

Тренд первый — прозрачность, которой так часто не хватает сфере благотворительности. После резонансного случая со сбором средств на лечение Ирины Орловой в первую очередь пострадали добросовестные некоммерческие организации, которые действительно стремятся помогать другим. «Репутация, которую мы нарабатывали годами, оказалась потеряна в один миг», — констатирует директор центра коммуникаций и социальных технологий «Пятый ветер» Оксана Тажирова. В связи с этим встал вопрос о неких гарантиях, которые могли бы предоставлять НКО людям и компаниям, жертвующим деньги на благие цели. Родилась идея создать нечто вроде СРО для благотворительных организаций. Так появилась Ассоциация добросовестных благотворителей Нижегородской области. Одно из направлений ее деятельности — разъяснительная работа о том, как вычислить мошенников, а также понять перспективы сотрудничества с тем или иным проектом.

Как отметила директор фонда «Дети без мам» Мария Хайруллина, нередко в благотворительной практике бывают случаи, когда одна организация не в силах собрать нужную сумму. А вот в рамках ассоциации эта проблема вполне решаема. Таким образом, в будущем станет происходить консолидация благотворительных организаций, объединение усилий для решения конкретных задач.

 


Второй тренд — изменение отношения бизнеса к тому, на какие цели стоит отдавать деньги. Сейчас, по словам генерального директора тренинговой компании «ЕВМ» Евгения Мачнева, все с готовностью отдают деньги детям и «бездомной флоре и фауне» (под это емкое определение попадают экология, бездомные животные, редкие виды, занесенные в Красную книгу, и прочее). В этом есть один большой минус. Дело в том, что бизнес от любых своих действий ждет отдачи, пусть и нематериальной, и благотворительность не является исключением. Например, проведение социальных акций среди сотрудников укрепляет коллективный дух. Если же компания принимает участие в крупном благотворительном проекте, то в большинстве случаев речь идет об улучшении ее имиджа.


 

Чем стандартнее акция, тем меньше шансов добиться ожидаемого эффекта: журналисты о переводе средств в пользу очередного детского дома вряд ли напишут, да и внутри компании работники, как правило, с куда большим интересом принимают участие в нестандартных, ярких, интересных проектах. Поэтому отдельные предприниматели уже начинают искать разнообразные «благотворительные фишки». «Приведу простейший пример. Все аптечные сети жертвуют детям. И вот есть в Ростовской области одна сеть, которая перечисляет деньги паралимпийской соборной. Она выгодно выделяется на фоне остальных», — говорит Евгений Мачнев.

При этом активно развивается еще один вид корпоративной благотворительности – сотрудничество с НКО. В этом случае бизнес выступает соорганизатором процесса, обеспечивает взаимодействие фондов с жертвователями и т.д. Например, на конференции был презентован простой способ помочь конкретному ребенку в регионе от компании МТС. Набрав *700# любой абонент перечисляет средства на лечение подопечной Центра гуманитарных программ годовалой Анжелики Л. из Нижегородской области, которой для борьбы с врожденной аномалией развития ушей и полноценного развития необходимо дорогостоящее слухопротезирование. При этом оператор обеспечил прямое и простое действие, убрал посредников и все комиссии. Подобные инфраструктурные вещи бизнес на себя берет все чаще и чаще.

 


И третий тренд — это социальные инвестиции. Сейчас, отмечает Оксана Тажирова, в большинстве своем люди и бизнес дают деньги на «сиюминутные потребности». Например, очень многие помогают детям-сиротам: различные подарки, концерты, одежда и так далее. Это хорошо, но жизненных проблем этих детей подобные подарки не решат. «Воспитанники приютов совершенно не приспособлены к жизни, они часто даже не могут плиту зажечь и обед себе приготовить. Нужно всерьез заниматься их социальной адаптацией. Нужно им давать не рыбу, которую они съедят сейчас, а удочку, с помощью которой смогут прокормить себя в дальнейшем», — говорит директор центра «Пятый ветер» и добавляет, что такими видами благотворительности сейчас мало кто занимается.


 

Кстати, в сфере социальных инвестиций бизнес может найти варианты, напрямую выгодные для себя. Так, один крупный оператор стационарной телефонной сети стал обучать пенсионеров компьютерной грамотности и пользоваться Интернетом. Тем самым он фактически расширяет себе клиентскую базу.

Социальные проекты, объединяющие все три сектора, могут быть интересны и государству, считает председатель правления НРОО «Детский проект» Татьяна Безбородова. «Содержание одного ребенка в детдоме стоит около 40 тыс. руб. в месяц. Можно посчитать, сколько тратит государство на всех сирот в год. Тем более что сейчас введена норма, согласно которой государство должно обеспечить жильем всех воспитанников детдомов, даже если им уже исполнилось 18 лет. Мы же занимаемся тем, что помогаем устроить детей к приемным родителям, а также работаем с проблемными семьями, в которых мамы вот-вот откажутся от детей. То есть стараемся сделать так, чтобы у нас было как можно меньше социальных сирот», — говорит Татьяна Безбородова. При этом она добавляет, что государству неплохо было бы принимать участие в таких проектах: например, по линии администраций различного уровня организовать им информационную поддержку.

По мнению участников конференции, власть вообще должна активнее поддерживать любые социальные инвестиции, так как это вложения в качество жизни населения, и, соответственно, стимулировать бизнес к участию в подобных проектах. Правда, по словам Евгения Манчева, ей стоит избегать «благотворительного рэкета» (это когда говорят: отдай деньги детям-сиротам, пенсионерам, бездомным животным и так далее — или мы тебе обеспечим проблемы) — такой вариант вполне вероятен в нашей стране, где ни в чем не знают меры. Также спорен вопрос, стоит ли вводить дополнительные налоговые льготы для организаций-филантропов, так как это станет «еще одним способом налоговой оптимизации и подорвет идею бескорыстной помощи».

Если все три тренда «сложатся в единое движение», то, уверены участники конференции, это сделает сферу благотворительности более цивилизованной и эффективной, превратит ее в инструмент, с помощью которого удастся улучшить жизнь людей.

Александра Елина