к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 1 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
06:11 Вторник, 26 Ноября 2013

НОВЫЙ РУССКИЙ ПОРЯДОК?

На прошлой неделе в Рунете активно обсуждался сюжет «о расстреле дагестанца в московском метро». И хотя событие не вышло за пределы Сети, реакция интернет-сообщества заставляет задуматься о том, не переходит ли тлеющий межнациональный конфликт в России в новое качество.

Евгений Семенов, политолог

На прошлой неделе в Рунете активно обсуждался сюжет «о расстреле дагестанца в московском метро». И хотя событие не вышло за пределы Сети, реакция интернет-сообщества заставляет задуматься о том, не переходит ли тлеющий межнациональный конфликт в России в новое качество.

В апреле группа ученых Приволжского филиала Института социологии РАН опубликовала материалы исследования, посвященного анализу идеологических предпочтений нижегородцев. Результаты исследования не могли не вызывать тревогу. Исследователи обнаружили, что национал-социалистическая идеология может быть востребована значительной частью населения. Через месяц ученые московской Высшей школы экономики провели похожее исследование и пришли к тем же самым выводам. По словам профессора Эмиля Паина, руководителя московской исследовательской группы, в России могут появиться «идеологические мутанты, возникшие из сочетания ксенофобного национализма и левого социального популизма». Их появление вызвано «запросом снизу». Предложения ученых провести более глубокое исследование проблемы, чтобы понять, как ее решать, не нашли поддержки у властей.

Россия давно живет в условиях тлеющего межнационального конфликта. Власти признают наличие межнациональных и этнокультурных противоречий, но считают, что они носят локальный характер. Российское общество даже выработало своеобразную модель реагирования на проявления этого конфликта. Назовем ее «моделью стихийного гражданского протеста». Опыт использования этой модели от Кондопоги до Пугачева и Бирюлева, возможно, внушил власти уверенность в том, что ситуация находится под контролем и конфликт не имеет энергии для своего развития.

Однако случай в московском метро, и даже не сам случай, а реакция на него, позволяет говорить об обратном. Если рассматривать стрельбу в метро как поведенческую модель, то можно было бы назвать ее «моделью Брейвика», по сути — экстремистско-террористической. Но норвежское общество осудило действия Брейвика. У нас же подавляющее большинство «комментаторов» видео не только оправдывают, но и поддерживают поведение людей, открывших стрельбу по дагестанцу, направившемуся к ним с не вполне ясными намерениями.

Такая оценка намечает следующую гипотезу. Модель стихийного гражданского протеста оценивается обществом как неэффективная. В то же время модель упреждающего асимметричного удара, продемонстрированная в московском метро, не только принимается и одобряется, но по умолчанию многие готовы применить ее на практике. Определенная часть российского общества в условиях межнационального конфликта переходит к признанию экстремистско-террористической модели как более эффективной.

Конечно, это всего лишь гипотеза, но ее довольно легко проверить при помощи социологических или статистических методов. И если гипотеза подтвердится, это будет означать, что конфликт развивается и готов перейти в следующую стадию.

Однако даже это может не вызывать тревогу властей, потому что российских брейвиков легко переловить, и поодиночке они не так страшны государству. Вместе с тем если власть не примет радикальных мер по ликвидации причин межнационального конфликта, то загнанное в тупик общество сделает это самостоятельно, но уже теми методами, которые ему покажутся более эффективными.

Экстремистско-террористическая идеология, проникшая в общество, пораженное ксенофобией, будет искать способы институционализации и найдет их, получив общественную поддержку. Общественно-политические движения и партии национал-социалистического толка перестанут быть призраком, бродящим по России, обретут плоть и кровь, и произойти это может довольно быстро.

Главный вопрос сегодня звучит так: не является ли это стратегией власти, пытающейся канализировать общественное недовольство, вызванное деиндустриализацией, коррупцией, деградацией национальной системы образования, здравоохранения, социальной защиты, в русло межнациональных конфликтов?

Если нет, то как понимать позицию министра МВД Чувашии Сергея Семенова? В ответ на вопрос, почему не приняли мер по отношению к участникам «русского марша», шедшим под лозунгом: «Национал-социализм — это прядок», генерал заявил: «Мы не усмотрели в лозунге призывов к экстремизму. Национальный социализм сегодня как общественное движение не запрещен законом».

Может быть, именно поэтому на предложение политологов и социологов изучить проблему власть ответила молчанием?

Евгений Семенов, политолог