к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Февраль 2017

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
30 31 66 1 66 2 69 3 17 4 4 5
73 6 61 7 50 8 71 9 55 10 13 11 4 12
61 13 64 14 47 15 59 16 45 17 13 18 5 19
55 20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
08:11 Среда, 6 Ноября 2013

Нижегородский эксперт-клуб: Единство, которое нам предлагают, – это стабильность на дне

Об этом заместитель председателя ЗС НО Владислав Егоров заявил 6 ноября на заседании Нижегородского эксперт-клуба на тему «Россия: между единством и революцией».

«У нас почему-то всегда по умолчанию подразумевается, что единство – хорошо, а революция – плохо. Между тем жизнь полна другими примерами. Например, то единство, которое было в Египте, основывалось на абсолютном подчинении большинства меньшинству», — считает Егоров.

По мнению эксперта, нормальным состоянием общества является сбалансированность интересов. «А единство, которое нам сегодня предлагают, – это стабильность на дне. Дальше падать некуда, поэтому все вместе, все едины», — отмечает он. Егоров напомнил, что, согласно исследованиям «Левада-Центра», чуть меньше половины россиян поддерживают курс Путина, но при этом плохо представляют, в чем же он заключается.

Зампредседателя ЗС НО уверен, что настоящее, народное единство в России сейчас невозможно из-за «дикого социального расслоения». « 110 человек владеют 35% благосостояния страны – это развитие на уровне государств Карибского бассейна», — пояснил он. «Второй момент – это отчуждение народа от власти. И власть делает все, чтобы усилить его. Большинство законов принимаются с тем, чтобы извлечь остатки денег у бедных и передать их богатым. Например, вся сфера ЖКХ ориентирована на это – на привлечение больших средств в естественные монополии», — считает руководитель фракции КПРФ.

По словам Егорова, национальная вражда возникла и развилась по естественным причинам. Однако власть заинтересована в том, чтобы внимание людей – и прежде всего молодежи — было переключено на внутреннего врага. «Ксенофобия всегда была оружием власти, когда она не могла опираться на социальное доверие», — заключил он.

Александра Елина