к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
07:10 Вторник, 29 Октября 2013

ФИНИТА ЛЯ ОНИЩЕНКО

Одной из самых обсуждаемых новостей прошедшей недели стало сообщение об отставке Геннадия Онищенко. В карьере «главного санитара» страны была поставлена эффектная точка. Онищенко ушел театрально, но по-другому он уйти и не мог. Свою роль он доиграл до конца.

Евгений Семенов, политолог

Что и говорить, Геннадий Онищенко был фигурой популярной, я бы даже сказал, знаковой. Но популярность его базировалась не на каких-то особых личностных качествах, хотя сам по себе он человек прямой и в какой-то мере даже искренний. Известность его сложилась в результате той специфической роли, которую он играл (или вынужден был играть) в системе российской власти.

Ведомство, возглавляемое Онищенко, входило в особый пул тех государственных институтов, которые, используя методики рэкета, держат под контролем, а в случае необходимости и подавляют бизнес. Пройдя хорошую апробацию на внутреннем рынке, санитарный спецназ вполне доказал свою эффективность, и перед ним была поставлена другая, более серьезная — политическая задача. Логика тех, кто принимал это решение, довольно примитивна и от логики рэкетира мало чем отличается: если получается эффективно «кошмарить» своих, то почему бы не «покошмарить» чужих. Таким образом, Роспотребнадзор, формально решая те же задачи,

но получивший новые мишени, стал выполнять совершенно иные функции. Он стал активным игроком в области внешней политики России.

Торговые войны, конечно, придумал не Онищенко. Стратегия и тактика этих войн разработана давным-давно и пользуется неизменным спросом в межгосударственных отношениях. Однако операции, которые проводил Онищенко, отличались одной особенностью. Запрет на импорт всегда возникал именно в тот момент, когда отношения России и страны, производящей запрещаемые продукты, серьезно обострялись. Так было с Грузией, так было с Молдовой, с балтийскими станами, Республикой Беларусь, с Украиной.

Причины «роспотребовских» эмбарго чаще всего носили политический характер, при этом вуалировались заботой о здоровье российских граждан. Этот дурно поставленный спектакль разыгрывался раз за разом, по одному и тому же немудреному сценарию, и Онищенко отведена была в нем главная роль. Мы не знаем, как отнесся к своей роли «главный санитар» России вначале, но, наблюдая за его поведением в последние годы, можем предположить, что он не только свыкся с ней, но даже начал получать от нее удовольствие. Онищенко, по прихоти «режиссера» превративший свое ведомство в некий гибрид МИДа и Министерства обороны, стал обладать таким политическим влиянием, что начал отрываться от реальности.

Привыкнув к тому, что он маска политической commedia dell'arte, Онищенко и окружающую действительность стал воспринимать как гигантский перформанс, в котором действуют такие же, как и он сам, «слуги труппы Его величества». Ярким свидетельством этой метаморфозы является комментарий Онищенко по поводу заявления Ольги Голодец о его отставке: «Странный персонаж, сделавший это заявление, не относится к числу людей, принимающих решение», — молвил Онищенко. Будучи сам персонажем, он в какой-то момент понял, что в «обществе спектакля», по меткому определению Ги Дебора, все являются персонажами, но не понял, что у всех свой сценарий, за это и поплатился.

Решив, что его маска может принимать участие сразу в нескольких спектаклях, Онищенко покусился на роль режиссера. Это произошло, когда он пригрозил Государственной Думе роспуском. Ревнивая реакция, выразившаяся в совете депутата Андрея Макарова отправить «главного санитара» на психиатрическое обследование, свидетельствует о том, что труппа Госдумы укомплектована, играет по своему сценарию и гастролеров не потерпит. Онищенко заигрался. Заигрался так, что режиссеру пришлось снять его с роли.

Евгений Семенов, политолог