к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 33 7 1 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
07:09 Понедельник, 9 Сентября 2013

Горе-пляжи

С каждым годом подойти к пляжам Горьковского моря становится все сложнее — доступ к воде перегораживают заборы турбаз, коттеджных поселков и частных владений. Депутаты ЗС НО решили бороться с «огораживанием» водоема, принуждая арендаторов соблюдать федеральное законодательство. Однако эксперты сомневаются, что властям удастся перебороть частнособственнический инстинкт зажиточных нижегородцев.

5 сентября комитет ЗС НО по экологии и природопользованию провел выездное совещание в Городецком районе по вопросу доступности береговой линии Горьковского водохранилища. О результатах депутатского «расследования» «Ньюс-НН» сообщил депутат ЗС НО Владимир Буланов. «Меня смущает тот факт, что берега наших водоемов — и Горьковское море, и Гребной канал — становятся недоступными для простых людей. Например, 5 сентября было выездное совещание комитета по экологии и природопользованию. Мы увидели заборы, иные протяженностью 5–7 км. За одни нас пустили, сказав «сейчас — проходите, а летом — нельзя». А куда-то так и не пустили, хотя и знали, что приедем. Общая же протяженность огороженной территории составила 30 км», — рассказывает депутат.

О проблеме «огораживания» береговой зоны в курсе не только народные избранники, но и специалисты в области недвижимости. «Я разговаривал с некоторыми охранниками, так они рассказывали, что порой доходит вообще до смешного. За забор не пускают, но гражданин может обойти ограду по воде или подплыть. Выгнать его охрана права не имеет (не 90-е, мигом лицензии лишат), так что им приходится стоять над душой, «выживать» незваного посетителя с охраняемого пляжа», — говорит вице-президент Нижегородской гильдии сертифицированных риэлторов Александр Авербах.

Владимир Буланов также отмечает, что, помимо нарушения прав человека (свободный выход к водным объектам гарантирован Конституцией РФ), перекрытый доступ к водохранилищу противоречит правилам безопасности. По его словам, в случае ЧП пожарная машина не сможет подъехать к воде.

Управляющий партнер юридической фирмы Timofeev/Cherepnov/Kalashnikov Олег Тимофеев отмечает, что заборы — это грубое нарушение законодательства. В соответствии с Водным кодексом РФ водные объекты являются государственной собственностью, право пользования которыми устанавливается нормативными правовыми актами государственных органов, осуществляющих управление ими.

Также законодательством определено понятие «водоохранная зона» — это территория, примыкающая к акватории поверхностных водоемов и водотоков, ширина которой определяется в зависимости от протяженности водотоков или площади водоемов. Прибрежная защитная полоса — часть водоохранной зоны, ее ширина колеблется от 15 до 100 метров.

Таким образом, поясняет Олег Тимофеев, в действиях арендаторов, самовольно установивших забор на берегу Горьковского водохранилища, можно усмотреть состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 7.8 КоАП РФ — самовольное занятие прибрежной охраняемой полосы водного объекта. В данном случае имеется в виду застройка, возведение заборов, повреждение почвенного слоя и прочее.

Эксперт считает, что это распространенная практика, когда муниципальные органы власти, заключив договор аренды земельных участков, расположенных в непосредственной близости к водным объектам, не учитывают требований законодательства, ограничивающих режим пользования такими участками.

Для того чтобы убрать этот «правовой нигилизм», депутаты Законодательного собрания решили обязать арендаторов сделать между участками забора 23 прохода шириной 3–5 м. Через эти промежутки граждане смогут ходить купаться летом, и на рыбалку зимой, отмечает Владимир Буланов. То есть полностью заборы все же убраны не будут.

В принципе, это разумно, считает Александр Авербах. «Богатые всегда будут стремиться отгородится от бедных, так что заборы так или иначе станут появляться, если не на этой территории, так на другой. Возможно, в связи с этим стоит ввести практику частных пляжей. И установить огромные налоги для богатых людей, которые хотят оставить кусочек берега «для личного пользования». Что же касается турбаз, то для них также очень актуален этот вопрос — ведь частные пляжи, как правило, лучше общественных. Например, в Испании все пляжи общественные, в Турции — очень много частных. И если вы были в этих странах, то могли заметить: в Испании уровень жизни выше, зато ее пляжи явно уступают частным турецким».

Также Владимир Буланов считает, что, если удастся одержать эту «пляжную» победу, можно будет двигаться дальше. Ведь это не единственное вопиющее нарушение водного законодательства. «У нас должно быть расстояние от воды от 20 до 70 метров (в зависимости от типа водоема). Однако нередко эти требования не соблюдаются. Например, ресторан «Робинзон» построен на незаконных основаниях — и никого это не волнует. Но еще большее недоумение вызывает то, что прямо на берегу Гребного канала наш градоначальник строит дом. Видимо, есть определенные граждане, для которых закон не писан. Хотелось бы это изменить», — подчеркнул он.

Александра Елина