к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 33 7 37 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
07:07 Вторник, 16 Июля 2013

СНОУДЕН КАК ЛЮТЕР XXI ВЕКА

Мы не можем исключать, что откровения Э. Сноудена: «Я не считаю себя героем, потому что я действую в собственных интересах: я не хочу жить в мире, где нет тайны частной жизни, и поэтому нет места для интеллектуальных исследований и творчества» — не станут тезисами Лютера, которые взорвут мир, приведут к новому общественному расколу и откроют новую эпоху.

Евгений СЕМЕНОВ, политолог

В прошлую пятницу дело Эдварда Сноудена получило неожиданный поворот. Известного транзитного пассажира поддержала Организация Объеденных Наций.

Верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллэй выступила с заявлением, в котором напомнила, что «никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную жизнь, а также произвольным посягательствам на тайну его корреспонденции». Она также заявила, что «дело Сноудена свидетельствует о необходимости защищать лиц, которые раскрыли информацию по вопросам, имеющим последствия для прав человека».

Оценка ООН не только меняет взгляд на ситуацию, но заставляет задуматься о том, что время изменилось и нормы, которыми мы еще вчера руководствовались, меняются, а на смену им приходят другие ценности.

Международные шпионские скандалы, связанные с именами Джулиана Ассанжа и Эдварда Сноудена, можно рассматривать в рамках теории конспирологии, рассуждать о конкурентной борьбе спецслужб мира, говорить о профессиональной этике. Можно рассуждать о пределах допустимого в защите национальных интересов. Вспоминать о том, что статью за «предательство Родины» никто не отменял. Но вне зависимости от истинных причин и мотиваций двух фигурантов, которые (этого нельзя исключать) могут являться участниками глобальной шпионской игры, стоит предположить, что они являются своеобразными индикаторами процессов, принципиально отличающих информационное общество от общества индустриального.

Сегодня мы можем сомневаться в чистоте помыслов и искренности нравственного выбора, о которых заявляет бывший агент ЦРУ и Агентства национальной безопасности США Эдвард Сноуден, но, даже сомневаясь в этом, мы не можем отрицать, что информационные технологии сделали мир прозрачнее. Монополия на информацию закончилась (курсив мой – Е.С.). Поколение владеющих современными информационными технологиями выросло до возраста гражданской зрелости, и это поколение по-другому смотрит на мир.

Мы не можем исключать, что откровения Э. Сноудена: «Я не считаю себя героем, потому что я действую в собственных интересах: я не хочу жить в мире, где нет тайны частной жизни, и поэтому нет места для интеллектуальных исследований и творчества» — не станут тезисами Лютера, которые взорвут мир, приведут к новому общественному расколу и откроют новую эпоху.

За Ассанжем и Сноуденом придут другие, и нас ждут новые глобальные разоблачения и информационные протесты. При этом стоит быть готовым к тому, что процесс год от года будет обретать все более массовый характер, а имена корсаров, идущих на абордаж неприступных информационных бастионов государств и корпораций, будут появляться в публичном пространстве десятками и даже сотнями.

Можно сколько угодно восхищаться искусством разведки Чингисхана и могуществом венецианского Совета десяти, но стоит признать, что технологии тайной полиции в обществе тотальных коммуникаций перестают быть эффективными.

Это следствие развития информационных технологий. Это следствие того, что мы (и в первую очередь наши западные партнеры) называем — «открытое общество».

Это XXI век.

Евгений СЕМЕНОВ,

политолог.