к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
10:07 Вторник, 9 Июля 2013

ОШИБКА ПРОФЕССОРА ПОЛЕЖАЕВА

Сегодня нашей «трубоориентированной» экономике наука не нужна. Но завтра, благодаря новейшим научным разработкам и открытиям, которые ведутся во всем мире, на смену углеводородной экономике может прийти другая, скажем «гелиевая». Что мы будем делать с остатками никому не нужного газа и нефти — это не вопрос. Вопрос в том, что мы будем делать без собственной науки?

Евгений Семенов, политолог

В конце прошлой недели Госдума приняла во втором чтении законопроект о реорганизации Российской академии наук. Депутаты-гуманисты согласились, что торопиться не стоит, и заменили немедленное усекновение головы российской науки условно-досрочным освобождением ее от имущества.

По странному стечению обстоятельств в разгар публичных баталий о судьбах отечественной науки наткнулся я на фильм «Депутат Балтики». В конце фильма, действие которого происходит в 1918 году, главный герой профессор Полежаев произносит знаменитую фразу: «Мне предлагают кучу денег, дома, лаборатории, виллы, чтоб я бросил свою варварскую страну и переехал к ним. Так знайте же: я остаюсь здесь, с моим народом, с моим правительством».

Не ведал старенький профессор, что пройдет сто лет и правительство страны, некогда аплодировавшей его гражданскому подвигу, уподобится герою другой известной истории — главе домкома Швондеру, пришедшему к профессору Преображенскому экспроприировать излишки жилплощади.

В истории с востребованностью науки Нижний Новгород является лакмусовой бумагой. Некогда закрытый город Горький — сосредоточие военно-промышленного комплекса советской империи — был одновременно и важнейшим научным центром. Десятки лабораторий, конструкторских бюро, институтов, обладавших не только научной, но и производственной базой, в которых трудились уникальные специалисты, составляли единый научно-производственный комплекс города, отличавший его от множества других городов страны. Десятки тысяч ученых, конструкторов, инженеров, или, как тогда говорили, представителей технической интеллигенции, составляли истинное лицо нашего города. Город обладал мощнейшим интеллектуальным потенциалом, по сравнению с которым Сколково может показаться кружком научного творчества при Доме пионеров (курсив мой – Е.С.).

Излишне говорить о том, что возможности, которыми обладал город, оказались невостребованными. В различных стратегиях, появлявшихся в последние 20—25 лет, Нижний виделся разработчикам чем угодно, но только не интеллектуальным и научным центром России. Постепенно потенциал, которым мы некогда обладали, был растерян, и город объективно скатился к серому провинциальному прозябанию. Профессор Полежаев умер, а инженер Забелин ушел торговать спичками… Что же осталось? Осталась жилплощадь, на которой прежде квартировала наука, но по смерти последней и за неимением прямых наследников она отчуждается. Именно этот процесс мы сейчас и наблюдаем во всероссийском масштабе.

Впрочем, это лишь инсайдерские стенания, до которых, скорее всего, нет дела большинству граждан огромной страны, решивших, что катание на углеводородной трубе, как на банане, — это высшая форма жизни. Однако стоит напомнить, что суть аттракциона состоит в том, что в один прекрасный момент надежное тело банана (трубы) может резко уйти из-под ног.

Сегодня нашей «трубоориентированной» экономике наука не нужна. Но завтра, благодаря новейшим научным разработкам и открытиям, которые ведутся во всем мире, на смену углеводородной экономике может прийти другая, скажем «гелиевая». Что мы будем делать с остатками никому не нужного газа и нефти — это не вопрос. Вопрос в том, что мы будем делать без собственной науки?

Евгений СЕМЕНОВ,

политолог.

Впервые материал опубликован в «Нижегородском рабочем» 09.07.13