к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
13:04 Четверг, 4 Апреля 2013

Кризис партийно-политической системы России

3 апреля, на заседании Нижегородского Эксперт-клуба, посвященном партийно-политическим проблемам, были представлены результаты исследования, проведенного Приволжским филиалом Института социологии РАН. Выводы нижегородских политологов и социологов вызвали оживленную дискуссию и споры. По окончании встречи мы попросили экспертов ответить на вопрос: «Что является главной проблемой нынешней партийно-политической ситуации, и каковы перспективы разрешения этой проблемы?»

 

Максим Лубяной, директор ПФ Института социологии РАН

Если бы выборы в Госдуму состоялись завтра, «ОНФ» получил бы 11%. У нас парламентские партии имеют меньше

В свете нынешней политической ситуации, которая складывается в соответствии с последним законом о партиях, которых стало очень много, мы решили выделить в своем исследование «Общероссийский народный фронт», отделив его от «Единой России» и померить как самостоятельную, (возможно в будущем) партийную структуру. Конечно, это пока не партия, этот вопрос, я думаю, будет решаться на съезде, который у них в июне будет. Но нам стало интересно, каковы перспективы «Народного фронта» на самом начальном этапе, на этапе становления. Исследование у нас проводилось по всей области, выборка состояла из 1600 респондентов. И результаты мы получили в этом плане достаточно неожиданные. «Общероссийский народный фронт» получил с нуля 11% поддержки. То есть, если бы выборы состоялись в Государственную думу завтра, то он именно сейчас получил бы 11% голосов избирателей. У нас парламентские партии имеют меньше.

На наш взгляд, «Народный фронт» сейчас совершенно четко позиционируется и отстраивается от «Единой России». Раз мы уже видим их разделение электоральное, то значит можно говорить, что такой потенциальный ресурс политический никто просо так не выкинет и терять не будет, его будут наращивать. Учитывая, что антирейтинг «Единой России» составляет 25%. Это очень много! Тем более, что по сравнению с выборами в

Государственную думу, которые состоялись в декабре 2011 года, реальный рейтинг партии не возрос. Даже если брать официальные цифры, в Нижнем Новгороде «Единая Россия» получила 37%, а у нас сейчас область целиком показывает 32%.

В опросе мы просили указать не только партию, но и ее лидера. Лидером «Единой России» мы поставили Дмитрия Медведева. А в «Общероссийском народном фронте» – Владимира Путина. Это не значит, что поддержка Путина – 11%. Но его желание приобрести вес не только политический, но и как личности, очевидно. Потому что ОНФ явно сейчас выстраивает идеологию. Потому что у «Единой России» четкой идеологии не было. ОНФ идет по пути более левых взглядов. Я думаю, это больше привлекает людей.

Евгений Семенов, политолог

Если возникнет партия, объединяющая идеи «социалистов» и «националистов», то она может получить электоральную поддержку

На мой взгляд, серьезную проблему, составляют процессы, которые мы не можем наблюдать воочию, но которые, несомненно, получают развитие на уровне массового электорального подсознания. Я имею в виду угрозу перехода к радикалистским методам разрешения болезненных противоречий современной российской политики. Наше исследование выявило эту тревожную тенденцию.

Формируя цели исследования, мы задались вопросами: «А чего на самом деле хотят наши избиратели? Чему они отдают предпочтения? Какие ценности являются для них истинными, желаемыми? Используя аксиологический подход, мы предложили респондентам четыре модели устройства государства и попросили выбрать ту, которая им наиболее близка. Каждая модель включала в себя императивный набор ценностей, характерных для той или иной идеологии – «либеральная», «консервативная» (государственническая), «социалистская» и «националистическая». Условные названия от участников опроса были скрыты.

Опрос обнаружил, что подавляющее большинство (54%) склоняется к «социалисткой» модели. Вместе с тем, достаточно высокий процент поддержки получила «националистическая» модель – 12,6%. Само по себе это уже тревожная тенденция.Гипотеза нашего исследования состоит в том, что, «если возникнет некая новая партия, объединяющая идеи социалистов и националистов, то такая партия может получить серьезную электоральную поддержку». Эта тенденция не может не вызывать опасений. Излишне проводить исторические аналогии и вспоминать про 1933 год.

Но тревогу вызывает не только это обстоятельство, но и реакция на предложенную гипотезу представителей провинциальной политической элиты и части экспертного сообщества.Дело в том, что даже «просвещенные» политики и эксперты оказались не в состоянии оперировать абстрактными понятиями и восприняли гипотезу как конкретный полит.технологический прогноз. Часть из них просто не поняла, что речь идет о ценностных ориентациях населения, а не о конкретных партийных проектах. Экстраполируя ту или иную систему ценностей на свою партию, они удивили присутствующих неистовой убежденностью в том, что обладают монополией на те или иные общественные ценности. Что же касается других «оппонентов», то не может не печалить их привычка мыслить примитивно-прагматически. Используя самые тривиальные оценочные лекала, в той или иной мере сдобренные кургузыми метафорами, они оперировали пропагандистскими стереотипами, не умея понять, что речь идет не о конкретных политических сценариях, а об опыте морфологии проекций электорального подсознания.

Все это также не может не тревожить, потому что предложенная нами (вполне верифицируемая) гипотеза обнаружила не только латентные нарывы общественного сознания, но и неготовность действующих политических и околополитических структур и институтов ответить на назревающие вызовы.

Александр Прудник, социолог

«ЛДПР» и «Справедливая Россия» – это партии, сходящие с политической арены

Наши исследования показывают, что у нас партийная система вступила в период трансформации, и эта эпоха трансформации, которая наступает, переформатирует нынешнее политическое пространство. Запрос на эту трансформацию идет не только со стороны правящей элиты, которая сейчас выступает инициатором изменений. Запрос этот идет со стороны общества.

Дело в том, что общество не удовлетворено нынешней политической системой, в том числе её партийной составляющей. Об этом свидетельствует все время снижающееся участие в выборах граждан. Таким образом, сейчас победителями становятся партии или кандидаты, которые получили 30 или 40 процентов голосов от 12 -15 процентов пришедших. То есть даже победители
сейчас представляют всего 5-7% общества. Отказ от участия в выборах – это вотум недоверия, который выносит гражданское общество нынешней партийной системе. В результате правящая элита понимает, что всё-таки партийная система является инструментом управления обществом. Сейчас элита обеспокоилась необходимостью этот инструмент модифицировать, снова сделать его привлекательным для избирателей. Поэтому именно сейчас запущен процесс переформатирования.

Этот процесс закончится понятно чем: какие-то из нынешних партийных структур должны сойти на нет. Это, во-первых, «ЛДПР», и судьбу с ней разделит «Справедливая Россия». Это партии, сходящие с политической арены. Это партии, у которых будет происходить распад структур и партийных и электоральных. Встает вопрос о том, что будет взамен. Взамен запущен глобальный проект «Общероссийского Народного фронта». Он запущен, чтобы перехватить ту часть общества, которая сейчас полностью разочарована партией «Единая Россия». Эта партия является важнейшим инструментом, поскольку через нее проходит формирование части правящей элиты. И в результате настоятельной необходимостью стало формирование новой политической структуры, которая была бы избавлена от всего негативного шлейфа связанного с дискредитировавшей себя и полностью морально изжившей себя «Единой Россией». Вот как раз Народный фронт и планируется на ее замену.

Если эта схема будет применена, то надо сразу сказать, что «Народный фронт» станет победителем на будущих выборах. Тем более, что идеологически «Народный фронт» выстраивается не как движение или партия с четкой идеологической позицией, а как движение или партия полностью подстраивающаяся под настроения общества.Вот у нас прошел опрос по идеологическим предпочтениям. Мы видим, что установки следующие: сильное социальное государство, к тому же национально ориентированное. Я гарантирую, что идеологически «Народный фронт» будет ориентироваться на эти позиции. То есть для того, чтобы всем понравиться. Это схема была опробована при создании «Единой России» и будет еще раз испробована.

Есть хороший вопрос: «Перейдут ли люди из «Единой России» в «Народный фронт?» Перейдут, но не все. В этом и заключается весь смысл. Существенная часть этой элиты, которая стала для власти баластом, будет сброшена. Этот сброс уже сейчас происходит. Например, их заставляют уходить из Думы. Их заставляют уходить из Совета Федерации. Это решение, которое они должны лично принять. Их нужно принудить, в отдельности каждого. В варианте новой структуры это произойдет массово. То есть процентов 30 – 40 людей, которые прошли через «Единую Россию», просто не попадут в «Народный фронт» и будут выброшены. Ситуация очень проста, поскольку главное содержание политического процесса - это не партийный процесс, а процесс консолидации правящей элиты. Правящая элита приняла решение консолидировать свои ряды за счет резкого уменьшения своей численности, повысив контроль над обществом. Они эту задачу поставили, справятся они с ней или нет – это другой вопрос, но численность будет резко уменьшаться. То, что от источников финансирования, от источников кормления будут отрезаны значительные группы нынешней элиты – это несомненно. Процесс будет болезненным. В связи с этим будут возникать конфликты. Именно поэтому в процессе консолидации правящая элита будет ориентироваться на жесткие авторитарные формы правления.

Если 7-10 лет назад у нас народ продолжал голосовать за личности сердцем, то по тем замерам, которые мы сделали, выходит, что личность в партийном строительстве перестала играть большую роль. Я думаю, что изменение произошло после последних выборов в Государственную думу. Надо сказать, что в глобальном смысле мы идем к такой нормальной западной модели, когда существует партия, у партии есть сторонники и независимый лидер. Партий одного человека было много. Я думаю, что те новые партии, которые появляются, они идут по идеологическому пути. Сколько их останется до выборов 2018 года - неизвестно.

Александр Жмыриков, политический психолог

По устойчивости к критике извне, КПРФ и «Единая Россия» имеют позитивный баланс. «Справедливая Россия» – нулевой баланс, а все остальные – ниже нуля

Наше исследование посвящено только ядерному электорату партий, то есть основному партийному избирателю. Ведь есть так называемая оболочка электората, те чья точка зрения меняется. Сейчас не горячий период выборов, поэтому об оболочке говорить не приходится. Коммунисты являются лидерами по сплоченности ядра. Но не по всем показателям сплоченности, а по одному главному показателю, показателю «единородности». То есть у сторонников КПРФ очень близки мотивы электорального поведения, оценочные критерии и стереотипы поведенческих действий. Электоральное ядро коммунистов едино. В этом явная заслуга менеджеров КПРФ, которые работают очень грамотно со своим избирателем. В процессе работы с ним они отсекают те ценности, которые отвлекают избирателя от главной цели. Очень ярко преподносят своему избирателю те ценности, которые сплачивают и, наконец, очень умело направляют их поведенческие действия.

Показатель сплоченности «Единой России» почти в два раза меньше, чем у КПРФ по двум причинам. Первая заключается в том, что они старались в свое время объять необъятное. Они включали в свои ряды, желая того или нет, представителей разных бюджетных организаций, представителей самых разных социальных слоев и мировоззрений, и они не удосужились работать с ними над унификацией их воззрений, их ценностных ориентаций, их мотивов. На самом деле, я вижу здесь то, что менеджеры «Единой России» работают от выборов до выборов. Применение административного ресурса – это не работа с избирателями. Поэтому их электорат все больше отчуждается от партии.

«Справедливоросы» еще пока держатся на плаву. Их удерживают их социалистические идеи, хотя с появлением новых партий на социалистическом направлении они, конечно, будут падать и пропадут. Участь ЛДПР очень печальна. Они последние пять лет очень неоднозначно позиционировали имидж своего лидера. Жириновский то позиционировал себя с ярких националистических позиций, то как либерал-консерватор, то в своей риторике становился близок к государственно-капиталистическому мышлению. Поэтому его избиратель так и не понял за кого же его зовут голосовать. Собрав в свое время вокруг себя за счет неординарных коммуникативных способностей достаточно широкий круг избирателей, он сейчас утрачивает свою популярность. Притягательность его имиджа падает, потому что, с одной стороны, за последние 10 лет появились коммуникаторы не хуже его. А с другой стороны, он каждый год подавал себя избирателям в разном новом обличии.

Но есть второй показатель, по которому «Единая Россия» лидирует, а КПРФ – на втором месте. Это показатель устойчивости избирателя партии к критике партии извне. То есть то ядро, которое постоянно голосует за «Единую Россию», не поддается критике со стороны и наоборот сплачивается все сильнее и сильнее. На самом деле парадокса здесь никакого нет. То есть функция рождает орган. Если мы берем гирю и поднимаем ее двадцать раз, то мышца у нас развивается. Точно также и здесь: нашу партию постоянно критикуют, и мы вынуждены находить какие-то ответы на возникающие вопросы критиков. Сначала мы теряемся, затем привыкаем, затем уже адаптируемся и находим ответы. «Единая Россия» находится в зоне критики в течение последних 10 лет. Критика нарастает, но она адаптируется, тренируется, и электорат ее становится устойчивым.

Интересно, что по показателю толерантности, то есть устойчивости к критике извне, только КПРФ и «Единая Россия» имеют позитивный баланс. «Справедливая Россия» имеет нулевой баланс, а все остальные партии ниже нуля, то есть вообще не выдерживают критики. Новые партии, которые родились в процессе жестких политических дискуссий, должны бы делать своему электорату прививку от размывающего внимания извне. Ничего этого нет. В итоге судьба этих новых политических партий будет печальна. Они никогда ничего не завоюют. Они не готовы свой электорат объединить под какими-то знаменами. Они ничего интересного и нового предложить своему избирателю не могут. Единственная из новых партий, которая пытается что-то сделать, - это «Гражданская платформа». Но для них близких перспектив я не вижу по одной простой причине: для того, чтобы отладить электоральную ситуацию, нужно, чтобы менеджеры на региональном уровне действовали в унисон с менеджерами на федеральном уровне. Но действия их лидера Михаила Прохорова отнюдь не эффективны. Он сработал на федеральных выборах и спокойно ушел в тень. Он не показывает яркую заинтересованность в региональных проектах.

Для КПРФ, чтобы быть менее чувствительными к критике со стороны, нужно выпить «озверина». К управлению КПРФ в регионе пришли интеллигентные люди. Это и Егоров, и Щербинин. Естественно, что с ними пришла молодежь, которая воспитана в достаточно просвещенном интеллигентском стиле. Естественно, что они несут с собой в массы очень уважительный стиль отношения к соперникам. Но добро у нас в России не бывает в белых перчатках. Добро должно быть с кулаками. Поэтому гораздо эффективнее здесь был бы менеджер, рвущийся на баррикады, которому все равно было бы на какие-то запреты, который мог бы организовать и сплотить не только интеллигентную часть электората. К сожалению для них, сейчас этого нет.

Нужно понимать, что чем больше «Единая Россия» будет терять голосов, тем агрессивнее она будет становится. Они думают, что партия власти устроит им равные выборы, и они на этих выборах победят. Да никогда она им этого не сделает. Понятно, что это равносильно самоубийству для нее. «Общероссийский народный фронт» получил в ходе нашего исследования рейтинг в 11% не только за счет тех, кто раньше не голосовал, но и за счет перетока электората «Единой России» с периферии. Может случиться так, что «Единая Россия» останется с очень сжатым ядром. Это ядро может сжаться до размеров ЛДПР. Если «единороссовские» менеджеры не хотят такого конца, то они должны обратить внимание на технологии. У нас в Нижегородской области менеджеры еще более слабо подготовлены, чем в центре.

Для «Справедливой России» ситуация осложняется тем, что на поляну партий социалистической направленности перетекает масса других, желающих работать в этом направлении. На этом поле с ней будет конкурировать вновь созданная партия «Родина». И не только она одна. Я думаю, что «Справедливая Россия» будет вынуждена отступать, тем более, что ее федеральные лидеры за последние годы доказали свою неспособность держать удар.