к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Декабрь 2016

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
28 29 30 47 1 39 2 11 3 2 4
43 5 46 6 33 7 38 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
12:03 Вторник, 26 Марта 2013

Мексиканский сериал с русским финалом

Рискуя оказаться в роли Кассандры, все же замечу, что Кипр для России может оказаться чем-то вроде экономического Чернобыля. И проблема кипрского дефолта — это не проблема небольшой группы российских бизнесменов и чиновников, это наша с вами проблема. То, что мы ее пока не почувствовали, не означает, что ее нет и мы не почувствуем ее завтра.

Евгений Семенов, политолог

Кипрский кризис, о котором на протяжении двух недель говорят все СМИ России, вошел в новую фазу. Парламент и правительство островного государства готовы «забрать» уже не 10 процентов, а 30 процентов средств, хранящихся в кипрских банках, при этом все банковские расчеты на Кипре по-прежнему заморожены.

Большинство сограждан с равнодушием взирает на события, которые так обеспокоили центральную российскую прессу. К искреннему недоумению массового российского телезрителя, читателя и слушателя по поводу столь пристального внимания к кипрскому вопросу иногда подмешивается легкое злорадство. Название знаменитого некогда мексиканского сериала «Богатые тоже плачут» вновь витает в воздухе, отражая основную оценку происходящих событий в широком общественном мнении.

Однако не стоит быть столь наивным, полагая, что кипрский кризис — это проблема только богатых. Нелепо думать, что это небесное возмездие различного рода жуликам, казнокрадам и спекулянтам, «набившим карманы краденым добром», но так и не успевшим им воспользоваться. Воспринимать «кипрский слив», в котором тонут деньги русских олигархов, как очистительное омовение библейского потопа, так же нелепо, как нелепа радость по поводу дождичка, который смоет грязь после ядерного взрыва. Дождичек-то радиоактивный.

Рискуя оказаться в роли Кассандры, все же замечу, что Кипр для России может оказаться чем-то вроде экономического Чернобыля. И проблема кипрского дефолта — это не проблема небольшой группы российских бизнесменов и чиновников, это наша с вами проблема. То, что мы ее пока не почувствовали, не означает, что ее нет и мы не почувствуем ее завтра.

Думаю, что ни у кого не вызовет затруднений вопрос о происхождении «русских» кипрских миллиардов. Можно приводить множество примеров, раскрывая те или иные схемы, но в основании любой из них, даже самой изощренной, всегда будет только одно — это деньги, которые собираются в России, но хранятся на Кипре (курсив мой Е.С.). Такова логика оффшорной экономики. Как возникают большие деньги в России, известно не только всему миру, но уже и нам. Достаточно вспомнить, что услуги ЖКХ выросли в цене за последние двадцать лет приблизительно в 500 раз, как сразу все станет на свои места с вопросом: «А чьи же это деньги арестованы на Кипре?»

Именно эта немудреная логика позволяет ответить нам на вопрос: «Кто же в конечном итоге пострадает от кипрского кризиса?». Арестованные в кипрских оффшорах деньги — это удар по русскому алчному капиталу, но удар не смертельный. Потери можно восстановить, потому что остались технологии производства денег, осталась и та удивительная страна с безмерно наивным населением, позволяющим этим деньгам обильно произрастать.

Нетрудно догадаться, что через некоторое время, когда российский бизнес оплачет кипрские потери, сто миллионов русских Буратино будут вовлечены в новые схемы относительно честного отъема денег с целью компенсировать миллиарды, утраченные в средиземноморской финансовой воронке. Нетрудно догадаться, что за потерянный кипрский рай для нескольких тысяч русских дельцов заплатит население России. Заплатит увеличивающейся инфляцией, галопирующей коррупцией, снижающимся уровнем качества жизни.

Евгений Семенов, политолог

Впервые материал опубликован в «Нижегородском рабочем» 26 марта.