к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Февраль 2017

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
30 31 66 1 66 2 69 3 17 4 4 5
73 6 61 7 50 8 71 9 55 10 13 11 4 12
61 13 64 14 47 15 59 16 45 17 13 18 5 19
55 20 40 21 52 22 10 23 11 24 1 25 26
27 28 1 2 3 4 5
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
Нижний Новгород. 05 Декабря. NewsNN.ru.

Помощник главы Татарстана Олеся Балтусова о сохранении исторического центра Казани

Олеся Балтусова — помощник главы Татарстана по вопросам сохранения исторического и культурного наследия. В интервью NewsNN она рассказала, как удалось остановить разрушение исторического центра в Казани. В Нижнем Новгороде вопрос сохранения памятников истории и архитектуры актуален. В 2017 году в бюджете области на 17% сократили финансирование на эти цели. На работу по охране памятников запланировано всего два миллиона рублей.
Помощник главы Татарстана Олеся Балтусова о сохранении исторического центра Казани

О приходе в аппарат главы Татарстана

Наши действия по охране памятников были точно такими же, как и сейчас по всей стране. Все, что может экскурсовод, журналист, эксперт, архитектор — это популяризировать памятники и указать на их критическое состояние. С 2008-2009 годов мы начали проводить бесплатные авторские экскурсии, просто чтобы показать людям Казань. В 2010 году был День единых действий по всей стране. Это была инициатива московского Архнадзора — самой боевой и инициативной организации. Они выступили против поправок в закон «Об объектах культурного наследия». Мы прошли с экскурсией по улицам Баумана, Джалиля, поговорили про Петропавловский собор, Дворянское собрание. Реставраторы комментировали состояние объектов. Дальше больше — появился проект «Казань, которую мы теряем». Мы старались привлечь как можно больше внимания. На наши встречи собиралось больше 80-100 человек. На второй раз появились «люди в штатском», которые за нами приглядывали, все больше приходило журналистов. Резонанс набирал силу.

fYtorzlRTp8.jpg

Фото: замглавы исполкома Казани Дамир Фаттахов, мэр Казани Ильсур Метшин и Олеся Балтусова

Когда сносилось несколько объектов подряд, я написала письмо, в котором очень красиво и интеллигентно пригласила президента Татарстана посмотреть на все своими глазами, пройти пешком по центру. Ведь это за ним все решения. Он неожиданно согласился. У нас было семь этих прогулок.

Кроме того, надвигалась Универсиада. Сейчас я понимаю, что правительство тогда тоже думало: «Что же делать?» Руководство приняло решение, как у нас часто бывает, неординарное и бьющее в цель. Оно взяло общественное движение в моём лице к себе на работу.

Решение перейти на работу в аппарат президента далось мне нелегко. Мне сказали: соглашайся, кто-то должен пожертвовать своей свободой ради государственных задач. Во всех городах есть такие активисты. Я знаю, что городские активисты в других регионах сначала соглашались, потом уходили. Или соглашались на общественных началах. Я тоже хотела на общественных началах, но мне сразу объяснили, что общественный помощник — классно звучит, но это «ноль» полномочий. Тогда пришлось принять решение. И в 2011 году, 6 октября, меня официально назначили на должность.

О пяти годах работы

За пять лет нам многое удалось сделать. Во-первых, ни одного памятника в Татарстане за пять лет не снесли. Во-вторых, мы смогли обратить внимание на те объекты, которые бы никто не заметил, или заметил, но поздно. Тогда в республике действовала программа «Мирас» («Наследие»), и мы разработали список объектов. Очевидно, что она сработала, хотя объекты были не в программе и финансировались отдельными постановлениями. Четыре музея сейчас закончены (Ленина, Боратынского, Толстого, Горького), начаты следующие — Шарифа Камала и Габдуллы Тукая, началось восстановление Национальной библиотеки, решается судьба гостиницы Дворянского собрания, дождался противоаварийных работ дом петровского времени — дом Михляева.

FcI9IP6e87o.jpg

Фото: Обход главой РТ Рустамом Миннихановым Старо-Татарской слободы в Казани

Все наши проблемы в том, что мы мало популяризируем сохранение памятников. Лекции, проведение выставок, в том числе открытых — это то, чем живет просвещенный европейски мир. У нас этого нет. Казанцы, в том числе мои друзья, когда мы защищали парк Черное озеро, говорили: «Что вы там защищаете вообще? Лужайка какая-то невнятная, пускай парковку строят!» Люди просто не знают — что такое памятник ландшафтной архитектуры. Поэтому наши митинги и защитные акции мы проводили в форме лекций. На Черном озере был согласованный митинг в форме фотовыставки, и экскурсовод водил пришедших с мегафоном от 16 века к 21-му.

О бизнесе

Бизнес потихоньку начинает понимать нас. Такой человек как Семин (Алексей Семин, миллиардер, председатель совета директоров компании УК «АС Менеджмент» — NewsNN), взявшись за исторические объекты, просчитал, что здания в центре, тем более памятники, можно сдать в аренду или выгодно продать. Они сделали больше всех к Универсиаде, взялись за 26 исторических зданий в центре. Сейчас в этих домах работы остановлены, к нашему большому сожалению. Их остановили после пожара в торговом центре «Адмирал» (компания Семина владела сгоревшим в Казани 11 марта 2015 года торговым центром — NewsNN). Чем дольше объекты стоят без тепла и жизни, тем дороже потом с ними работать.

Gls6fLoMVhg.jpg

Фото: Ректор Казанского медуниверситета Алескей Созинов, глава РТ Рустам Минниханов и Олеся Балтусова

В Старо-Татарской слободе глава Ассоциации рестораторов и отельеров, ресторатор Зуфар Гаязов вовремя понял, что это супер место. Рядом театр Галиаскара Камала, озеро, туристический маршрут. Он приобрел здание усадьбы Сабитовых, отреставрировал его и приспособил под ресторан национальной кухни. Сейчас он приобрел соседние четыре участка для воссоздания утраченной среды, планирует в них новые галереи, гостиницы и рестораны с разной ценовой политикой. Мы ему очень благодарны.

О льготах для бизнеса

У нас не хватает налоговых льгот для привлечения бизнеса. В законе они прописаны, но не работают. Сейчас в Татарстане кабинет министров готовит документ о льготной аренде объектов культурного наследия. Надеемся, что этот документ вскоре выйдет.

О Казани и Нижнем Новгороде

В Казани мы не имеем того объема наследия, особенно средовой застройки, который есть в Нижнем Новгороде и Самаре. У нас утрачено огромное количество объектов. Мы работаем ювелирно. В Нижнем Новгороде нужно реконструировать целые кварталы. Проблема в том, что застройщики кварталами скупают землю, чтобы снести несчастную деревянную застройку и поставить большие жилые комплексы. Мы уже прошли эту стадию градостроительных ошибок. Мы дышим над каждым объектом.

О финансировании

Бюджет выделяет средства только на реставрацию объектов, которые находятся в республиканской или муниципальной собственности. Либо может через аукцион передать их в аренду. В качестве примера могу привести Музей чак-чака в Казани, здание которого — объект культурного наследия «Дом купца Бигаева» — принадлежит республике. Оно отреставрировано за бюджетный счет и сдано через аукцион в аренду.

О поручении Минниханова

hNj7Z7qVzAw.jpg

Фото: Олеся Балтусова и Рустам Минниханов

В 2011 году я выступила на совещании с докладом об исчезающих объектах деревянного зодчества. Рустам Минниханов после моего выступления сказал министру лесного хозяйства Татарстана: «Деревянные дома — помогай». Министр ответил: «Есть». Они получили шесть объектов в историческом центре Казани. Это было нечеловечески сложно. За каждым домом закрепили определенный районный лесхоз. Предполагалось, что после реставрации министерство возьмет их к себе на баланс и будет использовать в качестве жилья для своих сотрудников. Но эти планы изменились, не все здания доделали, потом министр сменился. Но объекты остались, в них были вложены средства. Выделили около 30 миллионов рублей. Что могли, то и сделали, в принципе. Благодаря тому, что поручение провести проектно-исследовательские работы и далее курировать производство работ было поручено институту Татинветгражданпроект, лесники справились. Практика уникальная. С точки зрения реставрации, это нарушение, поскольку работали нелицензированные специалисты. Но эта норма в законе появилась только в 2015 году.

О других регионах

В других регионах аналогов моей работе именно в такой форме нет — полномочия с должностным регламентом, утвержденным приказом президента. В Петербурге у губернатора был или есть общественный советник Юлия Минутина, из градозащитного движения «Живой город». На первом съезде всех градозащитных организаций России в Санкт-Петербурге в 2013 году мы говорили о нашей эффективности. Я помню ее слова о том, что очень круто быть свободным градозащитником в свободной стране. Когда ты общественный деятель, ты можешь говорить, что хочешь — любая критика властей, любого крупного собственника, чиновника. А будучи внутри системы, даже когда ты просто советник губернатора на общественных началах, ты не можешь себе этого позволить. Это действительно борьба изнутри, она сложнее, но эффективнее. Так, я могу писать служебные записки с предложениями по принятию тех или иных решений на имя президента, сообщая, в том числе и о неисполнении его поручений. Участвовать в митинге я не могу. Но есть же и другие способы.

POu1Re1meUc.jpg

Фото: Обход исторического центра в Казани

В Уфе была попытка, но ничем не кончилась. В Москве между чиновниками и активистами стена, робкие попытки диалога постоянно прерываются очередным внезапным сносом, хотя и меньше в разы, чем лет пять назад. В Нижнем Новгороде и в Вологде общественные организации очень активны. В Вологде «Настоящая Вологда» взаимодействует с властями, там острый конфликт возникает по конкретному поводу, и открыто проговаривается, судя по публикациям. А в Нижнем это очень жесткое противостояние, к сожалению, утрата старого города продолжается. Активисты там очень грамотные, все эксперты по наследию, архитекторы. Советовать здесь трудно, слишком разный у нас опыт.

Общей может быть только претензия к предыдущим поколениям. 20 лет назад мы были детьми, и кто тогда защищал старый город? Что осталось нам в Казани сегодня? Суконной слободы нет, нет улицы деревянной резной Тельмана, сплошные «новоделы» и заборы, ни пройти, ни проехать. Мы рады сохранять и это. И называем свою работу ювелирной. Через 20 лет от Нижнего тоже мало останется такими шагами. И дети спросят — как вы могли допустить снос вот этой красоты на фотографиях? Неужели мы ответим, как и нам отвечают нынешние солидные люди, — «мы пытались спасать старину, но однажды устали, перегорели, не получилось, давайте любить наш город таким».

О полномочиях

Нас семь помощников, для каждого «нарезаны» свои полномочия. Утвержден должностной регламент. В моем прописано выполнение поручений президента и деятельность по сохранению и развитию объектов культурного наследия, градостроительная деятельность в исторических поселениях, вопросы развития музеев, туризма и туристических маршрутов. Если возникают вопросы по земельным отношениям, то я обращаюсь к коллеге, у которого земельные дела. Мы готовим докладные в адрес президента или руководителя аппарата и обозначаем стоящую перед нами проблему.

bdeILiqcHN0.jpg

Фото: Олеся Балтусова, Рустам Минниханов, заммуфтия РТ Рустам Батров, муфтий РФ Камиль Самигуллин

Я думаю, трудно сравнивать нашу ситуацию с Нижним Новгородом. Я не знаю, как у них выстроены межведомственные отношения, взаимодействие между бизнесом и властью. Мы со всеми бизнесменами, общественниками и инвесторами всегда встречаемся и проговариваем все детали. Со стороны республики им дается помощь, а они взамен что-то делают, это всегда вопрос договорной.

Возможно, такой опыт и нужно передать, чтобы активисты не были вынуждены прыгать перед президентом страны и кричать о маленьких деревянных памятниках. Это очень некрасиво. И президент должен сказать: «Если губернатор уважает нас с вами, то будем реставрировать памятник» (На форуме «Форума действий. Регионы» активистка попросила Владимира Путина помочь с реставрацией дома купца Смирнова — NewsNN). У нас бы тут все от стыда скончались. А там все тихо. Представителей «Спасграда» никто не пригласил ни в какой совет по реставрации этого дома. Это демонстрация неуважения. С активистами надо правильно работать. Нас научили выстраивать диалог, по основным направлениям получается, хотя есть и у нас недоработки. Со всей нашей осторожностью мы двигаемся вперед.

Источник фото: prav.tatar.ru

Татьяна Ренкова

comments powered by HyperComments

Последние новости