к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Февраль 2017

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
30 31 66 1 66 2 69 3 17 4 4 5
73 6 61 7 50 8 71 9 55 10 13 11 4 12
61 13 64 14 47 15 59 16 45 17 13 18 5 19
55 20 40 21 52 22 10 23 11 24 1 25 26
27 28 1 2 3 4 5
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
Нижний Новгород. 19 Февраля. NewsNN.ru.

Асхат Каюмов: Экологи всегда будут в оппозиции к любой власти

1 февраля 2016 года о прекращении своей деятельности на неопределенный срок заявил экологический центр «Дронт». Ранее Минюстом России он был внесен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента. Асхат Каюмов, долгие годы возглавлявший это экологическое объединение, теперь уже шутит: «Туда ехали – за ними гнались. Обратно едут – за ними гонятся. Какая интересная жизнь у людей!»
Асхат Каюмов: Экологи всегда будут в оппозиции к любой власти Фото: Кира Мишина

– Асхат Абдурахманович, еще в июле прошлого года вы вместе с губернатором Нижегородской области Шанцевым рука об руку провели пресс-конференцию по Чебоксарской ГЭС – как ведущий эксперт по проблеме. И вот ваша организация – «иностранный агент». Как вы объясняете для себя эту ситуацию?

– Мы попали в эту историю потому, что Минюст получил разнарядку и выполнил ее. По всей стране были разосланы списки самых «неудобных» и активных НКО, которых надо «замочить». Мы всегда были слишком неудобны для многих. «Русгидро» мы неудобны – ведем долгую борьбу против «68-й отметки» Чебоксарской ГЭС, «Росатому» мы неудобны – много сил потратили, доказывая нерациональность и опасность Навашинской АЭС. Правительству области с его позицией: «Инвестор – это священная корова, его надо сразу любить и ублажать», – мы очень неудобны. Потому что наша точка зрения такова: не все инвесторы одинаково полезны. Мы не против инвесторов, мы считаем, что, если к нам приходят с инвестиционными проектами, это не повод падать ниц. Это повод рассмотреть, что инвестор хочет сделать и, если это безопасно, делать. Да мы многим неудобны. И крупным игрокам на рынке, и мелким.

Вот только что мы судились с компанией «ТрансИнфо», которая взяла в аренду часть полигона промотходов у Заволжского моторного завода и устроила там бардак. Компания эта подала на нас в суд иск о защите чести и достоинства. И мы этот суд выиграли, потому что по нашему обращению туда пришли с проверкой Минэкологии, Росприроднадзор, прокуратура... Компания получила кучу штрафов и предписаний.

Мы же не пять тысяч рублей одной купюрой, чтобы всем нравиться. Наша задача – делать природопользование разумным.

– Как вы оцениваете природопользование в Нижегородской области сегодня?

– Если коротко, то основное природопользование в стране: хватай, тащи и плотнее набивай свои карманы. Мы громко говорим, что так нельзя, поэтому нас включили в список неугодных. Есть такой молодой человек – Роман Зыков, с его организацией НОД, которому велено было написать на нас заявление. Он сделал это, Минюст должен был отреагировать, он и отреагировал.

– Один из основных критериев, по которому НКО может попасть в этот реестр, – получение денег из зарубежных источников. Вы получали такие средства?

– Мы получали деньги из-за рубежа уже очень давно. И по каждому гранту, естественно, отчитывались перед всеми... Но вот нам в вину поставили получение в прошлом году 500 рублей за подписку на газету «Берегиня» от одной из мурманских организаций. Оказалось, что у них когда-то были какие-то поступления из-за рубежа. Таким образом, все средства, которыми они оперируют, теперь априори считаются иностранными. И наши 500 рублей – тоже. Мы получили грант от Русской православной церкви на исследование, посвященное святым местам, историческим памятникам и экологическим объектам вдоль течения Волги. Но патриархия выделила этот грант через свой фонд, у которого оказались какие-то связи с Кипром. Это тоже, оказывается, иностранный капитал. Нет у меня объяснения этим действиям.

– Еще один критерий – занятие политической деятельностью.

– Если слова «губернатор, ты не прав» воспринимать как политическую деятельность, то и вы, сидя на кухне с соседкой и произнося такие слова, этой деятельностью занимаетесь. А если расценивать политическую деятельность в классическом понимании, как борьбу за власть, то она нам, извините, нафиг не нужна! Потому что мы будем иметь сложности с любой властью.

– Разве в идеале не может быть власти, с которой вы найдете общий язык?

– Любая власть будет стремиться осваивать природные ресурсы по максимуму ради удовлетворения сегодняшних потребностей.

– Так что же будет дальше? Какое решение вы приняли?

– Будет общественное движение «Экологический центр «Дронт». Из прежней организации уволились все сотрудники, и я в том числе. Работу свою мы будем продолжать как общественное движение. Это не требует регистрации, не нужно наличие юридического лица.

– Какие, с вашей точки зрения, самые болевые экологические точки есть сейчас в Нижнем Новгороде и области? Давайте составим такой рейтинг от Асхата Каюмова.

– Первое место в этом антирейтинге, безусловно, занимает проблема мусора. Мы в нем тонем. Причем это проблема всероссийская. При наличии технологий сортировки и переработки бытового мусора и при отсутствии политической воли мы превращаем наши территории в массовые помойки. Есть еще проблемы производственных отходов. У нас в области тысячи крупных, средних, малых предприятий. И только четыре (!) зоны для утилизации промышленных отходов: в Выксе на металлургическом комплексе, в Заволжье на ЗМЗ, на Бору у стекольного завода, у ГАЗа – и все! А остальные тысячи производств? Кто задумывается, куда все эти предприятия утилизируют свои отходы?

Между тем в Европе в 2020 году решено прекратить выделять территории под мусорные полигоны. Стопроцентная переработка всех отходов жизнедеятельности – реальная вещь. Но не у нас, к сожалению.

Вторая по значимости проблема для Нижнего Новгорода – транспорт. Нельзя в мегаполисе одновременно строить в центре города крупные общественно-культурно-торговые объекты и пытаться решить проблему доступа к ним автотранспорта. А у нас это делается постоянно. А потому и пробки, и выхлопные газы нас будут преследовать.

И еще: если вы посмотрите генеральный план развития города, то в разделе «Транспорт» прочитаете, что приоритетное развитие должны получить экологически чистые и дружелюбные горожанам виды транспорта: трамвай, троллейбус, метро... Что происходит на самом деле? Тем, кто общественным транспортом пользуется, пояснять не надо.

Третья болевая точка – количество рекреационных зон и зеленых насаждений на каждого жителя. Сейчас у нас городская администрация отчитывается, что оно соответствует цифре 15 с небольшим квадратных метров на человека. Норма – 16 квадратных метров. Но как «наскребли» у нас эти пятнадцать «квадратов»? После наших обращений в администрацию в реестр рекреационных зон в городе внесли все мало-мальские участки зелени в городе. Например, бульвар у здания УВД на улице Горького, где на песок насыпали десять сантиметров земли и высадили траву; зеленый островок посередине площади Лядова; елку у кинотеатра «Октябрь» – их тоже посчитали. Только вот неувязочка: ни на бульваре у УВД, ни на этом островке посреди площади, ни под этой несчастной елкой горожане отдохнуть и надышаться свежим воздухом не смогут. А в отчетах все почти нормально.

– Как вы оцениваете сегодня проблему Копосовской дубравы? Некоторое время назад эта тема очень активно обсуждалась.

– Я бы сказал, что это сейчас локальная беда. Как и планируемое массовое строительство в Кузнечихе вокруг Щелоковского хутора и ботанического сада, там собираются строить элитное жилье рядом с частным сектором, в котором элементарно не хватает воды. Это локальные «горячие точки».

С Копосовской дубравой ситуация парадоксальная. Проект низконапорной плотины предполагает, что через Копосовскую долину должна пройти ЛЭП. Высоковольтная линия электропередачи, проходящая через жилой (предполагающийся там) микрорайон – нонсенс. Налицо несогласованность проектов. Вероятность отбить эту территорию от застройки есть.

Там как раз можно рекреацию для людей оборудовать. Ведь и рекреационную опцию нужно растаскивать из центра. Это ненормально, когда полуторамиллионный город на выходные съезжается на площадь Минина погулять. Такие точки притяжения должны быть в каждом районе.

– Асхат Абдурахманович, уже понятно, что «Дронт», уже в другом, нежели ранее качестве, свою деятельность прекращать не собирается. Напомним, как все начиналось?

– «Дронт» возник в 1989 году. На два года раньше Российской Федерации, между прочим! Это произошло на первой волне появления молодежных центров. Тогда комсомолу сказали: «Вы можете немного попробовать «подкалымить». И появились первые молодежные центры, которые в основном открывали видеосалоны и крутили всякую порнуху, американские боевики. Потом в ЦК ВЛКСМ (Центральный комитет Всесоюзного ленинского коммунистического союза молодежи) решили, что кроме видеосалонов молодежные центры должны бы заниматься чем-то еще. И в Москве создали молодежный экологический центр.

К нам в дружину охраны природы университета пришли люди из горьковского обкома ВЛКСМ и предложили создать такой центр. Мы долго обсуждали эту тему, я ездил в Самару, где такой центр уже был, – решились. Первым учредителем нашего центра стал обком ВЛКСМ.

– Какими направлениями вы тогда занимались, какие проекты запускали?

– Да чем мы тогда только не занимались из экологической сферы. Ну, кроме стандартных вещей, мы, например, дорабатывали технологии по очистке. Мы создавали различные временные творческие коллективы из межсекторальных групп специалистов. Например: профессор из университета, доцент из строительного института и механик из политеха. Такие проекты мы делали несколько лет подряд.

Практически сразу начали заниматься охраняемыми природными территориями – обследованием, проектированием, созданием документации. Занимались экообразовательными вещами. С этого начиналось. Ну, комсомол вскоре стал разваливаться, и мы ушли в свободное плавание.

– В последние годы «Дронт» стал разветвленной структурой с различными направлениями деятельности. Даже фольклором вы занимались. Как сочетаются экология и фольклор?

– А дело в том, у коренных народов в тех местах, где они жили веками, огромное количество экологосообразных традиций! Например, нельзя ходить в лес в определенное время года. Начинаем соотносить, и оказывается, что именно на этот момент приходится пик размножения у животных. Нельзя ходить потому, что там зайчата, лосята, лисята. Напугаешь – мать бросит, и они погибнут.

Был такой обычай: в период нереста рыбы в селах, стоящих по берегам рек и озер, не били в колокола. Чтобы не напугать нерестящуюся рыбу. Это не патриарх велел, это были именно местные традиции.

– Асхат Абдурахманович, вы оптимист или пессимист?

– Я реалист. Как в анекдоте: «Оптимист учит английский, пессимист – китайский, а реалист – устройство автомата Калашникова». Нам значок такой сделали. Там написано: «Дронт вымрет? Не дождутся!»

Татьяна Кузнецова

Справка.

Асхат Абдурахманович Каюмов

Образование – биолог, специализировался по кафедре физиологии и биохимии человека и животных Нижегородского государственного университета имени Н. И. Лобачевского. Работал учителем биологии в школе, старшим инженером-гидрохимиком Горьковского рыбокомбината, старшим инструктором областного совета Всероссийского общества охраны природы. В декабре 1989 года создал и возглавил областной экологический центр «Дронт». В апреле 1993 года по предложению губернатора Нижегородской области Б. Е. Немцова организовал и возглавил департамент по охране природы и управлению природопользованием в администрации области. С апреля 1998 года уволился из администрации области и руководил экологическим центром «Дронт».

Экологический центр «Дронт»

Создан в 1989 году для осуществления различных природоохранных программ и проектов. За время своего существования прошел ряд юридических форм (молодежный центр, товарищество с ограниченной ответственностью, общественное учреждение, общественная организация). Ныне экологический центр «Дронт» – неправительственная организация зонтичного типа, действующая без государственной регистрации и приобретения прав юридического лица.

comments powered by HyperComments

Последние новости