к
а
л
е
н
д
а
р
ь

Февраль 2017

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресенье
30 31 66 1 66 2 69 3 17 4 4 5
73 6 61 7 50 8 71 9 55 10 13 11 4 12
61 13 64 14 47 15 59 16 45 17 13 18 5 19
55 20 40 21 52 22 10 23 11 24 15 25 4 26
27 28 1 2 3 4 5
НОВОСТИ
НИЖНЕГО НОВГОРОДА
Нижний Новгород. 15 Апреля. NewsNN.ru.

Пушкинист Джулиан Лоунфельд представил в Нижнем Новгороде новый театральный проект

Переводчик с восьми языков, поэт и композитор, он влюблен в творчество Пушкина и выпустил единственный англоязычный сборник избранной поэзии и биографии Александра Сергеевича.

Его называют «адвокатом Чебурашки», поскольку Джулиан Генри Лоунфельд, будучи специалистом по защите интеллектуальной собственности, неоднократно защищал в судах авторские права российских киностудий «Союзмультфильм», «Мосфильм» и «Ленфильм».

Лоунфельд – человек академического образования, изучавший творчество великого русского поэта в Ленинградском государственном университете.

Пушкинист Джулиан Лоунфельд представил в Нижнем Новгороде новый театральный проект

Джулиан не раз бывал на фестивале «Болдинская осень», в прошлом году приезжал с творческим вечером в арт-пространство «ИванЪчайная», и вот снова вернулся в Нижний Новгород. Достигнута договоренность о постановке в центре культуры «Рекорд» спектакля «Маленькие трагедии». Джулиан Лоунфельд выступил сценаристом, режиссер спектакля Влад Маленко – актер, режиссер «Театра на Таганке» и «Тетра поэтов» (Москва).

Джулиан, вас называют «главным пушкинистом англоязычного мира». Получается, что вы знакомите с творчеством Пушкина нас, русских. При этом теперь выбрали форму театральной постановки, почему?

- Есть такой парадокс. Мы говорим: «Пушкин наше все! Мы все его знаем, мы все его любим, мы живем с ним». Но при этом мы его не знаем. Потому что не живем по-пушкински. Потому, может быть, что читать поэзию с полным погружением сложно. Мы отвлекаемся, откладываем книгу в сторону, теряем настроение стихов.

Мне кажется, что один из наилучших способов узнавать поэзию – театр. Там мы сразу можем получить нужную дозу этой энергии.

Я считаю, что «Маленькие трагедии» самые концентрированные дозы поэзии в драматической форме. И плюс ко всему, это произведение абсолютно доступное. Чтобы понять такое произведение, как «Борис Годунов», надо знать русскую историю, государственность, строй, религию, политику, Карамзина желательно почитать.

Каждый знает, кто такой Моцарт, каждый знает, кто такой Дон Гуан, хотя бы после пятнадцати лет. А «Пир во время чумы»? Мы же живем во время такого пира!

И Цветаева, и Блок, многие другие поэты и писатели – все были в восторге от «Маленьких трагедий».

Обратите внимание, у автора в этом произведении конфликт проявляется в самом начале действия, и он обострен до максимума! Шекспир, например, до третьего акта только знакомит нас с героями и их отношениями. Пушкин сразу задает такой ритм действия, что, если ты отошел помыть руки, ты все пропустил. Это абсолютная магия концентрированной поэзии.

Какой парадокс в названиях! Трагедия не может быть маленькой, как рыцарь не может быть скупым, как камень не может прийти в гости, и какой пир может быть во время чумы? Парадокс заложен в это произведение изначально. «И гений, парадоксов друг!».

При этом я нахожу в «Маленьких трагедиях» невероятный источник юмора, любви, добра, света, веселья.

- Но на сценических площадках практически не встретишь это произведение, почему, как вы думаете?

- Их действительно достаточно редко ставят. Сложилось историческое мнение, что это несценичное произведение. Я скажу так – по-авторски, это действительно сложно сделать. В чистом виде перенести на сцену непросто.

Но если исходить из того, что главный в этой истории должен быть не режиссер, а поэт – все становится понятно.

- Как вы видите эту постановку, в каком стиле это будет сделано?

- Я предлагаю акт «неслыханной наглости» ставить только то, что написано и по оригиналам. Это должен быть самый что ни на есть классический театр. Без всяких кожаных курток и других современных атрибутов.

В наше время, это уже смелость – ставить то, что написал автор. Не затрагивая, например, проблем нетрадиционной ориентации. Я ничего не имею против, я за свободу. Есть такие пьесы. Но у Пушкина этого нет!

Недавно в Москве я смотрел в одном театре пьесу Чехова и ушел в первом антракте. В классическом произведении авторы умудрились показать несколько поставленных половых актов на сцене. Мне это претит. Почему-то стало принято ставить «Сказку о голубой рыбке», так получается... Это уже не поэзия.

У вас принципиально другое отношение к драматургии и поэзии в драматургии?

- Вы знаете, откуда произошло слово «сцена»? От древнегреческого «скена», алтарь, и отсюда – служение. Цель театра – довести нас до катарсиса. В конце спектакля мы должны оставаться погруженными в глубокую задумчивость. Мы должны переживать.

Я ратую за возвращение театра к своим классическим корням. Пушкин сам по себе – ренессанс, романтик, но при этом абсолютный классик.

- Вы работаете над сценарием сейчас, или он уже готов?

- Все уже сделано. Сценарий был написан на английском, в моем переводе, естественно. Я написал музыку к спектаклю, и он даже был поставлен в Нью-Йорке в центре Михаила Барышникова. Но на русском языке спектакль впервые сыграют в Нижнем Новгороде.

Кстати, у Пушкина написано «Лаура поет», но что она поет, не указано. Поэтому текст для песни я выбирал сам, естественно, это пушкинский текст. Поскольку я реально живу с Пушкиным в душе, я просто все чувствую. Извините, что это так громко звучит: американец, заявляющий, что он знает русского поэта лучше русских.

- Кто будет играть спектакль?

- Это будут нижегородские и московские актеры, а может быть даже и иностранные, посмотрим.

- А кто будет финансировать постановку?

- Мы обсуждаем этот вопрос с Олегом Шакирским, художественным руководителем центра «Рекорд». Решили, что будем привлекать спонсоров и меценатов к участию в проекте. Не из Нижнего Новгорода – есть москвичи, питерцы и даже, возможно, финансово поучаствует один человек из Канады. Но если нижегородцы захотят помочь, мы будем рады, конечно.

- Уверена, что постановка будет для центра «Рекорд» действительно громким событием. А что дальше? Это не станет одноразовой акцией?

- Это было бы не по-пушкински. Одноразовые бывают шприцы и бахилы. Театр не шоу-бизнес, где можно поставить один большой концерт, собрать деньги и забыть. Это должно длиться, спектакль должно посмотреть много людей. Цены на билеты не будут заоблачно высокими, чтобы постановка была доступна для многих зрителей.

Мы создадим репертуарный театр, первая постановка не будет последней. Мы планируем развиваться.

Татьяна Кузнецова 

comments powered by HyperComments

Последние новости